Ярослав Галан как зеркало украинской «революции гидности»

24 октября исполняется 70 лет со дня убийства двумя членами ОУН-УПА писателя Ярослава Галана. В 1949 г. он был убит в своей львовской квартире. Галицкие нацисты, представившись студентами, нанесли ему 11 ударов гуцульским деревянным топором в его рабочем кабинете. Убийство известного публициста и непримиримого борца за советскую Украину, разоблачавшего звериную личину бандеровцев, доказало правоту многочисленных высказываний писателя об опасности и недооценке силы украинского национализма в послевоенной Украине.
Историческая наука, в том числе и советского периода, задвинула подальше историю карпатских русин, хотя это один из наиболее близких нам этносов, который никогда не забывал наших общих этнических, культурных и духовных корней. Именно благодаря им Галиция многие столетия была «русской стороной», не мифической «Западной Украиной», а исторической «Карпатской или Угорской Русью».
Трагедия Талергофа это геноцид, о котором преднамеренно «забыли».
Осенью 1914 года отступавшие австрийские войска вывезли за город Яворов 61 человек крестьян и около 80 женщин и детей. На глазах у жён и детей мужчин избивали и по очереди вешали. После того, как тело повешенного снимали с петли, палачи – ими были венгры – для верности протыкали его штыком. Поводом для такого рода массовых зверских расправ могло послужить одно лишь подозрение в симпатиях к России.
К концу августа только во Львове было арестовано и брошено в тюрьмы около двух тысяч узников – «опасных для государства москвофилов». Поскольку мест для содержания арестованных не хватало, в начале сентября в Штирии был создан большой концентрационный лагерь Талергоф. В этом заведении царил жесточайший режим подавления: за малейшее нарушение лагерного режима узников ждала пуля, пытки и издевательства были обычным явлением. Ужасные условия содержания способствовали возникновению массовых болезней. Так, во время эпидемии тифа, начавшейся в ноябре 1914 года и продолжавшейся более двух месяцев, в Талергофе умерло до трех тысяч человек.
Украинские «сечевики», активно помогавшие австро-венгерским карателям, испытывали оргиастическое наслаждение от мук «кацапов». Вот «сiчова» песня, записанная крестьянином с. Кутище Бродовского уезда П. Олейником:

Украiнцi пють, гуляють,
А кацапи вже конають.
Украiнцi пють на гофi,
А кацапи в Талергофi.
Де стоiть стовп з телефона,
Висить кацап замiсть дзвона.
Уста йому посинiли,
Чорнi очi побiлiли,
Зуби в кровi закипiли,
Шнури шию переiли.

Всего же только за первые девять месяцев войны австро-венгры уничтожили в Галичине, Буковине и Угорской Руси около 20 тыс. человек. Обращение австро-венгерских властей с немногочисленным, около 500 тыс., русинским населением имело все признаки геноцида. Поистине в Карпатах не было русинского села, куда не пришло бы горе. В 1917 г. австрийское правительство было вынуждено признать, что в ходе войны более 60 тыс. жителей карпатских районов Дунайской монархии были расстреляны или повешены военными властями, и ещё около 100 тыс. умерли от истощения и эпидемий в концентрационных лагерях.
«Мы не должны забывать, что все эти люди тысячами и страдали, и умирали за русскую веру своих предков, за русскую церковь, за русскую икону, за русское слово, за русскую песню, за русскую душу, за русское сердце, за русскую волю, за русскую землю, за русскую честь и совесть», писал историк Галицкой Руси Василий Ваврик («Терезин и Талергоф». Львов, 1928).
Кто такие эти «украинские сечевики»? Это те же русские, (рутены, русины) которые совершили иудин грех и записали себя в украинцы, ради выгод кредита в австро-венгерском банке и хозяйства своего родственника-односельчанина.
Так зарождалась Украина и сами украинцы, предки которых до этого исторического периода на протяжении веков даже не подозревали, что их потомки станут украинцами.

