Проза

Красный конверт

Красный конверт

Основательное двухэтажное строение было – единственное в округе – срублено из дерева, что вызывало зависть у владельцев мазанок. И ещё один плюс: удачное расположение – в километре от развилки двух дорог. Одна в город, другая в большое село. Но ограждённый от них, словно ширмой, полосой, обросшей кустами лесопосадки, дом находился вроде возле цивилизации, но на отшибе...

подробнее
Навеки ваш

Навеки ваш

Человеку недостаточно, если раз в год будет кто-то в гости приезжать, изредка звонить, еще реже писать, человеку надо, чтоб с ним кто-то жил, разделял его нехитрую жизнь, ждал в его отсутствие и встречал по возвращении домой. Человеку нужен кто-то, кому он сам нужен…

подробнее
Утраченные иллюзии

Утраченные иллюзии

Пару лет назад довелось мне побывать по делам в Австрии. Кроме деловой части и осмотра достопримечательностей, предполагался и один свободный день, который, конечно же, был посвящён покупкам и просто прогулкам по городу. Собираясь в эту страну, я взяла с собой два хороших кольца, которые стали мне малы, чтобы воспользоваться услугами тамошних ювелиров, о которых была наслышана. И вообще Австрия, как мы все знаем, страна европейская, а значит цивилизованная, там делают всё хорошо, и ювелиры честные, уж они-то не обманут...

подробнее
Два рассказа

Два рассказа

Гульча – это жена Муратали. В кишлаке почему-то называют ее именно так. Ее настоящее имя может быть Гулиоро или Гулирано, но для сельчан она Гульча с того дня, как приехала в этот кишлак в качестве невесты.
Муратали женился на ней по любви. Он очень любил ее!..

подробнее
Ты – мой единственный

Ты – мой единственный

У Анны перехватило дыхание. Несколько дней назад она даже представить себе не могла, что может встретиться с таким человеком, как Достоевский, не говоря уже о беседах наедине в его доме, тем более о любви, о семье! А теперь... вот уж счастливый случай!..

подробнее
Трижды проклятый мельник Кузьма

Трижды проклятый мельник Кузьма

Так что сторонились Кузьмы, как могли. Да и мельница его на отшибе стояла – кроме как по нужде особой и не заедешь. Мало, что места вокруг живописные – крестьянину и посереди рая нужда на роду написана. Коли раз, другой за сезон кто на помол к Кузьме заглянет, ему и то часто. Так ведь и не загибался от пустомольства, чем слухи вокруг себя разные и питал…

подробнее
Два рассказа

Два рассказа

Куаныш Байзуллин один из последних покинул южную неспокойную страну. Его включили в батальон, который осуществлял охрану горного участка дороги Газни – Герат. И отсюда их не снимали до тех пор, пока не проследовало последнее подразделение, выполнявшее в этой стране интернациональный долг…

подробнее
Директриса

Директриса

В последнее время она так устала от вспыльчивости и упёртости Салмана, что после его ухода в спальню продолжала сидеть на кухне одна, не включая света, хотя на улице заметно потемнело, и только участок неба на западе едва светился в отблесках спрятавшегося за горизонт солнца. Курила, потом разогрела в турке остывший кофе, пила без сахара, снова зажгла сигарету. Ей уже было наплевать на чьё-то мнение по поводу того, что она, Ирина Давыдовна Синельникова, директор дворца культуры, десять лет содержит любовника – татарина, почти на две головы ниже её ростом и годившегося в сыновья…

подробнее
Рассказы

Рассказы

Здравствуйте, меня зовут Александр Суханкин, я канадский иммигрант. Приехал в Торонто из Алма-Аты и живу здесь уже семь лет. За это время я сократил свое имя до Алекса, нашел более или менее стабильную работу по своей компьютерной специальности, купил в кредит дом, и от меня ушла жена. Жена ушла не к мужику, а к бабе. Здесь она вдруг поняла, что любит женщин…

подробнее