«Если я доживу до весны…»

* * *

.
Если я доживу до весны,
Если сны перед явью честны,
Если, встречен последней звездой,
Поздним слухом во мгле различу:
"Не твори, не гори, не пророчь", -
Уподобясь, дивясь, палачу,
Что проникся безликой бедой,
Разрыдается гулкая ночь.
Отвернётся, смущаясь, смутив,
Бледной тучей прикроет луну.
Я забуду вчерашний мотив,
Я затверженный сон прокляну,
Безответно уже не усну.
Только пусть эта ночь доживёт,
Уходя, предрешит оборот.
Успокоятся тени в лесу.
Межпространственный скроется код.
Я прощанье с собой унесу.
.

* * *

.
Е.М.

.
Когда забудем вместе обо всём,
Что нас когда-то мнимо разлучало,
И, рук не размыкая, пронесём
По городу счастливое начало;
Когда проснётся для двоих рассвет,
Когда простимся с павшею листвою,
Когда, не веря милости примет,
В былое окунёмся с головою;
Когда январский ошалевший снег
Нарушит миг взаимного покоя
И Вашу дрожь полуприкрытых век
Посмею снова разгадать легко я;
Когда разделим наш сердечный гнёт,
В котором нам не будет одиноко,
И грезить состояньями начнёт
В потоках ветра старая осока;
Когда помчимся в лето напролом,
Свои кляня притворства пережитки,
Когда друг друга наконец поймём
Наперекор очередной попытке;
Грядущее когда заметит нас
И ляжет нам в раскрытые ладони,
Когда печально выверенный час
Замрёт на убывающем перроне…
Тогда не станет брошенных теней,
И в них себя мы точно не узнаем;
За сонмами несовершённых дней
Неведомое возомнится раем.
Тогда свободно будем мы брести,
Куда скитальцев выведет кривая,
И глаз уже не сможем отвести,
Как в первый раз друг друга узнавая.
.

* * *

.
Ты уже упустил незапамятный вид
На беспечность полей, на восход, и палит
Удивлённое солнце на все города,
Что создали замену ему навсегда.
Ты ещё не узнал (как в лицо узнают
Хитреца, что дарует недолгий уют)
Напридуманных разумом Y людей,
Миллионы занявших жилых площадей.
.
Для тебя до сих пор дышит жабрами свет,
Улыбается космос хвостами комет.
Дальше кожи уже не раздеть короля,
И сверкает кристаллами соли земля.
Право жизни пускай не считают игрой,
А пространства неведенья – чёрной дырой.
И тебе уж богам не внимать напрямик,
Лишь сетчаткой ловить ускользающий миг.
.
Посмотри же, как треплются листья в ночи
На продрогшей осине, как машут грачи
Столь далёкой и близкой для сердца поре,
Как туманится небо, и как в декабре
Начинает кружить то ли снег, то ли грусть,
И река, индевея на устье, несёт
За собой истощённый надеждами год,
Заключающий в долгом начале исход
.
Суеты и пророчества прежних времён,
Что тебя обступают с обратных сторон.
Оглянуться не смей – иль столкнёшься лбом
С пирамидой, скалой, с соляным столпом.
.

* * *

.
Скорее больше не заговорим
постылые нечаянные роли,
чем обнажит седьмой по счёту Рим
останки правды, скрытой поневоле.
Скорее века выветрятся лица,
сменяясь на Истории весах,
чем безнадёжность связи прояснится
и наша немота на небесах.
.

* * *

.
Всё, чего так не хватало нам,
лежало где-то у середины истины -
рассеянное по весям и городам.
Мы были едины, но не единственны.
.
Мы даже любили не общую ночь,
но её решение методом края
чуть после затишья пред бурей, точь-в-точь
кочевая рать, у новых ворот замирая.
.
Нам были скучны важности слов и осад,
но взгляд на двоих более чем буквален
для тех, кто не ищет подобного наугад.
Ведь истории-варвары просят развалин.
.
И, значит, нам до сих пор не грозит -
вот и память разводит руками -
забвение, ибо каждый призрак-транзит
вряд ли связан с вящими тупиками.
.


* * *

.
Но и после бесцельно подобранных слов,
Сумасбродным висящих на мне ожерельем,
Не сносить персонажам поникших голов
Или мучиться трезвым тяжёлым похмельем.
.
Даже искренний зов, умоляющий крик
Не отменят историй стихийную гонку.
А напротив сидит худощавый старик
И, тряся бородою, бормочет в сторонку:
.
«До чего ты, внучонок, безволен и глух.
Ох, неужто тебе и доселе неясно,
Что когда о былом распускаешь ты слух,
То за ним и меня сочиняешь напрасно?
.
Сколько ты о других бытиях не вещай,
Но твоё обитает от них недалече».
…И выхлопывал крыльями ветра «прощай»
Улетающий лебедем сумрачным вечер.
.

* * *

.
Свободен буду, как шар земной:
Душе орбита его по силам.
Одною – солнечной стороной,
Другой – открытой иным светилам.
Раскован буду, как зелень трав,
Шумерской эры не чтя завета.
Правдивым буду, как вечно прав
Раскосый дождь на исходе лета.
Всевластен буду, как царь горы,
Расставшись с мантией и короной.
Незримым буду, но до поры,
В скольженье рыбой околодонной.
Безмолвен буду, как лик небес,
И отдалён, как под ними слизни,
Почти поверив: других чудес
Не существует помимо жизни.
.
Безмерен буду, пространства блеф
Разоблачая в тиши предместья.
Так вневременная пыль, осев
В случайных безднах, творит созвездья.
.

* * *

.

(Из Аполлинера)
.
Засохли молодости лучшей
Мои венки И я заблудший
Назад листая жизнь свою
Ревную и не признаю
.
Чуть позади как по арене
Средь бутафории цветов
Какой-то шут бредёт без тени
Под гулом звёздных голосов
.
Пылинка точечного света
Тебя целует без ответа
Вот выстрел Вскрикнул имярек
Портрет во тьме закрытых век
.
Забытое окно разбито
Но всё равно не продохнуть
По ветру чья судьба изжита
Межвременный очерчен путь
.
Засохли молодости лучшей
Мои венки И я заблудший
Назад листая жизнь свою
Уже другие слёзы лью

.
* * *

.
Не успеешь подумать, как всё потеряно,
Расширяет зрачки дальновиднейшая морока.
И вблизи слышишь даже не седого мерина,
А просто угодливого пророка.
Рассекая глубь воздуха, дыхание проглотив,
Раздуваешься грудью, как на собственном юбилее.
Планы полны тобой. Коченеет земля. И чем лоб целее,
Тем свежее на нём «совершенно секретно» гриф.

.

Попович Владимир Александрович - родился в 1988г. на Украине (Днепропетровская область). 2002г.  - переехал в Россию. 2008г. -  окончил нефтяной колледж. В настоящее время живёт, учится и работает в г. Самара.

Публикуется в российских и зарубежных изданиях; лауреат нескольких литературных конкурсов, в том числе переводческих. Участник Форума молодых писателей в подмосковных Липках (2013г.).

5
1
Средняя оценка: 2.78889
Проголосовало: 90