«Я желаю вам мира и счастья…»

Моя Россия

Запах скошенной травы,  дуновенье ветерка,
Нежность маминой любви, вкус парного молока,
Белизна стволов берёз, ширь полей и неба синь,
Щедрость, радость, доброта…  Это всё – моя Россия!

Свежий воздуха глоток в миг природы пробужденья,
Сочность красок в летний зной, буйство зелени цветенья,
Тихий шёпот листопада, серые дожди косые, 
Снега белого сиянье…  Это всё – моя Россия!

Память предков,  дух традиций, в храме строгий лик икон,
Чистота души и мыслей, чудный колокольный звон,
Все ошибки, беды, боли, счастья и любви стихия,
Достиженья  и победы… Это всё – моя Россия!

 

Когда меня ещё не было

Неприступной стеною сугробы
От домов отделяют дорогу.
Вечер. Звёзд удивительно много,
Неба бархат так низко, хоть трогай.

Постепенно готовится к ночи
Городок. Гаснут окна-огни.
Тишина, лишь негромко очень
Слышен смех и чьи-то шаги.

Кареглазый, худой парнишка
И девчушка, собой хороша,
По сравнению c ним – малышка,
Из кино идут не спеша.

После фильма – пустая дорога:
Все домой разбежались влёт.
У мальчишки замёрзли ноги,
У девчонки руки – как лёд.

Не боясь метели и стужи,
Не спешит эта пара в тепло.
Счастье греет их юные души, 
От любви, словно днём, светло.

Тихо падает снег на ресницы,
Он дыханием греет ей руки.
Пусть подольше встреча продлится,
Пусть минует их горечь разлуки…

Это время надёжно под снегом.
Стерегут старых елей лапы.
Только память не канула в лету –
Это были мои мама с папой.

 

Привет из детства

Беловежская улица – в прошлое дверца.
Я вчера ненадолго заглянула туда.
Здесь живет моё детство, и волнуется сердце,
В предвкушении встречи бьётся, как никогда.

Дом слегка постарел, хотя светел всё так же,
Но зато разрослись во дворе дерева,
А соседские старые пятиэтажки 
Заменили большие чужие дома.

На асфальте расчерчены классики мелом,
Скачет девочка с бантами, может быть я?
Подошла к ней поближе, застыла несмело,
А девчонка радушно приглашает меня:

«Что стоишь, прыгай быстро на клетку!»
«Я же – взрослая в детские игры играть!?»
Рассмеялась: «А врать – некрасиво, соседка!
Ты же младше меня лет, наверно, на пять».

Закружилась слегка голова от виденья.
Глядь, ни классиков нету, ни девочки той.
Просто детство вернулось ко мне на мгновенье,
Помахало из прошлого тонкой рукой.

 

Накануне романа

Мы с тобой – накануне романа
И ведём себя осторожно –
Целоваться пока ещё рано,
А расстаться уже невозможно.

Сердцу видится неизбежность
В том, что кругом идёт голова,
Когда тонкими пальцами нежность
Слов своих плетёт кружева.

Бесконечность ли, быстротечность 
Скрыты в ритмах наших сердец?
Знает только звёздная млечность,
Как сплетаются судьбы в венец.

 

Пришельцы

Лето жаркое, краски яркие,
Как и чувства наши с тобой.
В небе – радуга, в блюдце – ягоды.
В сердце – страсть любви неземной.

Поцелуи такими пряными
Не бывали ещё никогда.
Видно ягода эта пьяная 
Одурманила нас тогда.

Превратила нас в одно целое.
Нет границ. Где я? Где ты?
Всё смешалось. Чёрное, белое,
Небо, солнце, трава, цветы.

Полыхнуло всё небо заревом,
Как при встрече Земли с Кометой.
С удивлением вслед шептали нам:
«Вон – пришельцы с другой планеты».

 

Жалею

В параллельных мирах порознь жили с тобой,
Но однажды Господь что-то там перепутал:
Показалось, меж нами возможна любовь.
Показалось…  И длилось всего лишь минуту.

Но с тех пор для меня ты – уже не чужой,
И неважно, что врозь наши судьбы, не рядом.
Я пригоршню стихов твоих грею рукой,
Чтоб растаяли льдинки душевного града.

Пронесусь над тобою весенним дождём,
Омывая слезами сердечные раны,
От похмельного бреда очищу твой дом,
Пепел прошлого ветром смету ураганным.

Полегчает. Причину ты вряд ли поймёшь,
Просто взмоет душа, будто и не болела,
И не мне, своей спутнице юной шепнёшь:
«Ни одна до тебя так меня не жалела».

 

Парижанки

Я пью кофе у «Анжелины» (1),
А вокруг, словно птичьи стайки,
Утончённые, как балерины,
Завтракают парижанки.

Вот девчонка с осиной талией 
Круассан доедает неспешно.
Интересно, о чём мечтает?
О любви неземной, конечно.

Рядом – дама, похожа на скрипку,
Нервно ест. (Спешит на работу?)
Вдруг лицо освещает улыбка,
И отходят куда-то заботы.

Не даёт ей сосредоточиться,
Словно вспышка во тьме кромешной,
Мысль о бурной вчерашней ночи,
О любви неземной, конечно.

Очень медленно и с достоинством
Шоколад пьёт мадам-старушка.
Маникюр, причёска пристойная,
Рядом с ней – болонка-подружка.

Чуть слезятся глаза от старости.
Жизнь её не была безгрешной.
Были в ней и ошибки, и шалости,
И любовь неземная, конечно.

Те сюжеты меня покорили.
Стали вдруг парижанки ближе.
И как будто без слов открыли
Мне великую тайну Парижа.

За окном моросит – ненастье.
Но оно не продлится вечно.
Я желаю вам мира и счастья,
И любви неземной, конечно!

 

Тоска по Парижу

Моё сердце рвётся в Париж,
Зря твердят, будто время лечит,
Ведь душой, замирая, паришь,
Предвкушая добрую встречу.

Прилетели. Как всё знакомо:
Натр-Дам, Монмартр, и Лидо,
Елисейских полей истома,
Только чувствую, что-то не то.

Мир вдруг стал тревожным и хрупким,
Загрустил даже старый каштан –
Где девчонки в коротких юбках,
Героини романов Саган?

Всюду вижу чуждые лица,
Даже женщин встречаю в чадрах
Чья теперь ты, Париж, столица?
Кто твой Бог – Христос ли, Аллах?

Город весь – как взведённая мина,
Шаг неверный – она рванёт,
А в любимом кафе «Анжелина»
Шоколад мне араб подаёт.

Что осталось? Причудливость крыш
И уют старых улочек узких.
Моё сердце рвётся в Париж
В тот, далёкий, ещё французский.

 

Художник Эрик Лоран.

5
1
Средняя оценка: 2.6
Проголосовало: 30