Княгиня Северной Весны

15 марта наш автор Галина Васильевна Черноголовина отмечает юбилей. Редакция журнала КАМЕРТОН сердечно поздравляет юбиляра и желает здоровья и творческой радости!

.

Клеветникам княгини
.
…Прощайте, простите моим клеветникам,
пожалейте или презирайте их вместе со мной.
(Из письма Е. Р. Дашковой ирландской
подруге Кэтрин Гамильтон. 1785 г.)
.
Чужая слава – нам на сплетни право.
(Новелла Матвеева. Сонеты к Дашковой.
Санкт-Петербург. 1998 г.)
И откуда берётесь такие,
Злобным ядом напитаны впрок?
Всё, что дорого сердцу России,
То вам горла встаёт поперёк.
.
Ваш расчёт хладнокровен и точен:
Если славен герой и любим,
В нём побольше найти червоточин,
Не найдётся – придумать самим.
.
Продаётся солидная книга:
На обложке княгиня – мечта!
Но открой – и обрушатся мигом
Подтасовки, цинизм,  клевета.
.
Препараторский кожаный фартук –
Вижу автора, как наяву:
На помосте кромсает с азартом
Он княгинину душу живу.
.
Гонит пасквили жёлтая пресса,
Оседлал интернет дашкофоб,
В «телеящике» поп-поэтесса
Лжи табун выпускает в галоп…
.
В вакханалии бешеной этой,
Где ни правды, ни совести нет,
Пляшут сплетен и слухов скелеты,
Коим двести и более лет.
.
Сотни лет вы уже выливали
На княгиню взведённую грязь,
Сотни раз вы её убивали,
Сотни раз хоронили, глумясь…
.
Но при всех роковых переменах
Воскресает она вновь и вновь,
Потому что вовеки нетленны
Светлый УМ и к ОТЧИЗНЕ ЛЮБОВЬ!
.

В старом храме
.
Я  по  шатким  мосткам  перейду  эту  темную  речку,
По  росистой  тропе  на пологий  тот  холм  подымусь,
В  бедном  храме  старинном  затеплю  Спасителю  свечку,
За  детей  и  за  внуков  Всевышнему  я  помолюсь.
.
Из  окошек  под  куполом  хлынут  полдневные  блики,
И  подымутся  ввысь  благовонного  дыма  столбы,
И  проступят  на  сводах  кощунственно  стёртые  лики,
Как  свидетели  грозной,  трагической  храма  судьбы.
.
Ты  прости  мне,  Господь,  суесловие,  скверну  гордыни,
Пепелит  мою  душу  отчаянья  позднего  ад…
И  тогда  подойдёт,  станет  рядом  неслышно  Княгиня,
Опочившая  здесь  вот  уж  скоро  два  века  назад…
.
-Значит,  все  же  пришла,- она  скажет  мне  грустно  и  строго,-
Вы,  такие,  всё  чаще  тревожите  душу  мою.
И прошу я за вас и молю  милосердного  Бога,
Чтоб  простил,  может  быть,  на последнем на страшном краю.
.
На  безвинной  крови  понастроили  замков  воздушных,
На  родные  святыни  пошли  оголтелой  войной,
Ослеплённые  злом,  превращали  вы  храмы  в  конюшни,
Как  и  сей,  возведенный  на  веки  грядущие  мной.
.
Но  в  метаньях  и  муках  Россию  Господь  не  покинет.
И  прозреют  слепцы,  и  услышать  заставят   глухих…
Помни – верой  одной… - в  светлом  дыме  исчезнет  Княгиня,
И  седой  иерей  недостойной  отпустит  грехи.
.
Подмывает  вода  тальниковые  заросли – кущи,
Непрерывна  в  веках  эта  тёмная  струй  круговерть…
Ах,  как  шатки  мостки! Но  дорогу  осилит  идущий,
И  с   надеждой  гляжу  на  высокую  синюю  твердь.
.

