Далёкое близкое

Л. А. – с любовью…

Не чувствуя, как ветки хлещут по глазам, как обжигают руки, ноги и царапают лицо, Люська пулей влетела в колючие, буйно разросшиеся вдоль забора заросли малины и горько заплакала. Ей было страшно. И было стыдно. Так стыдно... что трудно дышать. Сквозь всхлипы повторяла лишь одно, прерывисто клялась навеки: «Ни-ког-да! Никогда, никогда, никогда... не предам тебя больше, Валерка!» Кулачком размазывала слёзы по щекам, а они всё текли и текли! А они... не давали всмотреться! Разглядеть не давали: что там? Что во дворе дядь Ваниного дома происходит после её... предательства. Предательства? Да. Да! Так осознала вдруг поступок свой – порыв нечаянный. Негодования порыв. «Как смог он?! Как?..» 
Двоюродный братишка... Умный, честный, храбрый... Он безоглядно доверял ей мысли тайные и дерзкие мальчишечьи мечты. Ах, как же слушала она его рассказы на ночь и как просила, чтоб читал! читал! читал! Про океаны и моря, про страны дальние, про сильных и отважных моряков. Он!.. – вспомнилось вдруг ей, – он плавать научил! С плота бултыхнул, и пошли команды: «Ногами шевели! руками! Так! Сильней! Ко мне – не сметь! Я рядом! Не боись! Сильней руками! Ну же! Не реви! Руками взмахи! Так! Смелей!! Неплохо. Во-о-о-т... Держись!! Держись! Сказ-з-з-ал!!! Всё... Держишься? Вот так. Плыви. Чуть поднырнув, толкнул наверх – и Люська поплыла. И доплыла до берега. Сама. Теперь не страшно – ни с плота... ни с мостика...
Барахтались воспоминанья в детской голове, и билась мысль: «А может... Может, можно было? Лежали же открыто деньги – он и... взял...». Шагнул в упор к ней в тот опасный миг, в глаза взглянул: «Боишься, что ль? А к морю... К морю с нами хочешь?..» 
Смотрел пытливо, озорно. И увидав в глазищах преданных «ага... хочу... поеду...», довольно хмыкнул: «Во-о-о-т. А что ж уставилась? Вперёд. Погнали. Пацаны нас ждут».
В самом дальнем углу огромного городского стадиона их действительно уже ждали мальчишки. Стояли, в стайку скучившись. В центре – Мишка рыжий. Веснушчатый, вихрастый, покрытый с головы до пят своим каким-то, с розоватой нежностью загаром, он старательно орудовал лопатой. Пронырнув поближе, Люська увидела почти готовую... лунку. Ну, да, лунка и есть. Очень похожа на одну из тех, что делал дядя Ваня, когда сажал картошку по весне. И вспомнилось зачем-то, как она («уже большая») помогала... и как учил, склонившись над ведром: «Клади по две, а ежли – вот такая, вишь, – поболе, то – одну». И как шагала след во след за ним, аккуратненько укладывая в мягкую землю облюбованные глазами картофелины...

Лопата, дрогнув лезвием, вонзилась рядом с Люськиной ногой. 
– Всё! – выпрямился Мишка. Окинул взглядом пацанов... 
– Давай, Валера. 
Валерка не спеша достал из брюк купюры, расправил бережно ладонью и, наклонившись, положил их в лунку – сам.
И отступила Люська. Отошла за спины пацанов. И сердце билось: тых-тыдых – украл... тыдых-тыдых... – украл!.. украл!!
И вдруг, рванувшись, полетела прочь. Мелькали улицы, заборы, окна, ставни... Мелькали пятки... 
И – с разгона! – в дом. Влетела в комнату к дядь Ване – двери настежь!.. И выпалила всё. Всё-всё, что видела, что знала – всё. 
Громыхнув тяжёлой табуреткой, отец Валеркин встал. Серьёзный взгляд из-под очков смутил, заставил замолчать, попятиться в сторонку, замереть. Так и стояла, не дыша, следя, как он шагал по комнате, стоял, молчал, смотрел по сторонам растерянно. Смотрел в окно. Вот подошёл к комоду, где лежали деньги, открыл зачем-то ящик и... Догадка молнией мелькнула: «рЕмень»! (так называл он сам матросский свой ремень). Да, так и есть: порывшись, вытащил. С руки на руку перекинув, вышел. 
Что же Люська? 
Испуганным зайчонком прошмыгнула мимо и – знаем уж куда – в кусты!

