Подранки науки

125 лет назад, 26 февраля 1896 года родился А. Жданов, советский партийный, государственный деятель.

"История есть политика, опрокинутая в прошлое". Ю.Жданов-мл.

Отчего Белинский мнемонически напал на Гоголя в своём послании? А на Фета — Чернышевский, почём зря костеря того за «Шёпот. Робкое дыханье». Ленин поносил беднягу Фёдора Михалыча перед Инессой Арманд. 

Почему Плеханов как только не обзывал Л. Толстого за преступное равнодушие к освободительному движению? Почему Бухарин безаппелляционно жёстко послал Есенина вразнос? Почему Жданов «уничтожил» Ахматову с Зощенко? Сплошные «почему»… Тотальное молчание.
Впрочем, это присуще всей исторической науке. Во все века.
Ах, эти битвы разума.
Чудом выживший Кондорсе. Не спасшийся от гильотины Лавуазье. Пастер доходил до кулаков с неприятелями из Парижской академии. Дружбу Бора с Эйнштейном — разодрали обоюдные нестыковки в квантовой физике. Свет, его качественная природа и свойства рассорили Гюйгенсона с Ньютоном. Кювье спорил с эволюционной теорией Лемарка. У русских оппонентов в вопросах биологии-химии-почвоведения драки кончались… взаимными доносами. Судьбоносными до катарсиса.
А ведь речь идёт о людях высокообразованных. Прекрасно знающих литературу, философию: и с той, и с другой стороны подчас нелепых обвинений. 
Это — вечные риторические вопросы. На которые каждый исследователь отвечает самостоятельно. И порой — довольно противоречиво.
Попробуем и мы… 

XIX—XX вв. Поколение «шлагбаума веков», как замечал Фет. Серебряный век. Первая мировая. Две революции. Гражданская война. И дальше…
Пышущая жаром, локомотивом, эпоха. Железные люди. Непростые витиеватые судьбы. Покрытые тайнами, недомолвками, недоговорками. 
Они меняли течение жизни, ломая Историю. Строя её заново. С головой ныряя в пучины гражданских противостояний, глобальных общественных потрясений, социальных взрывов.
Их именами называли города и посёлки, острова, улицы, реки. Потом — стирали их с географических школьных карт. Через десятки лет — снова возвращали. 
Их забывали, вспоминали-реабилитировали, прощали, проклинали. Гордились. Восхищались ими. 
Берия, Абакумов, Дзержинский, Будённый, Молотов, Киров, Жданов… Фамилии перечислять можно долго. Всех их — первых людей первых лет советской власти, не сходивших с ярких передовиц взрывных победных пятилеток, народ знал по именам. Кого-то — боготворил. Кого — ненавидел в пылу кумачово-пропагандистских вывертов.
Мы помним, как они въезжали на вороных рысаках и броневиках в большую историю большой страны. Знаем, что создали. Или, наоборот, разрушили. Что сделали для родной отчизны, дорогой любимой партии — в угоду будущим поколениям. Обязательно должным жить при коммунизме. Обязательно!
Помним, как они погибли. Кто — безымённо, безвозвратно. А кто — покинул мир с почестями, под стройные хлопки выстрелов почётного караула. Покрытым незабвенным платом всенародного горя. Плача.
В их биографиях сонмы неразгаданных загадок. Многие из коих рассеются лишь с окончательным развенчанием пыльных архивов с грифом «Секретно»: «Мы призываем все государства активизировать процесс обнародования своих архивов», — словно подтверждает мои слова президент В. Путин. (В статье для амер. таблоида National Interest. Июнь, 2020 г.)
Пока же — история пишется по известным науке материалам, библиографиям, мемуарам.
Так же и мы — её, истории, подранки. Выкапываем из доступного крупицы правды. Окутанной во флёр давно, далеко уплывшего прошлого — гумилёвским призрачным кораблём: «…уж Солнца нет, уж звёзд черёд. Недолго вечер был». — Прошлого, я́вленного нам в представлениях обретающихся там книжных персонажей — протагонистов-конкистадоров. Для творцов-сочинителей — вовсе не умерших героев прозы: живых людей. Работающих-смеющихся-горюющих на выстраданных в тиши архивов страницах. В неуёмных сердцах и душах писателей. Пытающихся сориентироваться в фактологии вымыслов, — как многие-многие-многие… До нас.
 
