Скрипичный ключ голубой феи

Посвящается Ольге Ильницкой

Это было давно, когда Ольга была ещё девочкой. Зимы в те времена были снежными, сугробы глубокими, детвора играла во дворе, а не сидела за гаджетами. Все дети после школы выбегали во двор лепить снежных баб, играть в снежки и строить снежные крепости, кататься на санках и лыжах с горок. Взрослые возили детей на санках, дети ходили в валенках, а на тех улицах, где снег никогда не убирали, можно было кататься на коньках прямо на тротуарах по утоптанному снегу.
Оленька в ту замечательную зиму, когда с ней случилась сказочная история, училась в первом классе. Что может быть сложнее в жизни, чем учиться в первом классе? Надо несколько часов сидеть смирно за партой в одной и той же школьной неуютной форме из шерстяной колючей ткани, самостоятельно ходить в школу и из школы, носить тяжёлый портфель, слушаться учительницу, научиться общаться с целой кучей незнакомых детей. А дома надо опять учиться чистописанию и делать другие уроки вместо того, чтобы играть с друзьями во дворе, играть с куклами, смотреть телевизор, рисовать что хочешь, а не то, что задали в школе, и слушать, как взрослые читают интересные детские книжки. Все это, конечно, не запрещается, но после выполненных уроков. От всех свалившихся на неё обязанностей Оленька очень уставала. Особенно она не любила чистописание. Оля была левшой, и ей было всё легче делать левой рукой, а в школе всё учили делать правой. Левой можно тоже научиться писать, но вся беда в том, что писать надо слева направо, а левой рукой лучше писать наоборот справа налево. Родители говорят, что раньше все люди писали справа налево и только иногда наоборот, а потом греки придумали писать слева направо, и вот нашлись такие, которые стали им подражать. Из-за них Оленька и должна мучиться. Мама говорит, что надо научиться писать правой рукой, а то придётся всю жизнь загораживать собственной рукой то, что написано. «Надо уметь преодолевать трудности, – так завершала мама все наставления. – Чем больше ты сейчас преодолеешь трудностей, тем сильнее будешь и, когда подрастёшь, легче будешь преодолевать преграды, стоящие на жизненном пути».

Со вчерашнего вечера снег падал не переставая, и только сейчас, когда уроки закончились, снегопад тоже решил отдохнуть. Да уж, постарался он на славу! Кусты, деревья и даже изгороди стояли в красивых белоснежных шапочках. В дошкольные времена Оля в такой снежный день построила бы в сугробах длинные проходы, ловко работая детской лопаткой. Она бы слепила маленьких снеговиков Гришу, Мишу и Тишу и поместила бы в эти снеговые туннели. Шапочки для них Оля окрашивала фантиками. У Гриши была малиновая шапочка, у Миши – синяя, а у Тиши – зелёная. Эх, было бы замечательно сейчас отправить их в путешествие по снежным пещерам. Но теперь она уже большая, и вместо лопатки у неё тяжёлый портфель с противным дневником и тетрадкой по чистописанию. Быстрей бы добраться до дома. Там ждет её вкусный обед, приготовленный бабушкой, её окутает домашнее тепло, можно скинуть ненавистную форму и ходить в байковом платьице и тапочках на босу ногу. 
Но до дома надо ещё пройти школьный двор, потом долго идти по улице, потом по двору. Преграды начались уже в школьном дворе: мальчишки-бэшники (те, что из класса «Б») кидали в проходящих школьников снежки. Первый же снежок попал Оленьке в глаз, она заплакала, потом тоже слепила снежок и попыталась бросить его в обидчика, но снежок даже не перелетел сугроб, за которым стояли мальчишки. Они засмеялись, это всё из-за левой руки, подумала Оля и решила пойти другой дорогой, т.е. обойти школу с другой стороны, где был стадион, на котором осенью проходили уроки физкультуры. С левой стороны стадиона тоже обстреливали снежками мальчишки, эти были постарше, значит, и кидали дальше и сильнее. Оставался только один путь – через стадион.
Оля пересекала футбольное поле с подружкой-одноклассницей раз десять до снега, а сейчас придётся перейти его по снегу. Какой же он глубокий! Оля сделала шаг, еле подняла правую ногу, и с трудом вытащила левую. Вот они трудности, сейчас она будет их преодолевать! Всё же это лучше, чем снежком – в глаз. Она шла и шла в вязком снегу, таком тяжёлом, словно это не снег, а песок, только ещё и липкий, и холодный. Снег попал в валенки, пятки уже намокли, а поле всё не кончается и не кончается. Может быть, повернуть обратно? Она вспомнила о мальчишках и своём позорном снежке. Нет, она пойдёт дальше. Но как же тяжело и как ещё далеко до конца!

