Край осин и берёз...

***

.
Берег мой полусонный,
Край осин и берёз,
Не слышны перезвоны,
Стук вагонных колёс.
.
Никуда я не еду –
На родимой земле –
Ни к высокому небу,
Ни в долины во мгле.
.
Остывающей грустью,
Затерявшись в траве,
Своего не упустит,
Трепетаньем в листве,
.
Этот ветер залётный,
И не холоден он,
Лишь звенящие вётлы
Обретают в нём звон.
.
Берег мой полусонный,
Как он светел и чист.
К небесам в путь бездонный
Труден путь. Свят и мглист.
.
***
.
В изгибе женского бедра
Сокрыта  оторопь разлада,
Как сок созревшего ядра
Под оболочкой винограда.
.
В изгибе женского бедра
Сокрыта дьявольская сила –
За грех рассветного утра,
За хмель запретный эликсира.
.
Не каждому судьба испить
Тот бражный сок, скупую завязь,
Но как мне, бражнику, прожить,
И что без вас в судьбе б осталось?
.
***
.
Зажжётся звезда Вифлеема,
И месяц вполсилы горит,
И снова земная поэма
Сердцами людей говорит.
.
И словно проносится мимо
Судьбы одинокой твоей,
Всё это, увы, повторимо
В изменчивых судьбах людей.
.
А утром Ярило суровый
Кровавые брови сведёт,
И, солнечно-огнеголовый,
На землю рассвет упадёт.
.
И ты по-язычески просто,
И не очарован ничем,
Сойдёшь по небесному мосту,
Не ведая, кто и зачем…
.
***
.
По бронзовой аллее дня
Мерцали блики светотени,
Как колокольцами, звеня
Плодами вызревшей сирени.
.
Ты шла, как явь, вблизи меня,
Мой сон дневной, ночная грёза,
Как сизый пепел, прах огня,
Как стряхивают от мороза
.
Намёрзший иней, и тепло
Пронзает на пороге дома,
Так стало на душе светло,
А в сердце – сладкая истома,
.
Когда, как явь, вблизи меня,
Прошла ты, чудо и виденье,
Душою трепетной звеня,
Предчувствий будущих свершенье.
.
Повилика
.
Повилика в бурьяннике диком
Расцвела синеглазым огнём.
Боль нахлынет волною, и криком
Рвётся сердце на части моё.
.
Разве сердце  готово к разлуке?
Боль иссушит, потухнут глаза,
И любовь истомлённые руки
Заломúт, и слепая слеза
.
Навернётся, но нéмо прозренье…
Никогда не любила меня.
Это горькое стихотворенье
Догорит повиликой огня.
.
Отзвенят колокольцы и трубы,
Горечь праха заглушит сирень,
И над болью последней загубы
Оплетёт повилика плетень…
.
***
.
Свет от звезды горит далёкой,
Горит, не меркнет звёздный свет.
Какой в том прок? – в том нету прока,
И ничего другого нет.
.
Сам по себе горит: мерцанье,
Ни жизни в нём, ни смерти нет.
Сам – отрицанью отрицанье,
Сам и вопрос, и сам – ответ.
5
1
Средняя оценка: 2.67606
Проголосовало: 142