Предстательница муз

.
«А ты, имея ум пространный,
Чувствительность и тонкий вкус,
Предстательница здешних муз,
Свершай тобою путь избранный»

.

Я.Княжнин, 1783 г.
.
В мир пришла под звон капели,
Ей от самой колыбели
Снились песенные сны.
И врывались с ветром вешним
Звуки музыки нездешней,
Неразгаданной весны...
.
Рядом в жизни - детский лепет,
И мечтания, и трепет
Чистой девичьей любви,
А в звучанье клавесина
Всё слышней напев России,
Что с рождения в крови.
.
И в салонах чужестранных
Восхитительно и странно
Льётся нежный голосок.
Потрясён седой философ:
Как в стране суровых россов
Мог взрасти такой цветок!
.
Свыше жребий был намечен,
Чтоб взяла она на плечи
Не по-женски тяжкий груз,
В звёздный час необычайный
Поверяли Музы тайны
Ей, ПРЕДСТАТЕЛЬНИЦЕ МУЗ!
.
Вьётся снег дороги дальной,
Хмуры дни в глуши опальной,
Ночи зимние длинны.
А в душе неодолимо
Воскресают звуки гимна,
Веры пламенной полны.
.
Несравненные мгновенья,
В тайну чувств проникновенье
Унесла она с собой?
Нет, витают где-то звуки,
Что творили эти руки
Слитно с сердцем и судьбой!
.
Прозвенят опять капели,
Стихнут буйные метели,
Станут дали вновь ясны.
После нас придут другие,
Но останется княгиня
В светлой музыке весны.
.

Быль

.

Vita brevis, ars longa – (лат.)
Жизнь коротка,
искусство вечно.

.
Продышала в окошечке иней,
Мчит карета по снежному хрусту:
Поспешает младая княгиня
Прикоснуться к шедеврам искусства.
.
С любопытством взирают германцы:
Сразу видно, что знатная дама…
А её озадачил вдруг Данциг:
Два полотнища в новеньких рамах.
.
Безымянный какой-то художник –
И плодятся такие на свете!-
Разразился бессовестной ложью
О недавней войне Семилетней.
.
На стенах постоялой квартиры –
Как душе это вынести русской!
Побеждённые в наших мундирах
На коленях пред воинством прусским…
.
На российских, видать, постояльцев
И рассчитаны были картины,
Ну а как же поверженный Пальциг?
Ну а как же ключи от Берлина?!
.
И находит княгинюшка выход:
Слуг за краской бегом отправляет
И без сна, вдохновенно и лихо,
На мундирах цвета исправляет.
.
Ай,  княгинюшка!  Сделано  чисто,
Это  сколько  же  выдумки  надо,
Чтоб,  покорные  яростной  кисти,
Пруссаки  запросили  пощады…
.
Было  в  жизни  потом  не  до  шуток,
Но  с  улыбкою – и  не  однажды –
Вспоминала  про  эти  минуты
Торжества  над  кичливостью  вражьей.
.
И  к сему добавляла княгиня:
«Жизнь мгновенна – Отечество  вечно»,
Изречение  древней  латыни
На  свой  лад  переделав беспечно.
.
Начертают  грядущие  годы
Продолжение  были  старинной:
Так  истории  будет  угодно,
Чтоб  нам  снова  дойти  до  Берлина.
.
Но до  этого  с  силой  несметной
Насмерть  биться  под  самой  Москвою,
На  Оке  и  на  Волге  заветной,
Над  кипящей  от  крови  Протвою.
.
Спит  княгинюшка  в  Троицком  милом,
Ныне  пухом  у  ней  в  изголовье
Та ж  земля,  что  и  в  братских  могилах,
И  в  окопах  лесов  Подмосковья.
.
На  холме,  пред  огнём  негасимым,
В  день  весенний  Великой  Победы,
Собираются  внуки  и  деды
Вспомнить  павших  героев  России.
.
Внуки  слушают  дедов  преданья,
Ветеранов  невиданной  битвы,
И  звучат  при  свечей  трепетанье
Наших  предков  святые  молитвы.
.
Светлым  чувством  сердца  омывая,
Отзываются  в  Храме  заречном,
В  беспредельную  высь  уплывают…
Жизнь  мгновенна – Отечество  вечно!
.

