Коряки

Коряки проживают в Магаданской области, на Камчатке и Чукотке, и имеют сравнительно устойчивую численность – около 8 тыс. человек. Как и другие народы этого края (чукчи, эвены) коряки делятся на тундровых и береговых. Из названий видно, что тундровые кочуют в глубине материка, береговые живут оседло на побережье, промышляя морской охотой. 

У тундровых и береговых коряков не только разный быт, но и разные диалекты корякского языка. Единого названия коряки тоже не имели. Разные группы коряков, расселившись на бескрайних просторах, называли себя по-разному – чавчу, нымылгын и т.д. Это, впрочем, не мешает им быть одним народом. В 1930-40 гг. корякский язык называли нымыланский. 

Тундровые делились с береговыми олениной, береговые платили в ответ кожами морских зверей, тюленьим жиром, изделиями из клыков и костей моржа и кита. Жир использовали для освещения и отопления жилища (яранги). Яранги коряков имели по 10 м. в ширину и по 4 м. в высоту, и почти ничем не отличались от жилищ чукчей или эвенов, кроме того, что в них проживали сразу две-три родственные семьи, и такие жилища были «многокомнатными». Располагались по 3-5 жилищ в одном стойбище. Видимо, это обусловливалось невозможностью прокормиться большему количеству людей на одном месте. При кочевьях стойбища объединялись. 

Коряки также строили полуземлянки. Такое жилище уходило в землю на пару метров. Дымовое отверстие использовалось зимой как вход. Для этого туда ставили бревно с вырезанными ступеньками, которое служило лестницей. Летом в землянку заходили через другой вход, который на зиму закрывали. Пол устилали ветками деревьев, а сверху – оленьими шкурами. Получался мягкий непритязательный ковёр. 

И всё же коряки были преимущественно морскими охотниками. Ценность пушнине в их глазах придали русские, которые появились здесь в XVIII в. Коряки расплачивались пушниной за товары с русскими купцами и ею же платили ясак (налог) в казну. 

В старину коряки покланялись явлениям и объектам природы, но у них существовала своя мифология Вселенную они делили на пять миров, населённых духовными существами. Переговорщиком между людьми и высшими силами служил ворон Кыткийняку. Ворона к людям послал бог, чтобы научить их охотиться на пушного и морского зверя. Он же дал людям собак и оленей.

Без этих животных быт коряков в условиях Крайнего Севера был бы невозможен. У коряков не было ездовых оленей, корякские олени были слишком буйными и одновременно слабыми, не могли нести на себе ездока. Олень удобен для езды на короткие расстояния. При долгом пути собака лучше – выносливей и неприхотливей. 10-14 собак в одной нарте могли тащить 150 кг. поклажи со скоростью 10 км. в час на сотни километров. Убивали собаку только в крайнем случае, когда голод был невыносим, а собачье мясо могло спасти голодающих людей. Северные народы говорят, что если человек убил и съел собаку, следующим шагом будет убийство и поедание людей. Имеется ввиду, что собаку едят тогда, когда уже съедено всё остальное, кроме собак и людей. 

В год коряки оленеводы совершали четыре больших перекочёвки, проходя со стадами несколько сот километров. Иногда стада насчитывали до нескольких тысяч голов. Коряки мастерски владели арканом и даже изобрели свой бумеранг! Но австралийский бумеранг знают все, а о корякском почти никто не слышал. Коряки использовали бумеранг во время сбора разбредшегося стада. 

Рыба – существенное подспорье на Крайнем Севере. Чавыча, кижуч, майма, нерка, кета – их коряки ловили сетями, удочками и сачками. Ради рыбной ловли тундровые коряки переезжали поближе к устьям рек. 

Перед корякским народом стоит задача сбережения родного языка и культуры. Учитывая обширность их расселения, сделать это нелегко. В 1959 г. почти 100% коряков говорили по-корякски, а в 2010 г. всего 18%. В советское время коряки, как и другие малочисленные народы нашей страны, были запечатлены на почтовых марках в серии «Народы СССР». Сегодня тоже предпринимаются усилия по сохранению корякской культуры, но нельзя не отметить угасание интереса к ней у самих же коряков. И это не только их проблема, но и проблема чукчей, эвенков, эвенов, эскимосов. Молодое поколение коряков практически не знает родного языка и не стремится его выучить. 

На корякском говорят только в национальных посёлках, и то не все. В городских условиях или в поселениях со смешанным национальным составом русский язык вытесняет корякский и прочие языки. Такова проза жизни, таков текущий момент истории. В школах русские учителя, проводя мероприятия в День родного языка, буквально убеждают школьников-северян сохранять родной язык, но это мало помогает. 

Коряки – очень древний этнос. И возможно, находится в стадии угасания. Русский этнограф и историк Лев Гумилёв полагал, что такие народы находятся не на заре своего развития, как думали европейские учёные, и всего лишь готовятся к постижению всех благ цивилизации, а наоборот, завершают свой жизненный цикл и уходят в небытие, пройдя пик своего культурного развития. 

Этнически коряки родственны североамериканским индейцам. Часть коряков в глубокой древности перешла на американский континент и дали начало индейским племенам. В XIX в. американские китобои и торговцы поступали с ними так же, как с индейцами – спаивали их, как и чукчей, эвенов, эскимосов. Не русские торговцы, а американцы первыми наладили поставку на Чукотку алкоголя вопреки запрету царских властей. Некоторые нечистые на руку русские купцы тоже в этом участвовали. 

Классик чукотской литературы Юрий Рытхэу в романе «Сон в начале тумана» описывает устами одного из героев карательную экспедицию американских моряков против одного из селений. Северяне убили моряка, изнасиловавшего девочку-подростка. В ответ американцы из ружей расстреляли двадцать аборигенов, вооружённых только холодным оружием. 

В том же романе автор повествует о поездке чукчи Тэгрынкеу (1887-1946), будущего деятеля советской власти, в Калифорнию на американском корабле для участия в этнографической выставке. Его поместили в загон, а белые обыватели приходили смотреть на него как на дикое животное и швыряли в него едой. Имел ли место такой случай в жизни Тэгрынкеу или это фантазия писателя, не известно, но известно, что подобные выставки были нормой в США и Европе в то время. Туземцев Африки и Америки возили на показ как зверей в зоопарке. 

Иногда американцы брали на суда матросами береговых северян. Как правило, на судне они терпели издевательства и насмешки от команды и выполняли самую грязную работу. Об этом тоже есть в романе Рытхэу. 

Случалось, что американские китобои лишали береговых коряков пропитания, выбивая в округе всех китов и тюленей. Часто у тюленей забирали только клыки (они высоко ценились на мировом рынке), туши оставляли гнить. Зверь уходил всё дальше, куда корякам на байдарках невозможно было добраться. Так наступал голод, а вместе с ним – смерть. 

До прихода русских Крайний Север был похож на Северный Кавказ. Шла война всех против всех. Якуты нападали на эвенов, эвены на чукчей, чукчи на коряков. Лишь централизованная власть положила конец бесконечной кровавой смуте. Не везде это проходило гладко. Береговые коряки вступали в стычки с русскими первопроходцами, воспринимая их так же, как воспринимали соседние народы, с которыми коряки воевали. В русских они видели угрозу своим стадам и запасам, потому как иного объяснения появлению здесь чужаков дать не могли.

 

Художник: И. Галкина.

5
1
Средняя оценка: 3.04348
Проголосовало: 23