«Просто не понять умом Россию... »

Раздумья

Россия-Русь хранить себя устала,
Куда ни глянь – зловреднейший Covid!
Безлюдно возле Курского вокзала,
И у Москвы какой-то странный вид.

Загадочны окрестные вороны,
О чём их размышленья и тоска?
Блажен поэт, вот только нет Матроны,
И снова – снеговые облака. 

Проходят дни, но перемен немного,
Зато заметней иней на крестах.
Пока зима глядит на нас не строго,
Добро и зло – на сломанных весах.

Куда ж нам плыть? – об этом знает гений,
Другим осталось верить и гадать.
Привычное плутанье поколений,
Не это ли Господня благодать?

 

***

В глухом лесу сырые просеки,
Во мху – последние грибы.
Сучков изломанные прописи,
Но не укрыться от судьбы.

Не обойти болотце вязкое,
Где ночью светятся огни…
Хотя, случалось в жизни всякое,
Бывали пасмурные дни.

Жаль, в октябре всё меньше солнышка,
Убогий дождик моросит…
А если встретится Алёнушка,
Грустящая среди ракит

Не обижайся на безверие,
Которое среди людей
Обычно, как полоска серая
Летящих к югу лебедей.

 

***

С утра неясная дремота,
В тягучих сумерках – снежок,
Заржавленная позолота, – 
Забытый во поле стожок.

Не так ли родина забыта,
Оставлена без лишних слёз?
Изба. Разбитое корыто.
Колюч ноябрьский мороз.

Зато заметнее шиповник,
Краснеет, стуже вопреки.
И я, как нерадивый школьник,
Прогуливаюсь вдоль реки. 

И пусть дорога приболела,
Зато искристы колеи.
Идёт снежок и небо бе́ло,
И скрыта чернь сырой земли. 

А где-то Михаил Архангел
Сбирает воинство своё…
Не страшно наступить на грабли,
Такое наше бытиё.

 

***

Не городите огород,
Сырой листвы и так хватает.
Спешит простуженный народ,
Хотя не очень-то светает.

Но не в диковинку во мгле
Искать небесные мотивы.
И паучок повис в петле,
И преломились ветки ивы.

И поздней осени клеймо,
Пусть золотое, но туманно…
И пруд, как старое трюмо,
На свалке посреди бурьяна.

 

***

Пора пройти по чернотропу
И распрощаться налегке
С рекой, что звёзды утром топит
И прикасается к руке.

Но долго ли продлится эта
Мистическая благодать,
Когда дыхание поэта
Не различается опять.

И призрак русского юродства
Пока ещё неразличим…
…А чёрная тропинка вьётся
И не горчит околиц дым.

 

***

Приход зимы, исход осенней слякоти,
На небе чаще серость и печаль.
Не просто так с утра калитки плакали
И говорили осени: «Прощай!»

И колеи дорог хранили прошлое,
(Хотя не всё хотелось вспоминать),
Присыпанные раннею порошею,
И лес шумел, и затихал опять.

Дубы стояли, словно старцы мудрые,
И во́роны хранили тишину.
Отсеивалось всё сиюминутное,
Что сорняками проросло в страну.

И шёл народ из церкви, было ветрено,
Стелился по оврагам сизый дым.
Казалось, что сбывается заветное,
И было в радость дорожить простым.

 

***

Снеговик – пришелец новогодний
Посреди двора с ведром стоит.
Вот и я оделся по погоде,
И звезда с звездою говорит.

Не уехать ли туда, где лето,
Убежать от подмосковных вьюг?..
Что-то держит русского поэта,
Только разобраться недосуг.

Потому плевать на кривотолки,
На усмешки «правильных» людей.
Вновь сквозь иней зеленеют ёлки,
И Алёнка кличет лебедей. 

 

*** 

Незаметно осень исчезает,
Почернели травы у воды,
Коготочки в серый день вонзает
Чёрный грач в предчувствии беды.

Впрочем, мы привычные к морозам,
И метели городу к лицу,
Развести костёр пока что можем,
Дать отпор лгуну и подлецу…
 
Устаём и стряхиваем немочь,
Мельтешим и цепенеем вдруг.
Как понять такое может немец:
Горечь встреч и теплота разлук?

 Просто не понять умом Россию,
 Можно лишь душой её принять.
 Постигая истины простые,
 Иногда нисходит благодать…

 И прохаживаясь возле пруда,
 И гадая: нечет или чёт,
 Разглядеть грядущее не трудно,
 Несмотря на то, что снег сечёт. 

 

***

Забыты прадедовы ходики,
Таится тепло в лопухах.
На день Николая Угодника
Земля – это пух, а не прах.

Дороги открыты для странников,
Для сирых пристанище есть.
А лето плывёт на «Титанике»
И осень – не грустная весть.

Блаженны смиренные нищие,
А праведники – в небесах.
И слился туман с пепелищами,
Скрывая печаль в голосах.

***

Буераки облысели,
Лес задумался, затих.
Бомжики и фарисеи
Бродят в сумерках густых.

Крепко держит сыр ворона,
Леший сторожит шалаш.
Не хватает самогона,
Чтобы оживить пейзаж!

Чтобы выйти в чисто поле,
Надо через лес пройти,
Но торчат пеньки и колья
Неизменно на пути.

И не обойти завалы,
И не повернуть назад,
И земной не нужно славы,
Если ангелы трубят.

 Если длится голос трубный
 И слегка метёт снежок,
 Даже умирать не трудно,
 Как и пить на посошок.

 

Посох

Когда в траве следы простыли,
Когда реки ребрится гладь,
Возьми берёзовый костылик,
Чтоб по России ковылять.

Спроси совета у кукушки:
Когда закончится тоска?
Вновь облаков плывущих стружки
Коснулись дальнего леска.

Постой у сломанной осины,
Попробуй отдохнуть слегка.
И, помянув о Божьем Сыне,
Смотри на лес и облака.

Надейся на нелепый посох,
На одиночество полей,
Когда следы – в студёных росах
И вера – посреди людей.

 

***

На вечерних равнинах России
Затихает задумчивый свет.
И дожди размывают косые
Журавлей запоздалый привет.

Тишине обозначены сроки,
В стылых лужах – тревога звезды.
Не смущают округу сороки,
В синий сумрак врастают сады.

Поздних яблок трагический глянец
И с горчинкой отчётливый вкус.
Никогда не поймёт иностранец
Заповедную милую Русь!

Не страшат нелюдимые страхи
На тропинках, ведущих во тьму.
На верёвках белеют рубахи,
 Как кольчуги, в закатном дыму.

 

Художник: А. Афонин.

5
1
Средняя оценка: 3.02439
Проголосовало: 41