Скупая
.

Бабье солнечное лето,
Травы в лёгкой паутине.
Едут брички и кареты -
Нынче гости у княгини.
.
И улыбкой ясной грея,
Их хозяйка привечает
И в саду, в оранжерее
Всех плодами угощает.
.
А по выходу оттуда
Молвит: "Господа и дамы!
Кирпичей вот этих груду
Перенесть бы надо к храму.
.
По цепочке, друг за другом,
Перед ужином полезно..."
И судачит вся округа
О причуднице железной:
.
"В чём уж только не скупится,
Запрягает всех в работу...
Ну, потешится столица
Над готовым анекдотом!"
.
...Вот и снова бабье лето...
Третий век уж храму ныне,
Возведенные княгиней,
Стены солнцем разогреты.
.
Все уходим, раньше-позже,
И не надо делать драму,
Только каждый пусть положит
Хоть кирпичик в Зданье Храма.
.

Баллада о графе
.

Со смертью Павла Михайловича (сына Е.Р.Дашковой) род Дашковых пресекался.. Екатерина Романовна добивается высочайшего соизволения на то, чтобы её двоюродный племянник Иван Илларионович принял двойную фамилию Воронцов-Дашков, сохранив свой графский титул, и назначает его наследником Троицкого.
Почти два века спустя, в начале девяностых годов прошлого столетия, отдалённый потомок первого Воронцова-Дашкова побывал в Троицком.

.
Историю эту поведать в обычной манере как?
Но где подыскать мне высоких словесных гонцов?
На родину предков из дальней богатой Америки
В связи с перестройкой приехал к нам граф Воронцов.
.
Умела княгиня во мраке уныния тяжкого
Провидческий взор устремить на два века вперёд,
И в древо одно проросли Воронцовы и Дашковы,
Прославив делами и графский, и княжеский род.
.
Министры, фельдмаршалы – гордые, честные жизни,
Хотя бы сегодня их вспомни, Россия, добром…
И верой, и правдой любимой служили Отчизне,
Не грянул пока Революции яростный гром.
.
Приехал он к нам эрудитом-профессором,
Страны своей кровной влюблённый по книгам знаток,
И в Храм на холме потянулась наутро процессия,
И каждый начальник учтив быть старался, как мог:
.
«-Могила княгини? Простите, порушена…
Хранились запчасти, потом семена…
Да, пахнет, пожалуй, чуть-чуть и конюшнею,
Такие, вы знаете, были у нас времена…
.
-Но мы заверяем вас: будет здесь всё восстановлено…»
Пока ж в грубых ящиках свечи горели в песке,
И стёртые лики святых проступали сквозь пенье нестройное,
И граф цепенел в безысходной тяжёлой тоске.
.
Хватало за сердце дыхание стужи промозглое…
О, как вы наивны, о встрече с Отчизной мечты!
И в Храме просторном ему не достало вдруг воздуха,
И вышел, и сел он на кромку могильной плиты.
.
Заморский потомок российской когорты прославленной,
Сидел он и плакал в бессилии горьком своём,
Плыл в замети мартовской Храм обезглавленный,
И с криком азартным носилось над ним вороньё.
.
Вы, чёрные ветлы, ровесницы войн и разрухи,
Скажите, за что на страдания отдана эта земля?
Но крючились ветви, как стариковские руки,
И к небу вздымались, беззвучно о чём-то моля…
.
Поднялся он резко, порыву мгновенному следуя,
И грозно взмахнул пред смущённым начальством рукой:
«Что вы натворили? Нет, больше сюда никогда не приеду я!»
А в Храме звучало: «Прости… Упокой…»
.
…Зовёт новый колокол на Светлую службу Пасхальную,
Ликуя, возносится к небу: «Смертию смерть поправ!»
Что ж мыслью опять улетаю в Америку дальнюю,
И видится снова разгневанный плачущий граф?..
.
С засилием бездны сражается воинство горнее,
Опять прорастает заглохшего поля зерно:
Из тысяч, мильонов историй творится ИСТОРИЯ,
Но Промысл Божий постичь никому не дано.
.
Сверкает Америка светом победно-неоновым,
Ей мнится Россия в опасно-таинственной мгле,
И всё же мы ждём Вас, родной Александр Ларионович,
На многострадальной, на Дашковской грешной земле!
.

