Как мошенники с Украины обворовывают клиентов российского «Сбербанка»

Без лоха и жизнь плоха. Но лох в данном случае не деревья и кустарники из семейства лоховых, или Elaeágnus, а наивный и доверчивый человек – жертва мошенников. Лохов принято лохматить, да так, чтобы сам деньги отдал и при этом еще и спасибо сказал…

Вот говорят, что вице-президент российского «Сбербанка» Марина Ракова, которая раньше была замминистра просвещения, стала фигурантом уголовного дела о мошенничестве в особо крупных размерах, коими сочтена сумма в более чем 50 миллионов рублей, скрылась от следствия и пытается попасть на Украину, «так как украинская сторона неохотно выдает России фигурантов уголовных расследований».

Но 50 миллионов рублей, или по курсу 18 миллионов гривен – это сущие мелочи. Вот зампредседателя правления «Сбербанка» Станислав Кузнецов говорит, что в год мошенники крадут со счетов до 5 миллиардов рублей, просто звоня клиентам по телефону. В год более 300 тысяч мошеннических звонков, а средний улов каждого «удачного» – 8 тысяч рублей.

И тут вновь государство победившего майдана, практически победившее, в свою очередь, преступность и коррупцию (а вы не знали?). По словам Кузнецова, большинство колл-центров, использующих подмену номеров для имитации звонков из банка, расположены на Украине.

«Большинство злоумышленников из России стали перебираться в Украину, поскольку расходы на содержание команды операторов в Украине ниже, а для российских правоохранительных органов компании в Украине менее доступны», – заявил он.

Врет, конечно же. Рука Кремля, кремлевские же нарративы, усы Пескова, козни Путина и прочее.

Но «один из таких колл-центров мы обнаружили в самом сердце Киева – на улице Владимирской буквально по соседству с главным офисом СБУ». Это пишут журналисты запрещенного на Украине сайта «Страна.ua» Владислав Бовтрук и Игорь Рец.

Один из них даже устроился туда лохов лохматить. Далее слово журналистам «Страны»:

«Как оказалось, устроиться в такой «колл-центр» совсем нетрудно. Интернет переполнен предложениями аферистов о сотрудничестве. Выглядят они примерно так:

«Неофициальное трудоустройство, без трудовой книжки и документов. Требования к сотруднику следующие: грамотная речь, свободное знание русского языка, минимальные навыки работы с ПК, усидчивость, внимательность, аккуратность. Опыт работы приветствуется, но необязателен. Высокий уровень дисциплины, желание развиваться и работать на результат команды. По словам работодателей, такие навыки помогут вам зарабатывать от 20 тысяч гривен в месяц. График работы с 09:00 до 19:00 пять дней в неделю. Зарплату выдают каждую неделю».

После связи с менеджером одного из таких «колл-центров», встречу назначили буквально через несколько часов. Офис расположен в уютном квартале центра столицы. Очевидно, дела идут хорошо.

Собеседование с потенциальным сотрудником, то есть со мной, проводит парень лет 35 по имени Михаил. Он встретил меня у входа в жилой дом на ул. Владимирской. Их компания, которая не имеет названия, арендует небольшое помещение на пятом этаже.

На 60 квадратных метрах есть туалет и небольшая переговорная. Установлено 12 рабочих мест, но заняты всего четыре. Работает два парня и две девушки.

Как сообщил Михаил, компания в новый офис переехала совсем недавно, дела идут хорошо, расширяются, поэтому набирают новых людей.

Собеседование проводят в небольшой переговорной. Первый вопрос Михаил задает очень тихо, как будто боится, что я его могу записать: «Ты понимаешь, куда пришел работать?», – после этого, не менее тихим голосом, не дождавшись моего ответа, он продолжил рассказывать специфику их работы:
«Мы звоним гражданам России, представляемся техническими сотрудниками «Сбербанка» и пытаемся развести людей на то, чтобы они перевели деньги со своих банковских карт на наши, а если у них нет денег, то чтобы они взяли кредит и перевели деньги нам. Как это делать, написано в методичке», – но сразу пытается успокоить, говорит, что банковские карты людей застрахованы, а «украсть у банка не страшно».

Я сделал удивленное лицо, но сказал, что меня интересует только хорошая зарплата. Михаилу это, очевидно, понравилось – так как после этой фразы он заметно расслабился и попросил рассказать мне про свой опыт работы до этого.

«Нужно было торговать акциями, находить людей, которым интересно инвестировать в акции, после этого передавал их менеджерам постарше, которые уже закрывали сделку, но деньги платили маленькие вот и решил поискать что-то другое», – выложил я перед ним свою легенду.

А для того чтобы пройти проверку по соцсетям, я признался, что работал оператором на ТВ, но пожаловался, что там мало платят.

Спустя три минуты разговора начался короткий инструктаж. Михаил дал мне методичку – набор фраз, спичей, которые выстроены в определенной последовательности, по которым нужно общаться с потенциальной жертвой. Сами же аферисты называют жертв «лохами».

Приводим несколько цитат из методички:

«Здравствуйте! Вас беспокоит технический сотрудник отдела («Сбербанк»), младший специалист Волконский Анатолий. Обращаюсь к вам касательно такого вопроса. Две минуты назад была подана заявка на смену вашего финансового номера. Вы данную заявку подтверждаете?».