Детство Ярослава Александровича Галана пришлось как раз на вышеописанное время. Он родился 27 июля 1902 года в семье мелкого служащего в местечке Дынив, что на реке Сан (теперь Польша). Учился сначала в местной школе, потом в Перемышле – в гимназии. Семья Галана принадлежала к «русофилам» – национальному движению в Галичине, стремившемуся сохранить свою древнюю изначальную русскую самоидентификацию, русский язык.
Русич или малоросс по крови, отец Ярослава попал в концлагерь для политических заключенных Талергоф, куда были депортированы десятки тысяч русофилов со всей Галичины, многие из которых встретят там свою смерть.
Детей, оставшихся сиротами, пытались выучить на новый австро-венгерский лад.
Как тогда обучали в галичанских сельских школах, Ярослав Александрович написал в своём рассказе «Казнь»:

«Пан Хрусцельский, синий от гнева, весь затрясся. Его глаза налились кровью. Он сжал кулаки, постоял минуту, точно в раздумье, затем подбежал к большеголовой девочке, схватил за шею её и её соседку, стукнул их головами, и тяжёлые, страшные удары посыпались на груди, спины, головы детей. Пан Хрусцельский рассвирепел. Его широкий полушубок развевался по хате чёрными крыльями, и в воздухе, как стремительные мячи, мелькали могучие ку¬лаки. Поднялся страшный крик и визг. Тех, кто хотел убежать во двор, учитель ловил и в остервенении бил головами о стены. Дети забивались под сани, но рука учителя находила их повсюду, выволакивала за волосы из-под саней и полуживых бросала под сапоги».

Ярослав на дух не выносит атмосферу полицейского режима, господствовавшего на оккупированной украинской земле. Буржуазное правительство Польши даже переименовало Западную Украину в «Малопольшу». 
Ненависть к угнетателям, полякам, австриякам, венграм, возникла у великого представителя русского народа не на голом месте. Австрияки буквально вбивали эту ненависть в головы непокорных «хлопов».
История жизни и творчества Ярослава Галана – часть истории той ветви украинского народа, которая в силу международных драматических событий на долгие годы оказалась под властью буржуазной Польши. Писатель познал весь трагизм неволи, потери друзей, горькой безработицы и профашистских цензурных рогаток, угроз и террора украинских буржуазных националистов. Но и в этих условиях Ярослав сумел достичь вершин национальной и мировой литератур, вписать в советскую культуру свою самобытную и неповторимую страницу. 
Огромна была выстраданная десятилетиями радость свободы, которую 17 сентября 1939 года принесла на Западную Украину Советская Армия. Взволнованно обращается писатель к своим соотечественникам: «Вдохните на полную грудь и вы почувствуете, как вам страстно, до боли страстно хочется жить...»

В 1935 году в жизни Я. Галана происходит знаменательное событие: ЦК КПЗУ (Коммунистическая партия Западной Украины) поручает ему и А. Гаврилюку возглавить оргработу по подготовке Антифашистского конгресса защиты культуры во Львове. В организации и проведении этого форума приняли активное участие писатели разных национальностей – С. Тудор, В. Василевская, П. Козланюк, Б. Домбровский, Л. Кручковский, К. Пелехатый. Почётным председателем был М. Горький. Конгресс оказал огромное влияние на политическую и литературную жизнь не только в Польше. В. Василевская под бурные аплодисменты рабочих произнесла тогда пророческие слова о том, что следующая встреча состоится в «красном Львове».
После конгресса началась новая волна репрессий польского правительства против пролетарских писателей. Учитывая сложность ситуации, В. Василевская приглашает Я. Галана в Варшаву, где он некоторое время работает в прогрессивной газете «Dziennikpopularny». Но и здесь его находит полиция. Восемь месяцев просидел он сначала в варшавской, а затем львовской тюрьмах. Был освобождён под строгий надзор дефензивы с запрещением печататься и работать.
До прихода Советской Армии Я. Галан был безработным, жил на случайные заработки.
И вот пришёл долгожданный, выстраданный день освобождения. Я. Галан – сотрудник газеты «Вільна Україна». Почти каждый день на её страницах появляются очерки, фельетоны, рецензии, в которых писатель рассказывает о рождении новой жизни, высмеивает буржуазную мораль, освещает театральную жизнь. Возвращаясь к «любимому роду творчества», писатель начал работать над новой пьесой о последних днях бесчинств пилсудчиков на Западной Украине. Вынашивает он и книгу о людях возрождённого края. Я. Галан много ездит, встречается со своими земляками, теми, кто ещё вчера был в неволе, а ныне стали хозяевами своей судьбы.

