«А дождь ушёл…»

***

Я оттуда, где ветры песками рябы,
Я – разбитый дождями просёлок.
Небеса – голубы, васильки – голубы
И глаза голубы у девчонок.

Мама, мамочка! Лес под зарёю горит!
Я оттуда, из этого чада,
Где языческий идол в тумане зарыт
За калёной церковной оградой.

Всё смешалось: молитвы смиренных стогов,
Фейерверк петушиного крика
И мордовские скулы крутых облаков,
И по речке моей – ежевика.

Ежевика, малина… И там – над рекой,
Где пыхтит одинокая баржа,
Открывается сердцу простор и покой,
Древних звёзд неподкупная стража. 

 

А дождь ушёл

Луг отдыхает в тёплой неге.
Далёких молний белый хруст.
Весь мир – сплетение энергий
Галактик и любимых уст.

А дождь ушёл. И в свежей сини
Кипит соломенный пожар.
Мерцают броши на калине,
Дымит над крышей белый пар.

И трясогузка-недотрога
Бежит с оглядкой на кусты.
Осталась мокрая дорога
И просветлённые цветы. 

 

***
Вот оно – тёплое, захолустное…
Тихие блики ночных огней,
Лунные росы, грядки капустные,
Пьяные гривы ночных коней.

Как мы скакали – бесстрашно, радостно!
И не унять молодецкий пыл!
Тёплые гнёзда свивали аисты,
Множились холмья родных могил.

Жизнь моя, что же ты так обманчива?!
Радость и горе бок о бок трут.
Словно десантники, одуванчики 
Белой пургой над землёй плывут.

Как я люблю тебя, жизнь, за радости!
Но и за боли ты снишься мне
Белым туманом, росою, аистом,
Тёплой слезой на моём окне.

 

***

Бедные, бедные крестьяне!
                              С.Есенин

Милые, милые мои крестьяне!
Где же вы? Не осталось вас на земле.
Но летит ваша песня дорогой расквашенной, пьяной,
Где в обнимку со ступой – Яга на своём помеле.

Милые, милые мои крестьяне!
Вы теперь именуетесь гордо: электорат!
Ищите мутное счастье на дне стакана.
Нет на земле вас, крестьяне. Таков расклад.

Нету народа! Этнос. Пожалуй, что этнос…
Вот он поёт, говорит на одном языке.
Жаль, но прижился в российском селении Элвис.
Ладно, хоть зори кисельные спят в молоке.

Я полюбил тебя, солнце, ты катишься спелым полем.
Полюбил берёзу в юбочке из листвы.
Ох, как робко она – вправо-влево – ножкою голой,
Белою ножкой манит из темноты!

Ладно, хоть мчится царевич на всхохленном волке!
Ладно, хоть скачет лягушка за жгучей стрелой
Сказка. 
Над лугом – дымок. 
Тишина.
Перепёлка.

Песня далёкая.
Сад.
Звездопад над рекой.

 

***

Очень медленно надо идти,
Чтоб увидеть живущее рядом.
Дремлет шмель у цветка на груди,
Строят дом муравьи у ограды.

Если ж, вдруг, побежишь –
промелькнут
Очи милой и яблоки сада.
Мимо сердца дожди упадут,
Мимо сердца – любовь, и утраты.
 

И ничто не затеплит груди:
Мамин взгляд, журавли над отчизной,
Друг желанный, погост на пути…
Словно ты и не встретился с жизнью.

 

***

Смотрю на реку, как в окошко –
Берёзы в ней и облака.
Растянет ветер волн гармошку
И всё сотрёт наверняка.

Всё переменчиво, всё скоро.
Наземный век людской, как миг.
Вот солнце прилегло на горы,
А вот и кануло за них.

И потому ценю мгновенье:
На глади волн – листок луны,
Любимой шёпот откровенный,
В бородке моха – валуны,
Ручья серебряные трели,
По большаку спешащий МАЗ…

Заря припала на колени
И смертно молится о нас.

 

***

У отца – голубы глаза.
У отца отдохнуть нельзя, –
Всё рассказы и всё расспросы.
А за окнами – лес стеной.
А за окнами – свет льняной.
И о детстве шумят берёзы.

А отец мне: – Ну как живём?!
Хорошо ещё, что жуём.
Кое-как огородом сыты.
Вот вернули в Россию Крым –
Это правильно. Победим!
А свои старики забыты. –

– Батя, что я тебе скажу?
Одиноко тебе, гляжу.
Одиночество – хуже плена.
Виноват я, прости, родной. –
Травы – раннею сединой.
Обмерзают родные стены.

Прогуляться пойду, взгрустнуть.
Память давняя стелет путь.
И луга под росой – белёсы.
Друг – уехал, другой – убит.
Звёздный рой надо мной гудит,
Волны катятся нетверёзо. 

За оврагом туман обмяк.
Всё как прежде, но всё не так.
Школа – вот она – дверь забита.
Дом соседский пошёл на слом.
Песня тянется над селом.
Утки топчутся у корыта. 

Возвращаюсь домой скорей.
Но цепляет меня репей:
– Не спеши! Оглянись! Послушай! –
Нет в селе уже ни огня.
Только ветер и тополя,
И над полем – родные души.

Нет в селе уже ни огня.
Смотрит родина на меня
Из смородины, из рогоза.
Узнаёт меня, узнаёт,
Всё вопросы мне задаёт,
Окаянные всё вопросы.

Вот я в доме. Крадусь впотьмах.
Месяц – клювышком в тополях,
Дух черёмухи из потёмок.
Вот поднялся отец: – Приляг!
Ты скажи мне, сменили флаг…–

Голосок половицы тонок…
Ходит старость на белых ногах,
Чуть покачиваясь спросонок.

 

Ураган

Кусты – в узлы! Вонзает ливень пули
В берёзу, в крышу, хлещет по двери!
Во тьме шныряют молнии-ходули.
Стихия!!! Ничего не говори!

Молчи, ничтожный! Ты ещё не знаешь,
Гордынею объятый человек,
Что эти ураганы ты рождаешь,
Враждой и злобой засевая век.

Вот отчего природы потрясенье!
Кардиограммы молний – знак суда.
Молись, несчастный, о своём спасенье.
Господь – простит. Природа – никогда.

 

***

На исходе осень – входим в зиму.
Поклонюсь божнице, прошепчу,
Чтобы все родные были живы,
Ничего иного не хочу.

Разве б только донеслись до слуха
Волны ржи и песня в полутьме,
Разве б только, чтобы внук Илюха
Помогал скворечник ладить мне.

Чтоб травинку гусочка щипала
Неторопко около ворот,
Чтобы внучка куклу одевала, 
Пела так, как мама ей поёт.

Просто всё, когда без потрясений.
С Богом в сердце так идти, идти
По весенней тропке, по осенней,
По снегами сбитому пути.

 

Художник: В. Вахмянин.

5
1
Средняя оценка: 3.05714
Проголосовало: 70