Проза

Волк

Волк

И в этот момент появился волк. Он был огромный и серый, с массивной, сильно вытянутой мордой, острыми ушами и широким лбом. Волк был один. Он вышел из зарослей и, остановившись посреди поляны, настороженно уставился на меня. Почуяв волка, собаки с визгом, поджав хвосты, убежали прочь. Какое-то время мы смотрели друг на друга…

подробнее
Ах, эти честные глаза… или Огурцы и редиска

Ах, эти честные глаза… или Огурцы и редиска

Мягкотелость и совершенно идиотская (её ещё называют интеллигентской) боязнь обидеть человека ПРАВДОЙ меня губят. Конкретный и самый свежий пример: с полгода назад я познакомился с некоей гражданкой, которая втемяшила (именно втемяшила – самый точный в данном контексте глагол) себе в голову, что умеет писать стихи, а следовательно, вполне состоялась как поэтесса…

подробнее
Громкая читка

Громкая читка

Я вот попал первый раз в Ялту, иду по набережной и сразу соображаю: да, вот тут гуляла уехавшая от мужа дама с собачкой, и тут встретил её уехавший от жены Гуров, герой повести. Реально гуляли, даже в этом не сомневаешься. Хотя ирреальны, выдуманы, сочинены, иллюзия, галлюцинация, виртуальность. Нет, в том и штука – живые…

подробнее
Голоса Кармадона (отрывок)

Голоса Кармадона (отрывок)

И тут раздался оглушительный грохот. Словно гигантский спрут, он охватил ущелье со стороны ледника Колка и нахраписто двинулся к ним, сдавливая перепонки, будоража сердца и мозги, что отказывались верить в происходящее…

подробнее
Грустное вино

Грустное вино

Не знаю, на кого как, а на меня первые минуты после прощания с желанным гостем действуют угнетающе. Человек уходит, и ты остаешься один на один с возбужденными мыслями, переживаниями, чувством непонятной утраты…

подробнее
Весеннее воскресенье

Весеннее воскресенье

На Украине недалеко от Львова наша рота попала в плен. На поезде по дороге в Польшу меня не покидали мучительные размышления, мысли. Нас доставили на окраину города Кракова в концлагерь Освенцим – самое жуткое и страшное место на свете. Немцы называли его Аушвицем, местное население – “лагерем смерти”…

подробнее
Лошадь белая

Лошадь белая

Две покрытые инеем лошади, белая и вороная, топтались на дне балки. Они тыкались друг другу в шею и кивали головами. Инициатива принадлежала белой лошади. Она отходила в сторону, делая несколько шагов, и смотрела на вороную, приглашая её как будто на танец…

подробнее
Патриот

Патриот

За девять секунд до конца, когда в матче возникла пауза, один из наших комментаторов стал говорить, что мы – чемпионы, а второй стал с ним спорить, призывая не торопиться. Первый же настаивал на своем, убеждая, что за девять секунд две шайбы отыграть невозможно. Камера показала сидящего на трибуне какого-то совершенно несчастного молодого человека – канадского болельщика. Наши хоккеисты на скамейках запасных уже вовсю поздравляли друг друга…

подробнее
Учебник по сольфеджио

Учебник по сольфеджио

Память выхватывает ещё какой-то день конца 1980-х. Двадцатые числа марта, а снег только чуть потемнел. Скорей бы уже надеть пальтишко полегче! Этого времени весенних каникул мы ждали, потому что в эти дни показывали фильм «Гостья из будущего». И мы верили, верили ведь, что вырастем, выучимся и полетим на другие планеты – там учить, лечить, строить…

подробнее
Окно

Окно

Это был клипер с изящными линиями обводов узкого стремительного корпуса, тремя тонкими мачтами, одетыми в тугие от ветра и надежд кипенно-снежные паруса, со звенящими струнами вант и бегучего такелажа. Для законченности недоставало лишь якорей и шлюпок, но он уже рвался со стапеля и звал, звал к одолению полосы мёртвой зыби неведомого океана с коротким именем – Жизнь…

подробнее