Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова

Выпуск №6. Ракетные клыки западного дракона 

В преддверии первой за долгое время полноформатной российско-американской встречи на высшем уровне бессчётное количество политологов анализирует всевозможные сигналы, которыми обе стороны якобы дают знать о своих намерениях в отношении этого саммита. Что временами сильно напоминает гадание на кофейной гуще. Мы не станем занимать ваше время столько легковесными упражнениями. И вместо этого поговорим о вещах, куда более фундаментальных, способных определить политику государств и судьбу мира в целом на годы и десятилетия вперёд. Речь пойдёт о том, что военно-политическое руководство США, в поисках выхода из тупиковой ситуации стратегического паритета с Россией, всё более определённым образом перекладывает на своих геополитических вассалов основное бремя ведения будущих войн против основных мировых конкурентов Запада.

Накал антироссийских комментариев в японских СМИ и, особенно в социальных сетях, в последнее время заметно вырос. Достаточно вспомнить недавний призыв отставного японского дипломата заблокировать проливы Лаперуза и Сангарский, чтобы затруднить кораблям российского флота доступ к Курильским островам. 

И вот новый приступ агрессивной риторики от пользователей тамошних соцсетей: 

«Amuwe
Россия совместно с Китаем может нанести удар по Японии и Тайваню. Терять бдительность больше нельзя. Япония находится в окружении агрессивных стран. Пора уже задуматься о ядерном оружии. Необходимо срочно менять Конституцию». 

«Kirk
Если полностью не ликвидировать такие диктатуры, как Китай и Россия, миру спокойствия не видать. Они в любом случае покажут свои клыки. И ущерб будет огромным. С ними надо покончить, пока не поздно».

«Yaf
Северный морской путь – это не собственность России. Если она будет предъявлять претензии, Япония должна ответить ограничением прохождения по Восточному проходу. Япония занимает стратегическое положение на Севморпути. Не пускать российские и китайские корабли вполне возможно». 

К писанине подобного рода можно относиться двояко. С одной стороны, в русскоязычных «соцсетях», чего греха таить, тоже вполне достаточно безбашенных энтузиастов, которые предлагают то учинить на месте Америки «пролив имени Сталина», то радикально расширить пролив Босфор путём нанесения ядерного удара по Стамбулу. Ничего удивительного в том, что подобные горячие головы существуют и среди населения Японии, в принципе нет. Японцы такие же люди как все.
Однако, с другой стороны, явно повышенный градус антироссийских высказываний наших восточных соседей, активно тиражируемых тамошними СМИ, тоже вряд ли случаен. И может быть косвенным признаком куда более серьёзных процессов, происходящих как в самой Японии, так и далеко за её пределами. 
Во всяком случае, нетрудно усмотреть прямую связь между нарастанием воинственных настроений в японском обществе с бурной милитаризацией этой страны, которая стала возможной благодаря поощрительному отношению к этим процессам со стороны США – бесспорного геополитического куратора Токио. Вашингтон уже много десятилетий хронически закрывает глаза на противоречащее основам конституции самой Японии непрерывное укрепление боевой мощи её якобы несуществующих вооружённых сил.
Само собой разумеется, что США при этом руководствуются отнюдь не японскими, но собственными стратегическими интересами. Именно в этом контексте они сразу после Второй мировой войны стали рассматривать Японию как военный плацдарм и потенциальный ресурс для противостояния Советскому Союзу и Китаю. 
С тех пор если что-то изменилось, то лишь в сторону возрастания стратегического значения Японии в глазах правителей Запада. Именно поэтому установленные Америкой для Японии «красные линии» в сфере наращивания военной мощи отодвигаются всё дальше за горизонт. И эта страна получает всё больше силовых аргументов для своего возвращения в клуб сильнейших мировых держав. 
Но сама Япония отнюдь не довольствуется ролью безропотного американского вассала. Будучи достаточно хитроумными и терпеливыми восточными людьми, японцы используют данную ситуацию для выжимания из неё максимума возможного в плане реализации своих собственных далеко идущих геополитических устремлений. 
Не то, чтобы в Вашингтоне этого не видели. Но возможности самих США удерживать в узде эти самурайские амбиции в настоящее время скорее сокращаются, нежели растут. С учётом этого США стремятся не столько им противодействовать, сколько использовать по максимуму момент совпадения своих антироссийских и антикитайских амбиций с японскими. Не заглядывая при этом слишком далеко в туманное будущее. 

