Проза

Отец

Отец

Он был невероятно музыкален, мой отец, как-то грандиозно, всеобъемлюще музыкален, музыкален – весь, целиком, настолько зримо, и слышимо, и очевидно, так щедро, так впечатляюще, так сказочно и загадочно, что порою (особенно в те минуты, а то и часы, когда ощущал он прилив долгожданного, драгоценного вдохновения, и музыка изливалась из глаз его, словно сияние, и всё озарялось вокруг этим редкостным, дивным сиянием, и всё совершенно, в доме, во дворе, в саду и на улице, на что лишь взглядывал он, к чему он едва прикасался, тут же преображалось, начинало мгновенно жить какою-то новой, особенной, исполненной высшего смысла, пленительной, чистой жизнью), мне казался он то ли выходцем из каких-то неведомых стран, то ли впрямь лучезарным пришельцем из далёких, прекрасных миров...

подробнее
Сто кругов по периметру плаца. Рассказы

Сто кругов по периметру плаца. Рассказы

Надо ли говорить, что, рисуя нечто свое, не с натуры, крайне трудно составить себе образ, антураж, среду, вылепив их линией, пластикой, цветом. Это труд длительный, сложный, а иногда и неподъемный. Как и всякий человек, я нередко роюсь в глубинах памяти, вспоминая эпизоды жизни своей, в частности из периода моей службы в Советской Армии. Мне, художнику, однажды показалось, что далеко не всё можно выразить графически или на холсте. То, что происходит во времени и имеет некую длительность, лучше описать словами.

подробнее
Музыка памяти (окончание)

Музыка памяти (окончание)

Всё, что было с тобою, тревожило, ранило, пело, хранило, – все события, люди, пейзажи, мгновения целого, кровного, – всё – вокруг тебя: роем, кружением, гулом, наваждением, правдой, тревогой, сомнением, болью; ну а в центре, вон там, – нет, не точками чёткими – вспышками огненными, сутью дней и деяний – и солью, вобравшей пространство, таящее неизъяснимое, – воля и доля…

подробнее
Дети из Горловки (из цикла «Украинские хроники»)

Дети из Горловки (из цикла «Украинские хроники»)

Алёна подошла к детям, опустилась на колени, подняла Катю, мальчишек и прижала их к себе:
– Это был салют, всего лишь салют, фейерверк, – повторяла она, глотая слёзы, – война кончилась, вы слышите, кончилась. Навсегда...

подробнее
Осень

Осень

Осень разложила на торговых рядах жёлтые, разрезанные пополам дыни. Они сочились сладким соком и уходящим летом. Медовый дух витал над покупателями, закрадывался под ещё лёгкие блузки и пиджаки, щекотал нёбо мигом детского счастья: вгрызться по самые брови в нагую белую мякоть и замереть от блаженства.
Деловито щупались «верхушки» и «донышки», критически оценивались высота, цвет и количество дынных «морщинок» на боках. И вот уже сладкое счастье за сто и более рублей надёжно покоится в сумке, а сердце вздрагивает: «тук, тук, тук… Домой, домой…»

подробнее
Складень

Складень

О храме, где в спешном порядке заканчивался капитальный ремонт, местные жители вели отдельный разговор. Удивительно было видеть, как во многих деревнях района стояли полуразрушенные, облезлые большие и малые церкви, а этот красавец с пятью куполами уже сверкал сусальным золотом и тёмно-синей железной крышей...

подробнее
Петро Лохвицькiй обороняет Одессу

Петро Лохвицькiй обороняет Одессу

24 февраля 2022 года Петька Лохвицкий осознал себя справжнiм украiнцем. Прошептав «Кляти москали!», он ушёл из дома, никому ничего не сказав. Вернулся Петька домой вечером, в мазепинке и объявил ошарашенной маме и всем соседям, что отныне он не Пётр, а Петро, и не Лохвицкий, а Лохвицькiй, боец батальона территориальной обороны, сержант!..

подробнее
Солнышко (из цикла «Украинские хроники»)

Солнышко (из цикла «Украинские хроники»)

Утром российская армия оставила посёлок. А спустя час по нему начала бить украинская артиллерия, чтобы на следующий день громогласно объявить, что «в ходе кровопролитного боя доблестными защитниками Украины был освобождён ещё один населённый пункт»…

подробнее