Проза

Рассказы

Рассказы

Петухи не унижались до мелкого клевания друг друга, не стояли набычившись, топорща перья на шее. Они бились насмерть. Расходились, враз поворачивались и мчались навстречу. И сшибались. Да так, что земля в этом месте окрашивалась хоть и петушиной, но красной кровью. И вновь расходились. И вновь сшибались…

подробнее
Перунов огнецвет. Отголоски русской старины

Перунов огнецвет. Отголоски русской старины

Конечно, самые большие чудеса случались на Ивана Купалу. Ведь по одному из преданий, именно накануне его, в купальскую ночь, собирались ведьмы где-то в Киеве, на Лысой горе, на свой шабаш (нечто вроде слета или съезда) и устраивали такой вселенский разгул, что даже до нас, до глубинного сибирского сельца в Предсаянье, за тысячи верст докатывались его отзвуки и отголоски…

подробнее
Люсьена и Аркадий

Люсьена и Аркадий

Молодожёны решили детей пока не заводить – в маленькой комнате и в трудное послевоенное время это могло ещё больше осложнить жизнь. Они были молодые и хотели «пожить для себя». Когда спустя годы родилась дочь Светлана, их жизненный принцип «пожить для себя» немного видоизменился в формулировке, но существенно – в содержании и превратился в «жить для себя»…

подробнее
Бунт Семёновского полка (генеральная репетиция восстания на Сенатской площади)

Бунт Семёновского полка (генеральная репетиция восстания на Сенатской площади)

Семёновский полк был одним из двух полков, основанных Петром I. Семёновцы и преображенцы были ударной силой русской армии в Северной войне, принимали участие в Полтавском сражении. К 1820 году рядовыми в полку служили уже не дворяне, а как и во всей русской армии рекруты. Но этот полк отличался от всех прочих…

подробнее
Поезд из Леселидзе

Поезд из Леселидзе

Поезда мне нравились с детства. Я вырос в маленьком полесском городке, стоящем на железной дороге, и твёрдо знал, что в любой момент можно сесть в поезд и укатить от преследующих тебя неприятностей к чёрту на кулички…

подробнее
Ветхая тишина у гирла

Ветхая тишина у гирла

У гирла, вытекающего из Ахтанизовского лимана и впадающего в море, сижу я среди чаек, разгребаю ракушки и с кем-нибудь далеким разговариваю. Мне легко кого-то приплетать к себе. Побуду с одним, перемолвлюсь вдаль словцом, подцеплю другого, нынче со мной ты, так послушай, как ворочаются волны, вбрасывают ракушку, за день нагребут целую горку. Я один, со мной только чайки – над водою, на песке…

подробнее
Командировка к морю

Командировка к морю

Чайки возле береговой кромки чертили в воздухе замысловатые пируэты. По причалу ходила одиноко женщина в ярком платье, в руке она держала косынку или шарфик. Лёгкий ветер задувал платье меж ног. Она, приложив ладонь козырьком ко лбу, всматривалась вдаль, будто ждала кого-то…

подробнее
Дневник

Дневник

Где я? В какой части мира нахожусь? В начале его, в середине или на самом краю? Где? Вот эти глядящие на меня деревья – они и вправду деревья? Могут ли они плакать, как я? Лить слезы, как я... Что они пишут, когда чувствуют горечь в своей сердцевине? Гложет ли их ранним утром досада о ненаписанном за ночь?..

подробнее