Более того, США, по мере возрастания конкуренции с крепнущими мировыми центрами силы – КНР и Россией, явно рассматривают Японию в общем контексте своей новой глобальной стратегии. Таковая, насколько можно судить ввиду сугубой секретности подобных замыслов, может предполагать максимальное использование региональных военно-стратегических возможностей стран, составляющих геополитическое окружение китайско-российской Евразии, для оказания возрастающего давления на этот главный форпост антиглобализма, то бишь, мировой власти англосаксонского Запада. 
Таким образом, в том, что касается американо-японских отношений, можно констатировать, что в настоящее время в них создан режим наибольшего благоприятствования для дальнейшего и достаточно радикального вооружения Японии самыми мощными и передовыми системами вооружений. 
Конечно, это не означает одномоментного снятия всех обусловленных мрачным историческим прошлым американских табу. Так, например, США пока явно не готовы дать зелёный свет строительству Японией полноценных ударных авианосцев, которые могут быть легко обращены против интересов самих США в бассейне Тихого океана, хотя технически Япония давно к этому готова. А вместо развёртывания собственно японских ядерных стратегических ракетных сил, США готовы разместить на японских островах собственные ракеты средней дальности, в том числе с ядерными боеголовками. 
Следует подчеркнуть, что в Токио достаточно благосклонно относятся к этой американской инициативе. Не в последнюю очередь потому, что видят в ней возможность создания над Японией ядерного «зонтика», который, как они надеются, нейтрализует ракетно-ядерный потенциал России. И уравняет, таким образом, прочие военные шансы двух стран в борьба за Курильские острова и, вполне вероятно, не только за них. К тому же японцы в части этих «других шансов», то есть обычных вооружений – на земле, на воде и в воздухе, явно рассчитывают иметь на Дальнем Востоке многократное преимущество над Россией. 

В том же ряду находятся и усилия США по укреплению военного потенциала другого их дальневосточного вассала – Южной Кореи. В связи с гораздо большей экономической и военно-политической зависимостью этой страны от Запада, в отношении Сеула предпринимаются даже более далеко идущие шаги, чем в случае с потенциально непредсказуемой Японией. Не далее, как 21 мая с.г. президенты США и Южной Кореи заключили соглашение, согласно которому Вашингтон снимает все ограничения на южнокорейскую программу производства ракетного оружия, касающиеся радиуса действия и полезной нагрузки этих ракет. 
При этом следует понимать, что Вашингтон очень плотно контролирует соответствующие ракетные программы своих сателлитов и способен, в случае своей заинтересованности, прямо способствовать их ускорению. В том числе и путём прямой передачи соответствующих технологий. Каковая передача на самом деле уже давно происходит. 

  

Сравните, например, эти две фотографии. На первой изображена южнокорейская баллистическая ракета Hyunmoo 2С, имеющая максимальную дальность полёта до 800 км и массу боевой части до 500 кг. А на второй небезызвестная американская БРСД MGM-31C «Першинг 2» с примерно такими же оперативно-тактическими характеристиками, Что же касается их внешнего вида, то, согласитесь, что их недолго и перепутать.
Но и это ещё не самое интересное! Дело в том, что радиус действия южнокорейских баллистических ракет последних модификаций является явно избыточным с точки зрения официальной версии причин их разработки – противостояния с КНДР. В чём нетрудно убедиться, взглянув на эту карту:

  

Так, например, заявленный радиус действия вышеупомянутой южнокорейской ОТРК Hyunmoo 2С составляет 800 километров, притом, что расстояние от столицы Южной Кореи до Пхеньяна примерно 200 км, а до самой дальней точки КНДР не более 400 км. Зачем, спрашивается, Сеулу двойной запас по дальности его ракет? Вполне допускаю, что самим южнокорейцам он не очень-то и нужен. Зато американским интересам он соответствует более чем полностью. Поскольку основным военно-политическим соперником США в Азиатско-тихоокеанском регионе является отнюдь не Северная Корея, а могущественный Китай, повышенная дальность южнокорейских ракет представляет для Пентагона большой интерес. Особенно с учётом того, что до крупнейшего центра военно-морского кораблестроения КНР в Даляне от побережья Южной Кореи всего 450 км, а до столицы Китая города Пекина примерно одна тысяча километров. 
При этом та же ракета Hyunmoo 2С, с официальной дальностью 800 км с боеголовкой в 500 кг, сегодня уже испытывается с более мощными двигателями в варианте с БЧ в 2000 кг, что равнозначно значительному увеличению её дальности при снижении забрасываемого веса. И это не говоря уже про то, что соглашением от 21 мая американцы сняли вообще все ограничения по дальности для южнокорейских ракет. 
Таким образом, вполне очевидно, что Южная Корея рассматривается США именно и прежде всего как ракетный плацдарм против Китая и для ведения против него ракетной, а в перспективе и ядерной войны чужими руками. 
В целом же, есть основания предполагать, что сейчас на Дальнем Востоке американцы активно «обкатывают» те приёмы и методы, посредством которых они намерены продолжить стратегию ракетного окружения евразийского Хартленда, то есть российско-китайской сердцевинной земли Евразии с европейского направления. С опорой уже не столько на развёртывание собственных средств доставки средней дальности, с чем у них могут возникнуть проблемы из-за опасений ответного удара России по «центрам принятия решений», сколько на военно-стратегические возможности соответствующих соседних с Россией стран. 

При этом, как и в случае с указанным выше южнокорейским опытом, а значительно раньше с аналогичным израильским, США будут готовы форсировать соответствующие усилия по созданию местных ударных потенциалов путём передачи своим вассалам критически важных ракетных технологий и оказания всей необходимой помощи по их скорейшему освоению. 
На сегодняшний день этот процесс уже фактически стартовал. Его основой стал широкомасштабный экспорт в страны Восточной Европы американских оперативно-тактических ракетных комплексов системы М-142 HIMARS. Соответствующие ракетные установки уже получила Румыния, в процессе реализации аналогичного контракта находится Польша. Характерно, что обе эти страны являются наиболее верноподданными американскими сателлитами в Восточной Европе и одновременно имеют очень серьёзные территориальные претензии к республикам бывшего Советского Союза. В настоящее время аналогичный контракт на поставку систем М-142 HIMARS прорабатывается с Литвой, Латвией и Эстонией.

Пусковые установки ракетного комплекса М-142 HIMARS, доставленные в румынский порт Констанца 21.02.2021 г. 

При этом, необходимо понимать следующее. Поставляемые в настоящее время в Европу системы М-142 HIMARS имеют максимальную дальность ракет до 300 км. Однако уже в самое ближайшее время в США будет завершён цикл испытаний новой оперативно-тактической ракеты для той же пусковой установки, которая разрабатывается по программе Precision Strike Missile (PrSM) и будет обладать существенно увеличенным радиусом действия. Вот что пишет осведомленный в военно-технических делах российский блог БМПД

«Хотя для ракеты PrSM изначально официально заявляется максимальная дальность 499 км, однако фактически разработка изначально велась с учётом ожидавшегося выхода США из договора по РСМД, и в последующем сообщалось, что фактическая дальность ракеты составит не менее 550 км, а по ряду источников реально достижение дальности в 700-750 км (то есть ракета PrSM является ракетой “меньшей” дальности в терминах договора РСМД)».

Причём все эти официально объявленные цифры дальности пуска ракет PrSM вовсе не обязательно должны соответствовать их реальным боевым возможностям, которые могут оказаться значительно более высокими. 
Что же касается развёртывания таких ракет в Восточной Европе, то этот процесс еда ли вызовет особые технические затруднения. Установка М-142 HIMARS универсальная и её перевооружение сводится всего-навсего к замене одного пакета контейнеров с уже снаряжёнными и боеготовыми ракетами на другой. 

Но мало того! И это будет только промежуточным решением! На подходе американские системы гиперзвукового квазистратегического оружия, которые наверняка поступят и на вооружение этих выдвинутых далеко на восток ракетных сил. А это в свою очередь означает, что в руках восточноевропейских сателлитов США, а возможно и дислоцированных в этих странах американских войск, может оказаться своего рода абсолютное оружие, неотразимое для российских систем ПРО. И способное за считанные минуты уничтожить ключевые цели на европейской территории РФ. А это сделает давнюю американскую мечту о массированном обезоруживающем ударе по России очень близкой к реальности. 