Почему точный диагноз смерти Жданова так и не выявлен?
Почему другу Сталина, одному из руководителей СССР не была предоставлена долженствующая медпомощь? Выставленная позже частью приснопамятного «Дела врачей».
Почему при первом же приближении к жизнеописанию Жданова возникают странные фактологические нестыковки?
Например, сын Жданова Юрий указывает в мемуарах, что, дескать, отец учился в нынешней Тимирязевке (Петровско-Разумовская сельхозакадемия тогда). Также — в Московском коммерческом институте. Отрицая Тверской сельхозтехникум, — как напечатано в некоторых энциклопедиях и онлайн-справочниках. 

Жданов vs Лысенко

Похожую главу («Жданов и Лысенко») мы лицезрим в американском манускрипте видного советолога Л. Грехэма «Наука и философия в СССР»-1972. Выстроенном в приоритете неких домыслов-догадок, предположений и интуитивных прозрений, — комментирует книгу Ю. Жданов-мл. Добавляя, что ведущий зарубежный историк СССР выражает огромную надежду на скорое — наверняка светлое! — пусть не коммунистическое, но — будущее России. Раскрывающее новые материалы для подобных суждений. (Надеясь на распечатанные архивы. И, — естественно, на потепление международных отношений. В связи с подписанием первого двустороннего договора между СССР и США — ОСВ-1.)
Вообще А. Жданов лишь несколько раз пересекался с Лысенко лично. Хотя эта небольшая главка имеет довольно длительное продолжение. 
Будучи от корней гуманитарием, А. Жданову чрезвычайно близки диспуты насчёт эволюционного развития человечества. Также проблемы естествознания-химии-астрономии. Тем более что сие было в традициях их семьи: сиречь извека. Издетства, — как говорил Вяземский.
Кстати, подмечу специально для ярых антисталинистов момент, что научные книги в предвоенное десятилетие (а Жданов очень уважал биологические изыскания, что передалось сыну «по наследству») публиковались с завидной скоростью! 
Посему в доме собрана прекрасная библиотека — с великолепным авторским составом.
Это и многотомник Дарвина-1935. И. Шмальгаузен — "Пути и закономерности эволюционного процесса"-1939 г. "Биогеохимические очерки" В. Вернадского (1940 г.). Лемарк, Ж. Кювье, Т. Морган.
Г. Меллер "Избранные работы по генетике"-1937 г. Под редакцией Н. И. Вавилова — "Теоретические основы селекции растений"-1935 г. Приличная серия из области генетики: В. Иогансен "О наследствовании в популяциях и чистых линиях"-1935 г. [Орудие против лысенковщины.] 
Первостепенный труд Н. Кольцова "Организация клетки"-1936 г. Ю. Либих, Т. Шванн. Полки заняты фолиантами Гиппократа, Клода Бернара (1937 г.), Эрнста Геккеля, Бербанка, Каммерера.
Архив папы — Александра Алексеевича, инспектора народных училищ — занимает центральное место. Любимой вещью его и сына (и внука) была старинная палестинская Библия на арамейском языке.
Ю. Жданов отмечает, что до войны на прилавки легла прямо-таки россыпь «бесценных сокровищ». Философия, политология, экономика, известнейшие учёные прошлого. В бытовом обороте появляются манускрипты основоположников коммунистических постулатов: Сен-Симон, Томас Мор, Кампанелла, Фурье, Кабе. Не счесть…
А учитывая подвижничество Жданова-ст. в организации журнала «Вопросы философии», также «Изд-ва иностранной литературы», советские читающие люди (а читали тогда все!) знакомились с блестящими зарубежными научными бестселлерами. 
В 1947 г. А. Жданов выпустил серию важнейших книг, стоящих на переднем крае общемировых научных тенденций. В том числе Э. Шрёдингер — "Что такое жизнь с точки зрения физика?". "История эмбриологии" Дж. Нидхэма. "Антагонизм микробов и антибиотические вещества" З. Ваксмана. "Организаторы и гены" К. Уоддингтона. "Биохимическая эволюция" М. Флоркэна. 
Уже после смерти Жданова изд-во «Иностранная литература» стало «шалить», — выпуская пролысенковские труды. Дж. Файф: "Лысенко прав". А. Мортон: "Советская генетика". Чего Андрей Александрович никогда бы не позволил.
Интеллигент до мозга костей, Жданов-ст. никогда не принимал довольно низкую внешнюю и внутреннюю культуру Т. Д. Лысенко. Чувствовал его упрощённость, что ли. Вплоть до неких степеней отсталости.
[На слуху довоенное постановление ЦК ВКП(б)] "Покончить с хулиганским отношением к интеллигенции!" Отсюда же, от непримиримости ко всему «неправильному», несоветскому — его жестокое решение насчёт Зощенко с Ахматовой, их «изъятие» из литературы. Но мы сейчас не о том…]
Воевать с Лысенко, его псевдонаучными взглядами, неизменно объятыми партийными, далёкими от науки принципами, было сложно. Ведь он — признанный последователь прогрессиста Мичурина. Мало того, его поддерживал поначалу сам Вавилов! (К аресту коего Л. приложил в дальнейшем руку.)

