Хоть и не после Бога, но все же – первый...

Имя этого простого человека, скромного в жизни и после нее, всегда было на слуху, как у друзей, так и недругов. Ему завидовали и желали успехов от души, он пользовался колоссальным вниманием у женщин и таким же колоссальным набором неприязни у своих начальников. Он дерзил своим начальникам и был дерзким в смертельных атаках противника. Его называли «Первый после Бога», незаурядным командиром-подводником и не менее незаурядным неудачником штабных разборок. Имя его и сегодня на слуху тысяч ветеранов флота и историков, ибо имя ему –  Маринеско. И 15 января, когда Александру Ивановичу исполнилось  бы сто лет, его имя вновь оказалось востребованным историей.

«Атака века», «Первый после Бога», «непревзойденный ас», «кумир советских подводников» – все это сказано о нем – Александре Маринеско, но уже после Великой Отечественной войны. Сказано тогда, когда этих слов Александр Иванович уже не мог услышать. Всего полвека отвела ему судьба для жизни, но жизнь человека, как известно, продолжается до тех пор, пока о нем помнят. Помнят и о командире легендарной подводной лодки с несчастливым счетом «С-13». Помнят историки, помнят ветераны флота, помнят кинопродюсеры и режиссеры.

Его звездный миг наступил в последнюю ночь января 1945-го, когда благодаря умелым, решительным, а местами, и отчаянным действиям, был потоплен военный транспорт «Вильгельм Густлофф», споры о потоплении которого и гибели части пассажиров на нем, не утихают до сих пор.  А спустя три дня, в ночь с 3 на 4 февраля этой же лодкой, «эской тринадцатой», был потоплен другой военный транспорт «Генерал фон Штойбен».

Суммарный тоннаж потопленных кораблей и судов противника вмиг превратил молодого командира в рекордсмена среди советских подводников. Но ни звания героя Советского Союза, ни «повышенных» чинов и званий не получил дерзновенный  командир. Значительная часть знатоков военно-морской отечественной истории на основе фильмов и «документальных экранных  версий» сразу же даст ответ – во всем виновата женщина. И, отчасти, будут правы, ибо, как говорят на флоте, такое «имело место быть».

В новогоднюю ночь 1945-го в одном из ресторанов финского города Турку Александр Иванович, очарованный прекрасной шведкой – хозяйкой ресторана, остался с ней на ночь и, соответственно, не прибыл на свой корабль. СМЕРШ, как известно, в те годы работал безупречно, и вывод напрашивался один – за оставление корабля его командиру полагался только один вид наказания – офицерская штрафная рота. К слову сказать, такой страшной судьбы не избежал и командир прославленного монитора «Железняков» капитан-лейтенант Маринушкин, «оставивший корабль по заведомо ошибочному приказу старшего начальника» и погибший в составе 613-й штрафной роты Черноморского флота в районе Малой Озерейки под Новороссийском. Но на календаре был уже победный 1945-й, да и авторитет у Маринеско был весомым. Сложно сказать, что перетянуло весы решения командования, но Александр Иванович остался командиром «тринадцатой» и с решимостью искупить свою вину вышел в тот славный поход.

О перипетиях того похода, как и предшествующих подвигах (причем, как в прямом, так и переносном смысле) прекрасно показано в двух художественных фильмах «О возвращении забыть» и «Первый после Бога». Их нельзя назвать приближенными к реалиям, но то, что в основе каждого – имя и подвиг экипажа Маринеско – это правда. Но жизнь на экране и жизнь в ней самой, как говорят в Одессе – две большие разницы.  После возвращения из похода и вручения желанных жаренных поросят, все же, надеялся Александр Маринеско на прощение и признание заслуг, если и не его личных (ведь понимал командир свою вину), то уж экипажа – точно. Увы. Признания заслуг не последовало, а последовала депрессия командира, усиленная определенным объемом горячительных напитков. Да и война уже подошла к концу, и героизм, наряду с опытом  подводника-аса уже не был нужным.

Результат не стал себя долго ждать, и сразу же после завершения боев на Дальнем Востоке и окончании Второй Мировой войны 14 сентября 1945-го вышел приказ № 01979 наркома ВМФ Николая Герасимовича Кузнецова: «За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Краснознамённой бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение Военного Совета этого же флота». А спустя  два месяца 25 ноября 1945-го командир тральщика Таллиннской военно-морской базы Александр Маринеско с той же формулировкой был уволен в запас, без права начисления пенсии… Дата 25 ноября стала жестокой в жизни отважного и отчаянного подводника – 25 ноября 1963-го он ушел из жизни. И, видимо, вспомним мы в этом году не только его столетие 15 января, но и пятидесятилетие его вечной памяти… А память о нем осталась. 5 мая 1990-го Михаилом Горбачевым как Президентом Союза ССР был подписан Указ: «За мужество и героизм, проявленный в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. присвоить звание Героя Советского Союза (посмертно) капитану 3 ранга Маринеско Александру Ивановичу». Но не Горбачева и Язова в этом заслуга, а авторов фильма «О возвращении забыть», снятого одесситами в 1985-м, который всколыхнул общественное мнение. И в двух городах-героях – Одессе и Ленинграде развернулось широкое народное движение за присвоение Александру Маринеско звания Героя Советского Союза.

Справедливость, как говорится, восторжествовала. А в родной Одессе и ряде других городов, где, так или иначе, оставил свой след Александр Маринеско, появились мемориальные доски с его именем, улицы и переулки, памятники, которые в день 15 января, конечно, будут посещаемы и вспоминаемы.

Кстати говоря, помнят Александра Маринеско не только в Украине и России, но и Молдове, усиленно налегая на то, что имя Александру Маринеску также принадлежит и молдавскому народу.

Человек, и так уж устроен мир, в своей жизни совершает и проступки, и поступки. Не обошли они вниманием и Александра Маринеско, героизм и трагизм которого шли с ним все время рядом. Он помнил слова своего первого капитана о том, что безудержная удаль приведет его или к славе, или к беде. Так оно и произошло, и мы не будем обелять командира Маринеско за те проступки, за которые ему и при жизни было стыдно, и за которые он страдал в лагерях. Но мы не вправе и забывать о том, что это он – Александр Маринеско, пусть и в последние месяцы войны, но заставил уважать советских подводников на Балтике, тех самых подводников, которых якобы уничтожили в 1942-м. Да, он не был «личным врагом фюрера», как некоторые ошибочно утверждают, но он был тем самым одесситом Сашкой, у которого риск и отвага шли впереди расчетов и предназначений.

5
1
Средняя оценка: 2.90909
Проголосовало: 77