  

Таким образом, мы уже сегодня можем констатировать тот факт, что «ракетные зубы» англосаксонского геополитического дракона постепенно охватывают евразийский «Хартлэнд» не только с Востока, но и с Запада. И создают всё больше предпосылок для решения краеугольной англосаксонской стратегической задачи. Указанная задача может заключаться в создании достаточного ударного военного потенциала для ведения так называемой «клиентской войны» против Китая или России силами своих так называемых «союзников», в действительности геополитических вассалов, расположенных на подступах к российско-китайской Евразии. Не стоит забывать, что война за собственную глобальную гегемонию чужими руками – излюбленное занятие правителей англосаксонской мировой империи на протяжении многих столетий. Включая и две мировые войны двадцатого века.
Развертывание на территориях европейских стран-сателлитов достаточно эффективного и многочисленного ракетного вооружения рано или поздно, причем, скорее всего рано, сделает крайне актуальным вопрос об оснащении этого потенциала ядерными боеголовками. Поскольку определённый ядерный потенциал будет абсолютно необходим вассально зависимым государствам в качестве незаменимого инструмента самостоятельной нейтрализации соответствующих возможностей РФ и КНР. 
Стоит отметить, что соответствующие мероприятия по наращиванию ядерных возможностей восточных государств-членов НАТО идут полным ходом уже сегодня. Именно в рамках этих усилий военно-воздушные силы ряда восточноевропейских стран перевооружаются на образцы американской авиатехники (самолёты Ф-35, Ф-16, Ф-18), приспособленные для применения ядерного оружия. А навыки его использования соответствующие лётные экипажи регулярно освежают в ходе специальных общенатовских военных учений. 

Таким образом, США уже сегодня самым прямым и грубым образом нарушают условия подписанного ими Договора о нераспространении ядерных вооружений, который прямо запрещает подобные совместные тренировки. А это даёт нам чёткий сигнал относительно того, что и другие нормы этого Договора могут быть точно также проигнорированы Вашингтоном в случае надобности. Не говоря уже о том, что выход из всех соглашений по ограничению вооружений уже давно стал для США чем-то вроде любимого хобби. 
Таким образом, при любом дальнейшем развитии глобальной военно-политической ситуации Запад рассчитывает оставаться в стороне и при этом в большом выигрыше. Если ядерный сдерживающий фактор театра военных действий сработает, то обычные силы «санитарного кордона» Запада смогут практически на равных воевать с его главными стратегическими противниками. А если он, паче чаяния, надежд не оправдает и «клиентская война» всё-таки переступит через ядерный порог, то её фактическое ограничение рамками местных оперативно-тактических ядерных сил позволит самому англосаксонскому Западу остаться вне игры и сохранить свою шкуру в целости и сохранности. 
Они, конечно же, знают, что теоретическим ответом на подобные происки и «хитрые планы» может быть ядерный удар России по «центрам принятия решений». Однако явно рассчитывают на то, что главный противник не решится зайти так далеко ввиду неизбежности в этом случае полного и обоюдного уничтожения и будет вынужден, таким образом, принять англосаксонские «правила игры». И ограничиться только прилегающим к его территории театром военных действий, состоящим из весьма малоценных для Запада «стран-лимитрофов». Которыми он, в случае необходимости, сможет без особого сожаления пожертвовать.

Так выглядит, на наш взгляд, та большая и пока ещё в основном скрытая стратегия Запада, главная суть которой заключается в попытке создания достаточного военного потенциала для уничтожения главных соперников Запада чужими руками. Для чего в настоящее время англосаксонским противником предпринимаются разносторонние усилия по «выращиванию» вокруг России и Китая своего рода частокола ракетных «зубов дракона». Которые наверняка будут множиться и охватывать всё новые прилегающие к этим странам регионы и театры будущих военных действий. Причём этот процесс уже происходит и наверняка будет продолжен США при любом исходе предстоящего в Женеве американо-российского саммита. 

Вы смотрели программу «Грань очевидного» на канале «Камертон». С вами был Юрий Селиванов. Всего вам самого доброго и до встречи в эфире!
 

5
1
Средняя оценка: 3.21429
Проголосовало: 28