Праздник на качелях

В этом году наш постоянный автор, замечательная русская поэтесса Галина Богапеко отмечает юбилей. Журнал «Камертон» сердечно поздравляет Галину Петровну, желает ей здоровья, вдохновения, хорошего настроения и новых стихов!

 

В это утро

Ты просыпаешься, открыв глаза, встречаешь утро
Совсем не белое, не крашенное Супрой,
А приглушённо рыжее, и серые оттенки
Пятнистые на старых жёлтых стенках,
Как дымки от взлетевшего салюта,
И мебель, и другая утварь –
Встречают утро
С тобой, в твоей норе, не прибранной и утлой.
Ты завтракаешь творогом, сметаной, соком,
Читаешь Бродского, без помыслов высоких,
Без волшебства, без опыта – за гранью,
Не указательною дланью,
Без прибауток,
Но, что к его стихам так тянет 
В это утро?

Всё наяву?

Зелень пестрит – палитра оттенков весенних.
Правит ковид, рождённый по поручению
То ли от Бога, то ли от чёрта – не знамо,
Враз опустела от лиц городских панорама.
На маскарад в масках пойдут единицы.
Всё наяву, или мне это только снится?

Готова обнулиться

О, время, как мгновение при вздохе,
И ты вдруг обнаружишь склоки:
«Всё молодитесь, 
Подумать о душе пора бы,
Давно ведь не девица». 
А душа готова к праздникам, к парадам,
Готова обнулить прошедший путь – до старости,
Готова к грустной радости 
Любви, открытиям непознанного в мире,
И годы жизни сбросить,
Как в осень
Деревья сбрасывают листья
И обновляются к весне в дождливой лире.
Я снова еду в Храм молиться,
Встречаю молодые лица,
И скрытая слеза искрится.
И мне не скрыться 
От старости, от шрамов на лице,
От прожитого времени в Столице.

Качели 

Я привыкла – меня провожают, встречают.
Всё оплачено сыном, всё включено.
Но душа почему-то постоянно страдает.
Я скучаю, не виделась с сыном давно.
А в Москве дождь, случайные встречи и серо,
Только белое облако в предосенней хмари,
И графический крест чёрный на белом,
И закрытые люди в равнодушной печали,
И вокруг ощущаешь отсутствие жизни,
И качели ветра̀ равнодушно качают,
И качели скрипят: надо жить, надо выжить.
Я привыкла – меня провожают, встречают…

Освящение Божье

Из Анапы в Москву, из зноя в дождь,
Снова маски, перчатки, холодная дрожь
И чего-то желаешь, надеешься, ждёшь,
Поглощая известий привычную ложь.
И с надеждой обычной отправляешься в Храм,
На Таганку, до боли родной.
Но стекает надежда по волосам –
Освящение Божье с небес по прямой…

Праздник на качелях

Осень –
Багряная, благодатная, задумчиво-яркая, нарядная.
Я оседлала Пегаса, 
Скачу по лабиринту вдохновения отрадного…
«Сходненская» – 
Двери закрываются, еду на «Баррикадную».
Под шум поезда
шепчу заклинанья, обращаясь к святой Ариадне –
«Дай, Ариадна, клубок из ниток,
Чтобы выйти из лабиринта 
Без разлада». 
Я представляю себе перспективу – 
Я в пустыне по пояс в песке.
Небо бледно фиолетовое с синью 
И горный массив вдалеке.
Я подпираю правую щёку и упираюсь в песок локтем.
Тень моя длинная, почти около
Этих неровных из глыб гор.
Часть её на сероватом песке, 
Большая – в фиолетовом пространстве,
А в перспективе тень головы дельфина – в трансе.
А горы – фигуры тех, кто в горе, 
Но как поделиться счастьем?
«Баррикадная»,
Двери открываются, выхожу, а кругом веселье!
Вроде бы нет праздника, есть праздник! –
Качается на качелях…

5
1
Средняя оценка: 3
Проголосовало: 23