Ждать Валерку долго не пришлось. Щеколда на калитке звякнула привычно, и вот он, рядом, в шаге от неё. Отца увидел, понял сразу: знает. Ступенька – раз, ступенька – два... В глаза взглянул:
– Для дела нужно было, па. 
– Для дела, говоришь? – в глазах металл. – Для какого... дела? 
Ответа нет. Или не слышно Люське?! Вот, видит, что прошли за дом. Там, знает она, – лавочка. Там.... – слышит... – в ход пошёл ремень... 
– Не сметь! дела решать через обман! Не сметь! за чужой счёт! Не сметь! Не сметь! Не сметь!
Так хлёстко приговаривал, казалось, не отец – сам рЕмень, тяжело охаживая голую братишкину задницу. В ответ – ни звука. Так умел Валерка. Но... наконец-то... – наконец! – затихло всё. Вот, показалось, говорят... Всё страшное закончилось. И надо б выйти. Надо бы! Но как? Как посмотреть в глаза! Вот как теперь?! Вот как...
Но руки... сами... раздвигают... ветки... «жигают» огненно и ноги, и лицо... «Жигают! Пусть! Пусть, пусть жигают больно!» – Вышла. Прошла вперёд с головушкой поникшей, пред очи встала: вот я... что теперь?..
Заправляя выцветшую за лето рубашку, Валерка встал, расправил плечи крепкие, сощурил глаз:
– Чего ревёшь? Обидел кто? 
Чуть слышно всхлипнула, и вдруг – рыдания! Давно наружу просившиеся...
– Да ты чего?! Люсёна?! – отступил Валерка. – Чего ревёшь-то? Ну! Рассказывай! Счас разбер-р-р-ёмся. Кто?!
– Никто! Сама! Са-ма-а-а!! 
– Ушиблась, что ль? Упала? 
– Нет! Рассказала! Я рассказала! Я... про деньги... Я-а-а-а!! 
– Да знаю я, – повёл плечом Валерка. – Хорош реветь-то. Ну!
Но – н-е-е-ет: ещё сильнее плач, всё громче, безутешней горе... 
– Так, – вышел из терпенья брат. – Так! Всё! Ха-ре! Уйду один купаться, поняла? И на рыбалку завтра не пойдёшь. Реви тут!.. – голос почему-то... дрогнул. Предательски осёкся голос! – сам не ожидал!
Глаза подняв... вдруг обвила она ручонками братишку, воткнулась носом мокрым: так тебя люблю! 
Пытаясь расцепить ей пальцы за спиной, он хохотнул:
 – Ну, ты даёшь! То рёву тут дала, то обниматься вздумала. Ты это... Ты кончай свои девчачьи штучки. Па, отцепи её! Чего она!
Дядь Ваня встал, сгрёб бережно племяшку на руки и – в дом.
На кухне – столик у окна, в углу на печке – сковородка, чайник. Позавтракали молча, а потом...
Потом всё, как всегда:
– Ну, что, погнали?
– Погнали?.. Да! Погнали!! А куда?! 
– На Дон. Куда ж ещё. 
– На Дон! Ура! Купаться! Я с тобой! 
И вот уж мчатся – ветер встречный... Он рвёт косынку с Люськиных волос! Вот улетела – сорвана! Валерка, сделав резкий разворот, догнал, вернулся, молча повязал (как мог!.. на пышную копну...), поправил для страховки неумело и – вперёд. 
Вперёд, вперёд! Всегда – вперёд! 
Так жил...