Поставив в очередной раз ногу, она поняла, что падает, и тут же оказалась лицом в снегу. Портфель ещё был в руке, валенок сполз с ноги. Мальчишки, наверное, смеются над ней, хотя она уже их не слышала. Надо было встать с достоинством. Оля попыталась встать, но поняла, что завязла в снегу. «Вот так и замерзну здесь», – подумала она. Но тут же сказала вслух заветную фразу: «Надо преодолевать трудности». Оленька начала понемногу выкарабкиваться из снега, ладошки вылезли из варежек, холодный снег набился в рукава, тут же таял, делая мокрыми и манжеты платья, и подкладку шубы. Пальцы заболели от холода. Опираясь на голые ладошки, Оля почувствовала что-то острое под пальцами левой кисти, она отдёрнула руку, на пальчике алела кровь, девочка опустила палец в сугроб, и снег стал окрашиваться кровью. Оленька не испугалась, а вспомнила сказку о Белоснежке, её мама уколола палец, с этого сказка началась. Может быть, и у неё сказка начнется. Что же её укололо? Она раскапывала снег правой рукой, уже одетой в варежку. И тут сверкнуло сокровище – скрипичный ключик, золотой с голубыми камешками. Вот это да! Выходит, она нашла самую настоящую драгоценность, Оля держала на ладошке брошку, сделанную в виде скрипичного ключа. Значит, не напрасно она шла через футбольное поле. Настроение теперь было замечательное, несмотря на мокрые озябшие ноги и руки, но до конца поля было ещё далеко. Оля посмотрела назад, больших мальчишек уже не было видно, и она решила вернуться по проторенной тропинке. 
Теперь она могла бежать по тротуару, хоть и заснеженному, но утоптанному, Оля бежала домой счастливая. Сейчас она покажет бабушке сокровище. Но когда первоклассница подошла к двери своей квартиры, вдруг вспомнила недавний разговор с бабушкой. Она спросила бабушку, что означает слово «сокровенное», а та ответила, что это сокровище, которое у каждого человека внутри и о котором он никому не хочет рассказывать. «А у тебя есть такое сокровище?» – спросила внучка. «Оно у всех есть, – ответила бабушка, – у каждого человека есть самые дорогие ему чувства, о которых не хочется говорить, потому что для другого человека оно уже не будет сокровищем». «А у меня нет такого сокровища», – подумала тогда Оля. А вот теперь, стоя под дверью, Оля поняла, что у неё есть сокровище, и не какие-то непонятные чувства, а самая настоящая драгоценность. Оля будет смотреть на неё и любоваться, потому что она необыкновенная. Когда-то давно, когда Оленька была совсем маленькой, на этом месте не было стадиона, как и не было школы, а был луг, на котором она собирала букеты из луговых цветов. У каждого луга есть своя фея, об этой тайне Оля узнала от подружки, а та узнала от старшей сестры, а уж откуда та знает, неизвестно, но верила Оля в это. Значит, у неё будет подарок от феи, и никто не будет об этом знать, никто, даже подружка. Только бы не проговориться! Оля решительно позвонила в дверь. 