Великая и Малая
.

...И.И. Шувалов, самый низкий и самый подлый из людей, говорят, написал Вольтеру, что девятнадцатилетняя женщина переменила правление этой Империи, выведите, пожалуйста, из заблуждения этого великого писателя.

.

Из письма Екатерины II

2 августа (старого стиля) 1762 года.
.
...На основании решения от 1 сентября 1993 года Международного Астрономического союза малая планета, зарегистрированная в Международном каталоге под N 4524, получила имя Dashkova в честь Екатерины Романовны Дашковой.

.

Из официального свидетельства Росссийской Академии наук.
.

- ...Эта сумасбродная юница
Разделить со мной дерзнула славу!...
Пишет разъярённая царица
Польскому аманту Станиславу.
.
- ...Мон ами, к Европе Вы поближе -
Толк идёт в салонах импозантных -
Так уж вы в Берлине и в Париже
Развенчайте эту самозванку.
.
Вдруг, того гляди, возьмут на веру,
Что гордячка впрямь чего-то стоит.
Главное - разубедить Вольтера,
А уж дома всё сама устрою...
.
Жанна Д'Арк, отважная княгиня,
Полуженщина, полуребёнок,
Ты ещё не знаешь, что отныне
Лёд паркетный будет слишком тонок.
.
И покуда вы с Великой рядом,
Неуютно будет ей на троне,
Потому что под безгрешным взглядом
Проступают пятна на короне.
.
Под завесой милости притворной
В мстительных уколах подвизаясь,
Возрастила преданную свору:
Клевету, злорадство, сплетни, зависть...
.
Всё проходит в мире многоликом,
И тысячелетье поменялось,
И давно на свете нет Великой,
но живучей свора оказалась.
.
Как и встарь, одна у ней забота:
Домыслы кривые и косые,
Впрочем, есть и новенькое что-то:
Бьют по Дашковой, а целятся в Россию…
.
Но над мутной пеной злоязычья –
Так, в итоге, Время рассудило –
В ореоле скромного величья
Малая всё выше восходила.
.
И в чертогах солнечного света,
В королевском сонме звёздных мантий,
Засияла Малою Планетой...
- Эй, внизу! Попробуйте, достаньте!
.

* * *
.
Где  поросла  полынью  арка
Ворот,  ведущих  в  никуда,
В  провале  призрачного  парка
Восходит  вечная  звезда.
.
На  глыбы  каменных  развалин
Легла  холодная  роса,
Мерцает  свет  незримых  спален,
Слышны,-  и  нет  их, - голоса…
.
Ищу  у  прошлого  ответа,
Глухими  тропами  брожу,
Ловлю  случайные  приметы,
Пылинкой  каждой  дорожу.
.
Забвенье  всё  не  уничтожит,
И  пусть  веков  меж  нами  даль,
Но  почему  меня  тревожит
Её  любовь,  её  печаль?
.
И  вижу  я,  как  в  дымке  синей,
Развеяв  сумрачные  сны,
Проходит  юная  Княгиня,
Княгиня  Северной  весны.

5
1
Средняя оценка: 2.66316
Проголосовало: 190
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star