Война оборвала мирную жизнь советских людей. Ярослав Галан рвётся на фронт. В свой дневник он записывает: «Впереди далёкий и неизвестный, конечно же, тяжёлый путь, но я твёрдо верю в день нашей победы...» Писатель активно работает на радиостанции имени Т.Г. Шевченко, он – корреспондент газеты «Радянська Україна», комментатор на прифронтовой радиостанции «Дніпро».
Годы войны стали новым этапом в публицистическом творчестве Ярослава Галана. Писатель и журналист, он рассказывает о беспримерном героизме советских людей на фронте и в тылу, гневно разоблачает гитлеровский «новый порядок» на временно оккупированных украинских землях, предательскую роль украинских националистов. Часть этих фельетонов и памфлетов вошла в книгу «Фронт в эфире», вышедшую в 1943 году в Москве.
В 1945 году как специальный корреспондент газеты «Радянська Україна» Галан выезжает в Нюрнберг, где вместе с Ю. Яновским, Б. Полевым освещает судебный процесс над главными гитлеровскими преступниками. Писатель создаёт большой цикл антифашистских памфлетов, а также произведений, в которых неопровержимо, на документальных фактах раскрывает предательскую роль униатской церкви на Западной Украине и украинских националистов во второй мировой войне. Эти произведения потом войдут в прижизненные издания писателя – «Их лица» и «Перед лицом фактов».
Публицистический рассказ «Хватит!», вышедший уже после трагической гибели писателя в газете «Советское Закарпатье» на русском языке, является своеобразным пересказом идей подкарпатских и галицких русофилов. Приведу ряд выдержек из этого рассказа: 

«Но надежда на освобождение с Востока не замирала в народной душе. Закарпатская беднота свято верила, что настанет время, и народы империи Романовых сбросят с себя ярмо, установят народную власть и под руководством великого русского брата, понесут свет свободы всем обездоленным. Однако ждать сложа руки, пока это произойдёт, нельзя было, ибо это грозило гибелью. И народ начинает организованную борьбу, против крайне обнаглевших угнетателей».

В мемориальном музее писателя во Львове для будущих поколений хранится страница, обагрённая кровью. На ней слова, написанные Ярославом Александровичем буквально за несколько минут до трагической смерти: «Жизнь, чудесная советская жизнь победоносно шагает вперёд и рождает новые песни, новые легенды, в которых звучит величие освобождённого человека...».
Эта светлая жизнь трагически оборвалась 24 октября 1949 года. Во Львове в своём рабочем кабинете зарублен бандитом ОУН писатель-антифашист Ярослав Галан. Одиннадцать ударов гуцульским топором в голову, со спины, в тот момент, когда он на миг отвернулся.
Через сто лет после того как австрийские войска покинули территорию Галичины, в Киев пришли потомки тех, кто добровольно записался в украинцы, тех, кто писал доносы на своих земляков, родственников и принимал участие в грабеже и казнях.
За сто лет сформировалось понятие украинец уже как самоназвание народа. Парадокс в том, что ни полякам ни австро-венграм не удалось то, что получилось у большевиков – сформировать украинскую нацию в современном виде. Именно им мы обязаны появлению на карте мира государства Украина и народа – украинцы.
Жизнь и насильственная смерть Ярослава Галана – как бы связующее звено между началом украинизации и её «пэремогой» в виде украинской «революции гидности в 2014 году, в результате которой к власти пришли отъявленные русофобы, а государственной политикой стала ненависть ко всему русскому.

Эта ненависть объединила два таких разных по всем признакам народа как немцы и новоявленные украинцы, которые пошли к Гитлеру в услужение и сформировали УПА, дивизию СС «Галичина», батальон «Нахтигаль» отличившиеся жестокостью по отношению к мирному населению Украины, Белоруссии. Они сжигали сёла со всеми жителями. Хатынь лишь одно из таких сёл. 
По своей жестокости эти нацистские бандиты превзошли своих немецких хозяев. Сами немцы удивлялись их жесткости и бесчеловечности. Чего только эти выродки не вытворяли! Сотрудничество с гитлеровскими оккупантами ничем нельзя оправдать. Сотрудничество с гитлеровцами, когда уничтожались миллионы людей, только за то, что они были русскими, евреями, белорусами, поляками, чехами, словаками, коммунистами, антифашистами, мирными гражданами, это уже само по себе преступление против человечества. Уничтожение женщин, стариков, детей, грудных младенцев, инвалидов никакому оправданию не подлежит и не может иметь срока давности. Охрану лагеря смерти Треблинка, осуществляли те, кто служил в дивизии СС «Галичина», немцев там было 10 человек.

Нюрнбергский трибунал признал СС преступной организацией. Но в некоторых странах бывшего СССР – это сегодня национальные герои, в первую очередь это Прибалтика и Украина. И это притом, что во всём мире это военные преступники. Что с того, что эти нелюди отправляли людей в газовые камеры и печи крематориев, загоняли целые деревни в сарай и сжигали людей живьём, закапывали живых людей в землю.
Ярослав Галан, свидетель зверств фашистов, не мог согласиться со словами митрополита Андрея Шептицкого: «От болящего сердца приветствуем нашу немецкую армию и её вождя Адольфа Гитлера. Искренне просим Всевышнего о победе немецкого оружия над большевизмом. Благословляю вас, сыны мои, на святую борьбу во имя правды Божьей. В ваших руках судьба народа нашего и наше будущее. Начинайте с Богом!».
Не мог он согласиться и с тем, что укронацисты в форме нахтигалевцев только во Львове уничтожили более 3 тыс. человек, в основном польскую и украинскую интеллигенцию. У Вулецких холмов они истязали и убивали известных Галану учёных: члена многих академий мира Казимира Бартеля, писателя Бай-Желенского, академика Соловья, профессора Яна Грека, ректора университета Владимира Серадского, академика Антония Цешинского, профессора Тадеуша Тровского и много других.
Был ещё и Бабий Яр с украинскими полицаями Мирона-Орлика, чей портрет сегодня позорно висит в центре Киева на стене Киевского театра оперы и балета. Это его подручные с характерным западенским говором не тратили патронов на грудных детей и бросали их живыми в ров Бабьего Яра, вырвав из рук матерей.
Не мог мириться Я. Галан и с зачитанным в присутствии представителей абвера Ярославом Стецько «Актом провозглашения самостийной Украины», составленным лично С. Бандерой, один из пунктов которого гласит: «Возрождённая Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством вождя Адольфа Гитлера создаёт новый порядок в Европе и мире»...

В своей книге «С крестом или с ножом», Ярослав Галан мастерски описал, что же было общего у германского фашизма и украинских националистов, несмотря на всё презрение к украинским наймитам со стороны европейских немцев. Ему довелось принимать участие в Нюрнбергском процессе в качестве корреспондента газеты «Радяньска Украина».
Вот одно из его наблюдений:

«Говоря об украинских (и не только украинских) националистических телохранителях нацизма, Геринг с подчеркнутым презрением кривит губы: – Я их глубоко презираю, но ведь во время войны берут то, что есть под рукой. И Геринг действительно брал всё, что попадало “под руку”. А “под рукой” у него было в то время немало всякой всячины, и не только квислингов и квислинжат. Одних лишь художественных ценностей он “собрал” у себя на сумму пятьдесят миллионов марок золотом. Набрал он их со всех концов Европы, не забыл и об эскизах Альбрехта Дюрера из львовских музеев. Герман Геринг начал свои показания с краткой, удивительно краткой автобиографии. Он не без гордости информировал своих судей о том, что его отец был в своё время губернатором немецких колоний в Восточной Африке. К сожалению, он не добавил при этом, что его высокочтимый папаша поголовно уничтожил многотысячное туземное племя гереров. Причина – пассивное сопротивление колонизаторам. Методы его убийства были, наверное, источником вдохновения для Германа в его будущих делах. Всё племя, вместе с грудными детьми, было изгнано Герингом-отцом из своих жилищ в пустыню, где за несколько недель погибло от жажды и голода. Один из свидетелей рассказывает о концлагере в Маутхаузене. Геринг слушает внимательно, но, как всегда в таких случаях, лицо его неподвижно, застыло в напряжённом ожидании. У нас создаётся впечатление, что перед вами не Герман Геринг, изобретатель и организатор Маутхаузенов, а беспристрастный эксперт, которого лишь на несколько дней пригласили в суд. Комендант Маутхаузенского концлагеря обратил внимание на исключительно красивые зубы двух молодых евреев, привезённых сюда из Голландии. Несчастным вырезали желудки и по одной почке, потом впрыснули им в сердце бензин, головы отрубили, а после соответствующего препарирования этих голов, комендант лагеря поставил их у себя на письменном столе». 