1948 г. Андрей Александрович отдыхает в санатории на Валдае. 
10 апреля его сын Юрий выступил в Политехническом музее с неоднозначной лекцией. По поводу крайне спорных вопросов современного дарвинизма. Где творчески, не зло и без грубых упрёков приложил-таки Лысенко. 
Стержневой линией лекцию пронизывало опровержение, что в СССР существуют две биологические школы: советского и буржуазного дарвинизмов. А — происходит межвидовая борьба внутри одной большой советской (причём общепризнанной) школы.
Через месяц из секретариата Г. Маленкова срочно затребовали стенограмму лекции из Политеха. Затем вызвали на политбюро. Где вслед докладу Д. Шепилова о награждении сталинскими премиями, слово взял «сам». Не на шутку обвинив Жданова-мл. в ошибочности вышеупомянутой лекции в сторону компрадорского характера — и в пользу «формальных генетиков».

Разбирательство запахло керосином.

После чего Ю. Жданов, не осведомлённый, беспомощный в тактике тонких политических интриг, вынужден написать Сталину напрямую. Где постарался объективно (а взаимоотношения с вождём были ровные) объяснить свою позицию по поводу науки с «генетическими ведьмами» вообще. И о компетентности тов. Лысенко — в частности.

То был смелый ход.

Письмо зачитывалось на Политбюро — опять же вождём. Где Молотов с Берией выразили недовольство недостаточным раскаянием респондента. «Это, конечно, неприятно, но нужно быть выше отцовских чувств», — обратился Берия к Жданову-ст., сидевшему тут же, в расстроенных за сына мыслях. Старый тёртый партработник вполне понятно, о чём в ту минуту думал.
В некоторых определённых инстанциях началось готовиться-шиться «Дело» против Жданова-мл. Что неудивительно.
Седьмого августа ждановское письмо вышло в газете «Правда». После чего «дело» постепенно заглохло. (К чему руку приложил непосредственно Сталин.)
31 августа ушёл А. Жданов. 
Его сын продолжал трудиться на ниве науки. Сменяя высокие партийные кабинеты. Одновременно кончил аспирантуру Института философии с защитой кандидатской диссертации «Понятие гомологии в органической химии».
Вскоре монополия Лысенко пошатнулась. Зримо принявшись рушиться прямо на глазах. Причём по приказу… Иосифа Виссарионовича.
Имеет ли к этому касательство честное, — в горячих чувствах: — письмо Ю. А. Жданова, история умалчивает. 

Литература

Ю.А. Жданов. Во мгле противоречий. Вопросы философии. 1993 г. № 7, с. 65-92.
 

5
1
Средняя оценка: 3.02727
Проголосовало: 110
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star