Бабушка отправилась на кухню разогревать обед, а Оля разделась и, пока бабушка не видит, отнесла варежки, чулки и валенки в свою комнату сушить на батарею. Но от бабушки ничего не скроешь, и пока Оля ела котлету с картофельным пюре, спросила, почему у неё чулки мокрые. 
– Бабушка, я преодолевала трудности, – пояснила внучка.
– Это как? Босиком домой бежала?
– Я пересекала поле снежное, сугроб вот такой высоты, – Оля показала рукой так высоко, как смогла, не поднимаясь со стула, – а я почти всё преодолела.
– А почему почти?
– Потому что мальчишки ушли, те, которые снежками бросались, и можно было идти нормальной дорогой, ну я вернулась и уже не преодолевала трудности.
– Они в тебя бросались снежками, Оленька?
– Вот, – Оля показала на глаз. Бабушка внимательно посмотрела, но с глазом уже было всё нормально.
– Безобразники, так и без глаза можно оставить.
– Безобразники. Бабушка, почему ты не волшебница, а то бы их сейчас превратила в лягушек, и они бы сейчас квакали: ква-ква-ква.
– В следующий раз ты лучше в школу возвращайся, дождись какую-нибудь учительницу и иди с ней вместе.
Оля подумала: «Если бы я пошла с учительницей и не преодолевала бы трудности, то не нашла бы сокровище». Но бабушке ничего не сказала, а брошку решила спрятать.
Оля пошла в свою совместную с сестрой комнату и положила брошку под подушку. 
Потом было домашнее задание, катание на горке с подружкой, ужин, подготовка портфеля на завтра, и, наконец, Оля сказала: «Я пойду спать». Взрослые удивились, обычно Оля не спешила ложиться спать. 
– Не заболела? – спросила мама, пощупав Олин лоб.
– Нет, просто хочу спать.
– Сказку рассказать? – спросила бабушка. 
От сказки разве Оля могла отказаться?
– Конечно, бабушка.

Бабушка всегда рассказывала сказку в темноте. На этот раз она подошла к окну, но занавесила только одну штору.
– Вот видишь, Оленька, огонёк на башне?
– На заводской трубе?
– Днём это, конечно, заводская труба. А ночью начинается сказка, и заводская труба превращается в сказочную башню.
– На самом деле?
– В сказках всё на самом деле. Сказка – это то, что мы себе вообразили, а мы можем вообразить то, что хотим. Так вот, слушай.
Оля слушала и видела в окне падающий снег и красный огонёк на королевской башне.
– Это башня замка, – продолжала бабушка, – там светится в окошке комната принца, обитая красным бархатом. Бедный принц заперт в замке, ему так хочется спуститься с башни, поиграть в снежки и промчаться на белом коне мимо дома одной девочки, которая ему нравится.
– А как их зовут?
– Мальчика зовут Ив, а девочку Воля. Но принц не может выйти, потому мачеха заперла его на замок. Три раза в день приходит слуга, приносит еду и убирает комнату. Но он не разговаривает с принцем, потому что мачеха строго-настрого запретила беседовать с принцем, за дверью стражник следит, чтобы запрет выполнялся. А знаешь, почему нельзя беседовать с принцем? Потому что принц говорил правду, правду о том, что в королевстве не всё в порядке, а мачеха, которая правит королевством после смерти короля, не хочет, чтобы кто-то высказывал недовольство. Она правит страной одна. И всем говорит, что принц сумасшедший. Принц прочитал в своей башне сотни книг, сочинил сотни стихов. Но ему очень хочется поговорить хоть с одним человеком.
А девочка Воля не верит тому, что принц сумасшедший, поэтому она решила освободить принца. Она тренируется каждый день, она учится залезать на стены и здания, она стала очень ловкой, сильной. Воля научилась не бояться высоты. И наконец, она дождалась тёмной-тёмной зимней ночи, когда на небе нет ни звёзд, ни луны, как сегодня. Идёт снег, стража уснула, а девочка подошла к башне и стала забираться, она заранее продумала, как будет подниматься к окошку принца. Всё оказалось сложнее, чем она себе представляла: кирпич был скользкий, и от напряжения у неё затекли руки и ноги. «Только бы судорог не было», – думала Воля. Иначе она не сможет продвигаться и рухнет с высоты. Но вот заветное окно. Воля вцепилась в решётку окна, чтобы немножко передохнуть, и тут к окну подошёл Ив. Как же он обрадовался! Он открыл окошко и помог девочке забраться в комнату.
– Я пришла тебя спасать, – сказала Воля.
Она сняла куртку, вокруг девочки была обвита верёвка. Они привязали веревку на крюк для одежды, привязали к ней две простыни и все найденные гольфы. Воля привязала к поясу принца конец этого сооружения и стала спускать Ива вниз. Затем и сама спустилась по веревке. Дети побежали к Воле домой, а поскольку снег падал и падал, их никто не нашёл по следам.

