Прозападные путчи бывают не только «бархатными»: как убивали Чаушеску

25 декабря румынские «революционеры», они же путчисты, свергнувшие законного главу государства, после молниеносной пародии на «суд» расстреляли президента социалистической Румынии Николае Чаушеску с женой. Хороший урок для тех лидеров «ближнего зарубежья» России, кто пытался и пытается кокетничать с «благословенным Западом», играя в «многовекторность». 

1989 год стал в Восточной Европе «годом бархатных революций». То бишь прозападных путчей, заканчивающихся быстрым и практически бескровным свержением законных властей в социалистических странах, союзниках СССР, при преступном бездействии или прямом соучастии ренегатской «элиты» во главе с Горбачевым сотоварищи.
К декабрю уже началось разрушение социализма в Венгрии, Польше, ГДР, Чехословакии. Однако Румыния на этом фоне до самой середины месяца казалась просто-таки «несокрушимой цитаделью» среди стран советского блока.
Причиной тому в значительной степени была личность руководителя страны – Николае Чаушеску. В его биографии причудливо сплелись некоторые аналогии с жизненным путем многих советских лидеров. Так, например, избрали его на высший партийный пост в середине 60-х подобно Брежневу, как «временную и компромиссную фигуру», пока тройка главных «тяжеловесов» румынской политики никак не могли решить, кому же из них стать первым. А «временный» лидер на протяжении ближайших лет взял да и отправил сей «триумвират» в политическое небытие – кого в отставку, кого на ничего не значащие должности.
И своя «оттепель» а-ля Хрущев у Чаушеску тоже была, правда, не так, чтобы очень длинная. Зато с начала 70-х его начали сравнивать со Сталиным из-за начала кампании по установления в стране «культа личности». 
Впрочем, вспоминая гениальную оценку Иосифа Виссарионовича лауреатом Нобелевской премии Михаилом Шолохова: «Культ был – но была и личность!», сравнивать лидеров коммунистов СССР и Румынии не приходится – слишком уж разные у них были «весовые категории», да и достижения тоже.

***

Хотя при Чаушеску тоже достигались немалые экономические успехи, например, объем промышленного производства в 1974 году превысил показатели 1944 года в 100 раз, вдвое выросла нефтедобыча и нефтехимическое производство и т.д.
Да и пресловутый «режим жесткой экономии» из-за обилия западных кредитов тоже завершился полной их выплатой аккурат к середине 1989 года. В то время, как, скажем, те же поляки, в 70-е годы нахватавшие западных кредитов, не сумели их вернуть даже с учетом массированной финансовой помощи СССР.
Большая их часть была просто «списана» Западом ради превращения Польши в этакую «витрину правильного выбора западного образа жизни». Для того, чтобы доверчивые «лохи», вроде граждан Украины, Грузии (даже и Прибалтики – несмотря на членство в ЕС так и не дождавшиеся значимых западных инвестиций), глядя на это «экономическое чудо», ратовали за самоубийственную политику уничтожения собственной промышленности и экономических связей с Россией во имя «скорейшей евроинтеграции».
Собственно, до начала 80-х годов, когда румынский лидер решил поскорее рассчитаться с западными долгами, последних оставалось не так уж и много – около 10 млрд. из взятых ранее 22-х. Остальные пошли в дело. Румыния благодаря им в 70-е гг. превратилась из «великой аграрной державы» («голубой мечты» политиков «незалежной») в страну с преобладанием экспорта промышленной продукции. 
Вот только со сбытом последней закономерно начались проблемы. Рынок СЭВ был далеко не бездонным (и ходил на нем «переводной рубль», а не нужная Бухаресту для расплаты по долгам инвалюта), да и стояли там румыны лишь «одной ногой». В силу взятым Чаушеску курсом на «многовекторность», то бишь политики «и нашим, и вашим». 
Дошло до того, что «гений Карпат» (как именовали румынского лидера местные СМИ) осудил ввод войск Варшавского Договора в Чехословакию для подавления антисоциалистического мятежа в 1968 году. Да не просто на уровне дипломатических демаршей или там статей в правительственных газетах, а с организацией многотысячного митинга в столице, в поддержку «чехословацких товарищей», давно уже жаждавших побыстрее превратиться в полноценных «господ».
Также Румыния посылала своих спортсменов на Олимпиаду в Лос-Анджелесе (которую остальные соцстраны с СССР бойкотировали в ответ на бойкот США и их союзниками Олимпиады-80), имела «особое мнение» относительно трений Москвы и Пекина, умудрялась сочетать членство в Варшавском Договоре с «движением неприсоединения» (!), а также практиковала многие другие вещи, трудносовместимые со статусом союзника как нашей страны, так и по-настоящему дружественных ей стран Восточной Европы.

