«Восток загадочный, неспешный…»

***

Как странно – идут в Ашхабаде дожди.
Пустыня в дождях – наважденье!
Одно умещается сердце в груди –
Единственно место рожденья.
Сухими песками кормила война,
Ах, город любви это значит! 
А мама у каждого тоже одна:
Не может рассказывать – плачет…

 

***

И новых людей из невиданных мест
Узнали, хлеб-соли отведав…
Какой-то сплошной сумасшедший отъезд –
Прости, что я первая еду.
Обыденность – вот испытанье любви.
Она не грозит нам – я рада:
С рожденья бацилла метанья в крови
Кочевницы из Ашхабада.
А может, пора возвращаться туда – 
К истокам, где время неспешно
Струится, как в тихом арыке вода,
Не здесь – в суете безутешной.
Но там сотрясается всё до глубин
Во время землетрясенья…
И всюду - разлуки, и выход один:
Надежда и долготерпенье.
Ашхабад
Грозовою тучей прошёл над страной
Тот год, самый первый из прожитых мной:
Волна эпидемий, и голод, и зной,
Далёкого грома раскаты.
Сердца в напряжении сжаты.
Нас выжило мало, рождённых тогда,
По капле сочилась живая вода,
А мама была ещё так молода!
Свой хлебный паёк продавала,
От смерти собой укрывала.
Но дни испытаний, годины невзгод –
Нам после как вехи возможных высот, 
Но манит азийский мерцающий свод
Раскосым и угольным взглядом.
Мне имя дано Ашхабадом.

 

***

И начиналось утро – морем,
И называлось это – счастьем…
Ступени медленно вели
В урок азербайджан-дили.
Восток загадочный, неспешный,
У поцелуев вкус черешни
Но ветер гнал издалека
Чернобыльские облака.
Беда – она подкралась с тыла,
Тогда нас всех разъединило…
Но что до этого теперь
В плену сегодняшних потерь.
И как бесценные каменья
Перебираю те мгновенья –
Бесценной радости запас,
Что на плаву удержат нас.

 

Баку

Этот город – корабль на закате,
Этот чёрный – по красному дым
Уплывает – не плачь об утрате,
Но запомни навек дорогим.
Я стою на балконе высоком,
Море дышит – и ныне, и впредь,
Всё живое стремиться к истокам
Срок назначен –уже не успеть.
Но расстаться совсем – невозможно!
Уплывёшь – я опять завлеку…
И кинжалом отточенным в ножны
Имя города ляжет в строку –
                                                БАКУ

 

***

Под знаком Фатали – и сердце вдруг забьётся,
На том краю земли, что Азией зовётся,
На том краю земли, у самой дальней дали,
Под знаком Фатали – оркестрик на вокзале.
Шёл дождь в тот день в Шэки – мы пробуем шербеты
Коснись моей щеки – ещё нельзя об этом,
В музее старины, где заиграют сазы,
Едва коснусь щеки – ты встрепенёшься сразу.
О, музыка, играй, твори свои повторы,
И караван-сарай, дворцовых стен узоры,
Везде, - и ритм живуч, упругий изначально,
И взгляд напротив жгуч – подскажет дрожь – фатально.

 

***

Ночь в Красноводске – звёздный свод
И скверик в зелени сиротской,
Где праздник свой отметит флот –
Ночь в Красноводске.
Печальной вечной веет с гор…
А ты был ласковый, беспечный.
Не замечал моей в упор
Печали вечной.
Мы ели дыню – сладкий плод
Из орошаемой пустыни…
У райских, запертых ворот
Мы ели дыню.
Ладьёй Харона в царство тьмы,
И нет обратного парома…
Спасая жизнь, бежали мы
Ладьи Харона.

 

Фергана

Багча Шамал – в саду ветров
Не пир – персидские эмали,
Закатом золотятся дали,
И мы – среди земных богов
В Багча Щамале.
В тени Бабура – мушаира,
Поэты ждут второго тура.
Стихи звучали б до утра.
Но кто-то знак подал – пора
В тени Бабура.
Гигантской чашей Фергана
В саду у ное лежала наших:
Как чаша тёмная вина.
Пахнуло жутью вдруг со дна
Гигантской чаши.
Во тьме кромешной мчались мы –
При свете молний бег поспешный
В машине, с песнею потешной,
И смех – как грех среди чумы –
Во тьме кромешной.
Но не до смеха стало нам –
Раскатов докатилось эхо:
В саду -0 кровавая потеха.
И треснул купол пополам…
Тут не до смеха.

 

***

Пушкинский профиль, и смугл, и кудряв, и стихи –
Мало ли что померещится в свете нечётком…
Не убежать – по ступеням скользнут каблуки,
Сердце провалится в ямочку на подбородке.
Это ещё увертюра, вступленье, канун,
Но в Намангане, в экранных обрывках балета:
«Я же сказал тебе сразу – Лейли и Меджнун»
Там танцевали и правда Ромео с Джульеттой.
Было и будет, и всё умещается в ряд:
Тар заиграет – мне слышится голос жалейки…
Пляшешь свирепо, воинственно, с музыкой в лад.
Издали взглядом следит за Юсуфом Зулейка.
Было… И радость общенья ничем не вернёшь.
Если не вспомнить подробно, подённо, дословно:
Над переводом склоняюсь прилежно – и что ж?
Ты между строк улыбнёшься, окликнешь любовно…

 

Художник: П.В. Кузнецов (1878-1968) "Азиатский базар".

5
1
Средняя оценка: 3.11765
Проголосовало: 17