Бабушка замолчала, а Оленька испугалась, что на этом сказка и закончилась. Она спросила бабушку:
– Что было дальше? Принц так и не стал королём?
– В первое время он одевался девочкой, и семья Воли говорила всем, что к ним приехала родственница. А потом злая мачеха превратилась в лягушку от собственного колдовства, потому что не соблюдала технику безопасности. Она хотела превратить принца в лягушку, но колдовать, не зная, где сейчас находится человек, не безопасно. Королева плохо знала правила ворожбы. И что же получилось? Придворные один раз нашли лягушку в спальне королевы и выкинули её в пруд, а королеву искали-искали, так и не нашли. Тогда во дворец вернулся наш принц, его узнали, и он стал королём.
– Бабушка, а почему в других сказках принцы спасают принцесс, а у тебя, наоборот, девочка спасла мальчика.
– Потому что так чаще бывает на самом деле, по крайней мере, в наши времена.
– Я тоже буду спасать принцев, – решила Оля. – Только где же их взять?
– Поверь мне, внучка, принцев на твою долю найдётся, и я думаю, что и спасать их ты будешь, ты же умеешь преодолевать трудности.
– Самых настоящих принцев?
Оля почувствовала подвох, ведь она точно знала, что принцев не только в их городе, но во всей стране ни одного не найдётся.
– Когда девочка влюбляется в мальчика, ей кажется, что он настоящий принц, красивый, благородный, самый лучший.
– А на самом деле он не благородный?
– По-разному бывает, будем верить, что у тебя будет самый благородный.
– Уж я непременно самого благородного найду и спасу его. 
– А теперь, закрывай глазки и спать.
– Я ещё на башню посмотрю. На красный огонёк в окошке принца.
– Спокойной ночи, – пожелала бабушка, поцеловала Олю и вышла из комнаты.

У Оли было два часа до того, как сестра ляжет спать. Она сможет и башней налюбоваться, и наконец, насладиться созерцанием своего сокровища. Оля чрезвычайно гордилась собой: она никому не проговорилась о скрипичном ключе, никому. В первый раз в жизни у неё была настоящая прекрасная тайна. Оля достала брошку из-под подушки, подошла к окну. Форточка была открыта, воздух чистый, свежий, с запахом снега лился из окна. Оля жила на втором этаже, перед домом был палисадник. А дальше улица, газон, пешеходная дорожка с фонарными столбами. Снежинки в свете фонаря казались золотыми, а чуть дальше голубыми и синими. В отличие от вчерашней ночи, был лёгкий морозец, поэтому снежинки не падали тяжёлыми хлопьями на землю, а легко и изящно кружились в воздухе, словно прилетели на землю потанцевать. Оля медленно раскрыла ладонь с брошкой, и – о чудо! – ключ засветился голубым цветом. Зазвучала музыка очень тихая, это пели снежинки, радостно и нежно. Оленька стояла зачарованная, боясь пошевелиться, вдруг это чудо исчезнет? Она и не заметила, как появился ещё один источник голубого света. К ней подошла прекрасная дама – в голубом платье, с голубой сияющей диадемой в волосах. Оля замерла, скрипичный ключ в её руке засветился ещё ярче. Фея, да это была, несомненно, фея, обняла её ласково.
– Это Ваша брошка? – спросила Оля.
– Да, была моя, я её потеряла, а ты нашла, я рада, что она попала в хорошие руки.
– Возьмите, – протянула Оля брошку, её учили всегда отдавать найденные вещи их владельцам.
– Тебе она понравилась?
– Да, это самое красивое украшение, что я когда-либо видела. Оно волшебное?
– Поднеси брошку ближе к сердцу, и ты поймёшь.
Оленька прижала брошку к груди, и фея сказала: «Теперь смотри в окно!».
И Оленька увидела каждую снежинку отдельно, они были похожи на маленьких балерин, танцующих под собственную песню. Кроме тихих голосов снежинок звучали колокольчики, арфа, флейты и какие-то инструменты, которые Оля впервые слышала. Она увидела, что и деревья качают ветвями под музыку в такт. Но самой удивительной была мелодия, звучащая в её сердце созвучно музыке снежинок. От этой мелодии Оленьке стало так тепло на душе и в то же время так томительно и грустно, что хотелось и улыбаться и плакать одновременно. Почему-то стало всех жалко, и она заплакала. Фея встала на колени перед Оленькой и вытерла ей слёзы платочком из нежной, едва ощутимой ткани.
– Отчего же ты плачешь, моя девочка? – спросила фея.
– Ах, я и сама не знаю, что-то звучит внутри меня, и радостное и грустное одновременно.
– Это музыка, родившаяся в твоём сердце. Только человек с чистой душой может услышать музыку своего сердца. 

