Новый год для Бабы Яги

На улице валил снег огромными мокрыми хлопьями.  Было безветренно, и хлопья снега падали стройными струйками, словно на подмостках Мосфильма. Красота!

Приближался новый год, но мне, малой крохе десяти лет отроду, было далеко не радостно. Я крепко задумалась – какой костюм мне подготовить к Новому году. Учительница уже объявила, что будет новогодний утренник, который она назвала новогодним карнавалом. 

«Будут призы на лучший костюм», – объявила она радостным голосом, словно для неё дело всей её жизни.
Я даже на уроках сидела по принципу «в одно ухо влетает, в другое вылетает», так мне захотелось получить гран-при.

К девяти годам мне уже основательно надоел костюм снежинки. Белая пачка из накрахмаленной марли в ярких блестках, белая майка и корона из сияющих бусин на голове, на ногах белые тапочки по типу балетных – меня наряжали в этот костюм, начиная с трех лет. Я должна была изображать белую невесомую снежинку и порхать по залу, передвигаясь на кончиках пальцев. Так учила меня мама, которая в юности танцевала в знаменитом ансамбле народного танца.

«Ой, какая девочка! Ваша дочка, Ирина Николаевна? Ой, ой, ой, какая красивая снежинка …костюм, девочка … красивая … как на вас похожа», – такие приторно сладкие возгласы я слышала от сотрудников мамы (ну, как не похвалить дочку начальника). В советское время было принято устраивать новогодние утренники для сотрудников на предприятии.

К концу новогодних праздников «снежинка» изрядно обвисала и приобретала серый цвет, белые тапочки и вовсе становились черного цвета, но меня обряжали в этом костюм, невзирая на мои протесты. Мне не позволяли быть даже зайчиком, вероятно, желая воспитать во мне женственность и стремление к красоте.

К девяти годам мне удалось переломить ситуацию и уговорить маму сшить костюм снежной королевы, однако он мне после нескольких переодеваний показался слишком обыденным, слишком заурядным. «Снежными королевами» вдруг стали половина девочек нашего класса. 

Что же такое придумать? Здорово, если меня в маскарадном костюме никто не узнает. Ах, карнавал! И только самые-самые проницательные в конце утренника тихим неуверенным голосом скажут «Люда, это ты»? И тут я раскроюсь, сорву аплодисменты, и мне торжественно вручат первый приз.

Костюм должен быть ярким цветастым, неожиданным и единственным в своем роде, чтобы только у меня и больше ни у кого – Новый год ведь!

После недельного раздумья я пришла к результату, что всем этим критериям подходит костюм Бабы Яги. 

Зайчики с меховыми ушками, мушкетеры с бумажными щитами, Буратино с длинными носами, серые волки, Снежные Королевы, Мальвины с зелеными волосами, изображавшие из себя писаных красавиц, из носов которых текла сопливая жидкость, Звездочеты в дурацких колпаках – просто тоска и ерундистика. 

Моя душа настроилась на креатив.

– Мама, сшей мне костюм Бабы Яги, 

– ??? – от неожиданного заявления у мамы остановился взгляд, она просто онемела.

– Как это, как это? Баба Яга? Ни за что…

Сейчас я представляю, как маме было тяжело из любимой дочки сделать Бабу Ягу.
Недельные переговоры, в коих было задействовано чисто детское нытье, классическая дипломатия и экономические выкладки «это не сложно сделать», не достигли положительного результата. Высокие договаривающиеся стороны остались при своем персональном мнении.

Неожиданно решающее слово сказала бабушка. На мамино заявление «представляешь, Людка на новый год хочет костюм Бабы Яги?».

Бабушка ответила:

– А что, я Людке метлу сделаю, – проявив куда больший креатив, чем мама. 

И тут мама, будучи бухгалтером по профессии, поняла, что новогодний костюм будет стоить буквально ноль рублей и ноль копеек, ведь его можно соорудить из подручных материалов, включая всякое непотребное старьё. 
В советское время было принято новогодние костюмы шить самим, а не покупать в магазине или брать напрокат.

Работа по созданию костюма оказалась увлекательным занятием, и велась в четыре руки, кроме мамы деятельное участие приняла бабушка. 

В ход пошли две потертые юбки, как сейчас, принято говорить «в пол», к которым пришили большие яркие заплаты. Костюм дополняла затрапезная кофта не понятного цвета, на голове была большая старая шаль, которая длинными кистями свисала до пояса.
Выполняя мое требование быть неузнанной, меня загримировали маминой косметикой.

И вот в назначенный срок я костюме Бабы Яги, в боевом раскрасе и с метлой в руках (бабушка выполнила своё обещание!) с диким визгом ворвалась в актовый зал школы, где собственно и проходил карнавал.

Сказать, что это не произвело никакого эффекта – не сказать ничего. В одно мгновение дети в костюмах зайчиков, Мальвин и рыцарей разбежались по углам. Но что меня удивило больше всего – разбежались их родители. Я осталась в центре пустого зала с метлой в руках, а остальная публика пугливо прилепилась к стенам. Наша классная учительница застыла, как восковая фигура мадам Тюссо.

Чтобы хоть как-то сгладить эту неловкость, я подошла к учительнице: «это я – Людмила», но она лишь поморщилась и до конца новогоднего карнавала упорно не замечала меня. 
Приз отдали другой девочке – королевишне в дорогом костюме.

Что касается моей дальнейшей жизни, я всегда была креативным, творческим человеком.
С высоты прожитых лет я вспоминаю новогодний утренник своего далекого-далекого детства с удовольствием – мне есть что вспомнить, ни о чем не жалею.

 

5
1
Средняя оценка: 3
Проголосовало: 6