***

Спору нет, за эту роль «полу-Плохишей» (или «полу-Иуд»?) Запад время от времени «премировал» румынских «многовекторников». Давая те же кредиты под небольшой процент, и даже периодически предоставляя «статус наибольшего благоприятствования» в торговле. Вот только последний все равно не мог компенсировать потери из-за неполной интеграции с рынком социалистических стран. 
А уж после 1987 года прикрылась и эта «лавочка». В самом деле, зачем было Западу «подкармливать» минимально существенными подачками румынских «фрондеров» в «советском блоке», если к тому времени само «перестроечное» руководство СССР уже сбилось с ног в желании понравиться «мировому сообществу», сдавая его «гегемону», США, одну позицию за другой?
Вот тогда на Западе и вспомнили, что Чаушеску, оказывается, «жуткий диктатор»! Ну да, конечно, кто же кроме «кровавого диктатора» способен наказать участников крупного антигосударственного бунта в 1987 году в Брашове, в котором участвовало несколько тысяч человек, когда была разгромлена куча госучреждений, избиты десятки госслужащих и работников правоохранительных органов, аж 3 годами лишения свободы максимум? Да и те получили целых 4 осужденных, еще несколько десятков отделались сроками намного меньше, сравнимых с ответственностью за обычный дебош в пьяном виде. 
Для сравнения: на днях в «цитадели демократии», в штате Айова, 16 (шестнадцать!) лет тюрьмы получил местный житель за целое тайное похищение и последующее сожжение флага «голубо-розовых» извращенцев, установленного на верхушке местной «церкви» (!). Просто непонятно, и чего тогда «подручные кровавого диктатора» не подложили бунтующим румынам полусожженное «радужное» знамя? Наверняка последующие меры по подавлению мятежа однозначно были бы восприняты «мировым сообществом» на «ура». 
Но шутки шутками, а ситуация в Румынии в 80-е годы действительно была не очень. Режим жесткой экономии, продиктованный желанием побыстрее уйти от кабалы МВФ и ему подобных структур, доходил до карточной системы на продукты питания, запрет на покупку холодильников и телевизоров, почасовую подачу электроэнергии и т.д.
Но, в принципе, благодаря этим мерам румынские долги действительно оказались выплаченными к середине 1989 года. Увы, Чаушеску слишком понадеялся на «официальную» популярностью своей фигуры в народе и решил повременить с «отпусканием гаек». Хотя, надо думать, если бы народ реально почувствовал на своем благосостоянии «плоды победы» над огромным внешним долгом, наверняка декабрь того же года мог завершиться для румынского лидера куда более благополучно.

***

В итоге же получилось то, что получилось. Не помогло даже, что «фитилем» массовых выступлений стал арест венгерского священника в месте компактного проживания венгров. Которых Чаушеску в годы своей власти пытался ассимилировать среди румын, заодно потрафляя румынскому же национализму. Но недовольство десятилетними лишениями было настолько сильным, что главе государства не удалось даже сыграть на карте межнационального противостояния, протесты быстро перекинулись в столицу.
Вообще-то, даже сейчас в Румынии на полном серьезе, даже на уровне президента страны, продолжают говорить о том, что не понимают до конца, что же именно произошло в конце 1989 года? Хотя, по большому счету, именно это «официальное непонимание» лучше всего свидетельствует о том, что на самом деле все и всё отлично понимают, просто истинные «бенефициары» тех событий, в обычных традициях спецслужб, еще долго не разрешат рассекречивать старые архивы. И даже просто болтать по этому поводу.
По имеющимся данным можно предположить, что в устранении Чаушеску были заинтересованы и в США, и в СССР. С американцами понятно – после фактической «вербовки» ими руководства КПСС, возиться с «последним диктатором Европы» у них не было ни малейшего желания. А вот устроить ему «показательную порку», чтобы другим неповадно было, желание присутствовало.
 «Перестроечникам» же очень не нравилось то, что Чаушеску никак не желал начинать разрушительные реформы в своей стране, вместо этого пытаясь наладить сотрудничество между государствами, действительно сохранивших социалистические идеалы – Кубой, КНДР, Вьетнамом.  Правда, Горбачев, как заклинание при этом говорил: «В Румынии должен быть сохранен социалистический строй», но, думается, в 1989 году этот ренегат, давший отмашку на смещение союзных социалистических элит в странах Восточной Европы, говорил это исключительно для проформы. 
С другой стороны, как минимум, по линии армии Советский Союз имел определенное влияние на румынских военных. Один из них, генерал-полковник Милитару, один из видных участников будущей «революции», даже проходил по делу о военном заговоре, раскрытом местной госбезопасностью, «Секуритате», в 1979 году, но, явно благодаря заступничеству Москвы, отделался лишь отставкой.
Но понятно, что, если бы даже гипотетический заговор румынских военных против Чаушеску закончился бы успехом в конце 70-х, Румыния всего лишь стала бы более надежным союзником СССР, не более того. А вот когда социализм из-за «катастройки» начал рушиться уже даже у нас, старые связи советских спецслужб и румынских военных по дестабилизации режима Чаушеску могли сыграть на руку лишь Западу. 
Да, в общем, на тот момент не выглядит фантастической гипотеза и о том, что КГБ, возглавлявшееся соратниками Горбачева, «втемную» или даже «чистую» (например, в обмен на обещания каких-то преференций для Михал Сергеича от «друга Буша») не использовало свою румынскую агентуру для свержения румынского лидера в пользу Запада.