***

После окончания ленинградского Высшего военно-морского училища подводного плавания он много лет ходил в моря и океаны. Он дослужился до высоких званий и чинов. Он дослужился до наград почётных, важных. До привилегий дослужился и до льгот. Но... не затмило это всё, вот ни за что на свете не затмило это в нём – Валерку...
И да простят меня «братки», «камрады», участники современного форума в Сети Sevastopol.info, лично знавшие Валерия Ивановича Долгова, за ниже приведённые о нём отзывы:

–  Привет, Инкерман. Я встречался в Москве с ним еще в 90-м. ... Нас привезли в конце июня после карантина в Николаев, в завод и через пару недель мы пошли домой –  в Севастополь. И сели на мель. Старпом построил экипаж в три шеренги на левом борту полётной и заставил бежать на правый борт, а потом обратно. И всё это в микрофон комментировал с хорошим солёным матом… Жаль его. Был моим любимым офицером на пароходе. Справедливым и каким-то своим, понятным.

–  Привет камрады. Смотрю –  нашего полка прибыло. Притом, что радует обсуждение офицерского состава. К добрым словам в адрес старпома с удовольствием присоединюсь. ... Вот досадный пробел, я не помню отчества. Иногда, вспоминая его, пишу фамилию Долгов. И вроде выходит суховато, а отношение к нему отменно хорошее и доброе.

–  Корабельные истории… Конечно, в памяти они сохранились даже лучше, чем семейные или школьные. Понятно, почему: стресс, драйв, новизна ощущений на фоне тоски по дому или просто куску суши. 
Я буду здесь потихоньку вспоминать, если вы не против. Вразнобой, что в голову придёт из тех замечательных лет. И раз уж мы о Долгове…
Прослужив два с лишним года, мы начали в кубрике таскать штангу. Ну и на турник, конечно, ходили, и на брусья –  всё мало. От нефиг делать начали с Гейшей отжиматься на леерах как на брусьях с провисом над трапом, который идёт к нам на площадку перед кубриком. Была очередь старшины 2-й статьи И. Гейши, когда старпому вдруг захотелось подняться в надстройку. Куда он шёл –  к нам или в какой-нибудь пост разведчиков, нам узнать не довелось. В момент его появления на нашем трапе, Гейша, отжавшись, резко пошёл вниз и начищенными каблуками прогаров 44 размера заехал чётко в переносицу капдва Долгову. При этом сбив с него фуражку. Был как всегда витеиватый мат и короткий удар в печень, после которого мы оба согнулись пополам –  один от боли, другой от хохота.

–  Да, правда, у него был редкий дар быть и жёстким, и своим до мозга костей, и всё это одновременно. Первый раз столкнулся с ним лицом к лицу по духовству, это был такой королевский выход на бак. Сначала был слышен отдалённый рык, потом звук отдельных пинков, грохота падающих по трапу, пара тройка морячков, не успевших нырнуть на промежуток, снова вылетели на бак и бегом на шкафут, на площадку барса. И тут уже, конечно, выходит сам. А я так и стою с открытым ртом и с бычком в руке… ещё плохо ориентировался – кто есть кто на корабле. Смотрю на него ... а ведь он довольный как кот, наверно ему самому нравилась такая процедура с л.с. Влепил «дружеского» леща промеж лопаток, и только потом,–  ты кто, зема?.. давно на пароходе?..

–  Ребята, может, есть ещё фото других командиров ПКР для сайта авианосцев и палубной авиации СССР и России в тему о Командирах «Москвы»?

–  Спасибо за ссылку, но в основном моя цель была и есть создать площадку для общения ветеранов вашего корабля, которые сами решают, что надо на ней размещать. 
P.S. Есть небольшая проблема, на которую я только вчера обратил внимание, это касается Валерия Ивановича Долгова. Мною была найдена информация, что Долгов командовал ПКР «Ленинград» и о чём я написал в теме http://takr-kiev.ucoz.com/forum/72-283-1. Аналогичная информация есть и почти точна по срокам с командованием Долговым В.И., но уже ПКР «Москва» в теме http://takr-kiev.ucoz.com/forum/73-286-1. Где правда и где путаница, хотя если это было так, то Долгов был первым, кто командовал обоими ПКР ЧФ СССР. Аналогичное сообщение размещу в теме о ПКР «Москва» здесь на форуме

–  Валерий Иванович Долгов... Вечная ему память. 

И с этого же форума – фото и подпись:

Долгов Валерий Иванович на мостике ПКР «Ленинград», уже будучи его командиром. Фото Сергея Качана.

5
1
Средняя оценка: 2.88406
Проголосовало: 69