По этой же причине современные укропатриоты под «жовто-блакитным прапором» пришли на восток, теперь уже бывшей Украины, с нашивками «рабовласников», с неодолимой жаждой «зачисть» территорию Донбасса по «хорватскому сценарию» от «сепаров» и «ваты» для своих «маэтков и пидприэмств».
«Резать русню», кричат, зигуя, четырёхлетние дети укронацистов. И о таком возможном сценарии развития событий нас предупреждал Ярослав Галан. Пушечное мясо для будущих войн.
Слишком хорошо он знал этих выродков, а они слишком хорошо понимали это и не могли просто так оставить то, как описывал их деяния украинский писатель в очерке «Чему нет названия»: 

«Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в её присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооружённые люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребёнка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: “Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..” “Хлопцам” это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери…»

Убийство писателя было совершено украинским националистом, членом ОУН, студентом Лесотехнического института Михаилом Стахуром. 
В 1951 году агент МГБ Богдан Сташинский помог обнаружить беглеца Стахура, внедрившись в его отряд и разузнав у хваставшегося Стахура всю правду. 1 июля Стахур был арестован, на суде он полностью признал свою вину и заявил, что осознанно убил Галана по распоряжению руководства националистического подполья за его высказывания в отношения ОУН и УПА. Домработница Галана опознала убийцу.

Сегодня на календаре 2019 год, семьдесят лет со дня гибели Ярослава Галана. Будут ли судить убийц мирного населения Донбасса, стариков, женщин, детей? 
Война на Донбассе длится шестой год и ещё не закончена, а значит узаконенные киевской властью убийства продолжаются. Каким будет ответ на вопрос о наказании современных преступников укронацистов, потомков тех, кто убивал сто лет назад, кто убивал в составе дивизии СС «Галичина» и кто убил великого сына русского народа Ярослава Галана.
Сегодня, в наши дни во Львовской области совершён акт циничного и демонстративного глумления: на бывшем еврейском кладбище установили памятник членам ОУН-УПА, расстрелянным в 1944 году.
Памятник посвящён людям, которые в июле 1941 года организовали в Самборе еврейский погром, в ходе которого убили около 100 человек.
Сегодня президент Украины Владимир Зеленский на совместном брифинге с премьером Израиля Биньямином Нетаньяху заявил, что попросил еврейское государство признать голодомор актом геноцида украинского народа: «Украина и Израиль вместе пережили все трагедии современной истории – голодомор и холокост, Вторую мировую войну, а также тоталитарный советский режим. Я обратился к израильской стороне с призывом признать голодомор актом геноцида украинского народа. Сегодня мы также вместе посетим Бабий Яр и почтим жертв массовых расстрелов в Бабьем Яре и холокоста», – сказал новый президент, чей дед сражался на фронтах Великой Отечественной войны, в том числе и с членами самых разных украинских бандформирований с их объединяющей идеей «за вильну Украину».
При этом о роли и участии украинских националистов, полицаев в Бабьем Яру не было сказано ни слова. Израильская сторона тоже «тактично» промолчала.

А будем ли молчать мы или наплюём на могилы всех жертв укронацистов с их идеологией звериного фашизма, с их желанием «попанувати», зависит только от нас.
Вся теория Третьего Рейха о превосходстве арийской расы вписывается в короткий лозунг оголтелых укронационалистов «Украина понадусэ!»
«Оскал хищника в национальной одежде», так кратко и точно охарактеризовал Ярослав Галан украинских националистов. Такими мы видим их и сегодня.

5
1
Средняя оценка: 3.775
Проголосовало: 40