***

Дальнейшее, как говорится, было уже «делом техники». Массовый митинг в Бухаресте, созванный сторонниками президента, отдельные группы «крикунов» превратили в антиправительственный. 22 декабря покончил собой министр обороны Миля, не желавший «применять армию против собственного народа». Ну да, соответствующий миф о «бесчестности» такого применения особенно упорно «экспортируется» Вашингтоном, в свою очередь применяющего «национальную гвардию», то же подразделение Вооруженных Сил, против собственных протестующих направо и налево. И покойного министра сделали чуть ли не «сакральной жертвой». 
Потом своему Верховному Главнокомандующему начали один за другим изменять сначала армейские генералы, а потом и высшее руководство госбезопасности. Несмотря на то, что рядовые сотрудники «Секуритате» с куда большим уважением относились к данной присяге, продолжая сопротивление мятежу даже после того, как их начальство приказало им сложить оружие. 
Однозначным успехом путчистов стал захват ими государственного телевидения, после чего на всю страну было объявлено о «падении диктатуры». Бойцы «Секуритате» до конца охраняли здание ЦК, но вскоре это потеряло практический смысл. Чаушеску на вертолете покинул Бухарест, собираясь добраться до одного из городов, гарнизон которого сохранил ему верность. Увы, последнее не относилось к пилоту вертолета, который, сославшись на угрозу перехвата истребителями мятежников, высадил топ-пассажиров на полдороги. Где они вскоре и были арестованы.
Суд над Чаушеску и его женой, больше похожий на откровенный фарс, длился всего несколько часов. При этом, правда, сообщается, что подсудимым давался шанс признать себя умалишенными и быть направленными на соответствующую экспертизу. Но каким бы экстравагантным ни был в своей жизни «гений Карпат», соглашаться на столь позорную уловку он не стал.
Да и не факт, что она бы сработала. Слишком уж многие были заинтересованы в том, чтобы Чаушеску замолчал побыстрее и навсегда. От переметнувшегося на сторону победителей нового министра генерала Стэнкулеску (как оказалось, и отдававшего приказ армии стрелять в протестующих, что спустя несколько лет и закончилось для «героя революции» тюремным сроком), до многих влиятельных фигур на Западе. О тайных переговорах и договоренностях с которыми «румынский фрондер» мог бы рассказать ну очень много интересного и скандального.
Так что закончилась эта драма расстрелом у стены армейской казармы законного президента Румынии (так и не отрешенного от должности положенным путем) и его супруги, пожелавшей остаться со спутником жизни до самого конца. 
Заодно получилась отличная «агитка» на тему «так будет с каждым» лидером государства, кто не послушается «настойчивых предложений» западных «товарищей» «уйти по-хорошему» со своего поста «по требованию народа» (список «народа», а также «ваты», «сепаров» и прочей «нечисти» обычно прилагается отдельно).

***

Вообще-то, как раз с Чаушеску история все расставила на свои места. Если еще в 2010 году 49% опрошенных румын назвали его «хорошим руководителем» (а 41% даже готовы были проголосовать за него на выборах президента!), то в 2018 году положительно оценили роль погибшего лидера страны уже 64%! Зато его убийца, в последующем трижды президент Румынии Ион Илиеску, ныне сам находится под судом, в том числе и по обвинениям в «диктаторских замашках». 
По-настоящему непонятно другое: почему, несмотря на печальную участь того же Чаушеску, на постсоветском пространстве не переводятся политики, желающие «поиграть в многовекторность», «незалежность», «развитие национальных традиций» и прочее, лишь бы только позлить Россию и сорвать аплодисменты на Западе? 
Можно ведь не успеть сбежать в Ростов, да и неудобно будет это делать, когда сам осудил Януковича за то, что «тот не боролся с мятежом до конца», как это заявил в 2014 году «бацька» Лукашенко. А имидж «последнего диктатора Европы» (каковым в свое время называли и убитого румынского лидера) ведь никуда от Александра Григорьевича не делся – его на Западе просто временно «спрятали под сукно» в ожидании, когда Минск со своей «многовекторностью» не пройдет «точки невозврата».
Все-таки жалко, что вроде бы талантливые во многих других вопросах государственного управления люди не понимают фундаментальных законов политики или думают, что станут для них каким-то «приятным исключением»…

5
1
Средняя оценка: 3.30435
Проголосовало: 46