Слезы продолжали литься, а музыка звучать.
– Оленька, я – фея музыки  и хочу подарить тебе это волшебную брошку, она наделяет человека музыкальном даром.
– Спасибо большое, но я не смогу стать музыкантом, потому что я левша, а вся музыка пишется у нас для правшей. И музыкальные инструменты делаются для правшей. Но у меня есть старшая сестра. Она обучается музыке. Могу я ей подарить эту брошку?
– Я вижу, ты добрая девочка, ты можешь подарить её тому, кому считаешь нужным. Но запомни, что самое большое твое сокровище – не эта брошка, а чистая душа. Запомни это. Ты вырастешь, многое узнаешь, многому научишься, многое испытаешь, но, постарайся сохранить в себе эту чистую душу, умение искренне радоваться, восхищаться, видеть прекрасное, любить и готовность поделиться тем, что ты имеешь. Запомни это. – Фея поцеловала её и исчезла.
Снежинки продолжали кружиться, но музыка, звучащая в сердце Оли, стала печальной, она словно оплакивала исчезновение феи. Завтра она подарит брошку сестре, а сегодняшнюю ночь брошка будет лежать под подушкой. Оля увидит сны, навеянные феей музыки. А сейчас она ещё посмотрит на снежинки. Они такие смелые, летят с небес на землю и не боятся. Она и не заметила, как музыка превратилась из печальной в нежную и радостную. Это была колыбельная, и снежинки пели её для Оленьки. Постепенно сон входил в тело девочки, она легла в постель, положила брошь под подушку и укрылась одеялом. Уже в полусне пришла к ней песня, она слышала её в своем сердце:

Я вела себя по полю
И сокровище нашла,
Не искала себе долю –
Своё сердце обрела.
Я под песню засыпаю, 
Сказка музыки, продлись.
Я уже глаза смыкаю,
Фея музыки, приснись.

Ей снилось, что она танцует с феей и снежинками вальс, кружится в воздухе, не касаясь земли. А потом подлетает к башне, впархивает в открывшееся окно, берёт принца за руку, и они вылетают вместе, плывут в воздухе по улицам её родного, но в то же время очень загадочного города, где стоят прекрасные дворцы и странные памятники.
Утром она торжественно подарила сестре брошку, объяснив ей, что брошка волшебная. Сестра смотрела на неё широко раскрытыми глазами, пытаясь понять, не выдумка ли всё это, но, кажется, поверила.
Прошло много-много лет, Ольге стало казаться, что всё это ей приснилось, и только найденная брошка была реальной. Волшебная сила брошки не сделала её музыкантом, но наделила даром создавать музыку слов. И в этой музыке слышались порой звуки чистой детской души, не исчезнувшей в вечных бедствиях, сомнениях и размышлениях бессонными ночами и блужданиях в мире взрослых.

 

Художник: Джозефина Уолл.

5
1
Средняя оценка: 2.84817
Проголосовало: 191