В методичке прописаны варианты ответов на самые частые вопросы. Если жертва клюет наживку, ее переводят на менеджера поопытнее. В данном случае это Михаил, который проводит со мной собеседование. По легенде, он сотрудник МВД, которому банк передал дело из-за «мошеннических действий с банковской картой».

У «сотрудника МВД» также прописаны свои спичи. Но их мне не показали, заявив, что сначала нужно научиться делать «холодные звонки» – так они называют номера телефонов, на которые звонят впервые.

На этом мое собеседование закончилось. Никто даже не уточнил мое полное имя или паспортные данные. После чего меня подвели к одному из сотрудников, который занимался «холодными» звонками и предложили послушать, как он звонит потенциальным жертвам. Мне сказали, что свой первый звонок я смогу сделать на следующий день после собеседования.

За компьютером сидел молодой парень, студент-социолог. Зовут его Артем, ему 20, он из Винницы, в Киеве живет три года с тех пор, как приехал учиться. В данной компании работает три месяца, искал работу на лето, но сейчас задумывается перевестись на заочную форму и продолжить работать.

Рабочее место выглядит скромно. Стол с компьютером и наушниками с микрофоном. На компьютере открыто всего две вкладки: телефонная база клиентов «Сбербанка» и шпаргалки с диалогами.

Все сотрудники четко осознают, что они занимаются мошенничеством. Они представляются жертвам вымышленными именами и звонят им через программы подмены номеров, которые копируют номера реальных сотрудников российского «Сбербанка» или МВД РФ.

У каждого из моих коллег есть с десяток историй о том, как они разводили «лохов» и как те им плакали в трубку. Рассказывают они это с вдохновением и чувством хорошо выполненной работы.

«Мне эта работа нравится. Здесь нужно чувствовать человека, я буквально по первым фразам и интонации голоса могу определить, клюнет «лох» на развод или нет. Их нужно чувствовать, это психология»,– увлеченно делится секретами Артем.

Парень сравнивает эту работу с рыбалкой: «Ты открываешь базу данных, в которой номера тысяч людей, и ты выбираешь любого из них. Это как на речке, ты можешь забросить удочку в любое место, но не везде клюнет. Ежедневно я делаю около 300 звонков, и всего 5-7 из них клюют. Иногда ни одного, но такое редко бывает, «лохов» пока хватает».

Много зависит от качества базы контактов. Если база новая и ее никто не прозванивал, то вероятность найти нужного клиента очень большая. Но большинство контактных баз уже использованы по несколько раз и 95% клиентов сразу понимают, что им звонят мошенники. «Но ради тех 5%, которые верят, можно работать»,– рассказывает Артем.

В перерывах между звонками ребята обсуждают новинки в мире смартфонов, рэперов и путешествия.

Рабочий день заканчивался в 19:00. За три часа, которые я провел в «колл-центре», им не удалось развести ни одного человека – но до моего прихода они смогли провернуть две сделки.

Об этом указывали записи на информационной доске, где был написан план на день, который составляет 200 тысяч рублей – и показатели, кто сколько завел денег. Артем и еще одна коллега Аня смогли сделать по 170 тысяч.

С каждой сделки ребята заработали по 7,5% от суммы сделки, что эквивалентно 4 652 грн – практически минимальная зарплата (месячная, – М. К.) за один рабочий день, и это не считая еженедельной ставки в 100 долларов.

Обе «сделки» удалось провернуть благодаря «разводу на кредит».

Легенда такова. Якобы недобросовестные сотрудники «Сбербанка» оформили на вашу карту кредит, и чтобы его аннулировать, нужно взять еще один кредит и перевести деньги на специальный счет. Стандартная сумма кредитования как раз составляет 170 тысяч рублей.

Соответствующие спичи есть в методичке: «Уважаемый клиент, также в данный момент по системе нашего банка отображается заявка на потребительский кредит от нашего банка, я так понимаю, что за последние сутки заявок на кредит вы не делали».

Далее аферист скажет, что клиенту выдан кредит мошенническим путем и он сейчас переведет вас на другого сотрудника банка. Это создает у жертвы иллюзию «большой компании», в которой работает много людей.

Но вернемся к работе офиса интернет-мошенников. За час до конца рабочего дня здесь стали твориться настораживающие вещи. Сначала приехал парень кавказской внешности. Он представился как Александр и сказал, что якобы забыл в офисе зарядку.

После него явилась девушка по имени Мария – я ее видел еще в момент, когда только пришел в офис. Она представилась как помощница Михаила, а потом ушла.
Теперь она вернулась и отвела меня в отдельную комнату, где вместе с кавказцем мне устроили допрос. Они снова спросили меня, где я работал.

Я повторил историю, которую ранее рассказал Михаилу, но Мария заявила, что видела меня по телевидению и ей кажется, что я работаю в издании «Страна.ua». Но я убеждал их в том, что они обознались.

Стало очевидно, что пора уходить. Я сказал, что у меня в автомобиле лежит паспорт – и сейчас я его принесу, чтобы окончательно расставить все точки над «и». Но понятно, что больше я туда не возвращался.

Но вывод понятен: у компаний-мошенников есть свои службы безопасности. И они проверяют новых сотрудников.

То есть бизнес серьезный. И вряд ли он мог бы существовать, не имея «крыши» в силовых структурах».

Если же вернуться к началу рассказа киевских журналистов, то можно прочесть, что мошенники работают «буквально по соседству с главным офисом СБУ». Вопросы еще есть?

5
1
Средняя оценка:
Проголосовало: