«А солнце – в тучах – всё же вставало…»

К 100-летию со дня рождения Ю.А. Полякова

 

***

Рассвет, задержавшись в ночи промозглой,
Только мерещился в тучах рваных.
Бывает время для ночи поздно,
Для дня и утра слишком рано.
Шли, пробираясь сквозь рвы и надолбы,
Руками нащупывая «ежи».
Сердце стучало – надобно, надобно,
Надобно выдержать, пережить.
Шли в темноте, чтоб Москву покинуть (1),
В начале пути, а уже устало…
А ветер ноябрьский дул нам в спину,
А солнце – в тучах – всё же вставало.

 

***

В 1943 году в разрушенном до основания Сталинграде (2) 
я был поражён, увидев сохранившуюся чудом 
скульптурную группу (кажется, у вокзала), – 
дети водят хоровод вокруг фонтана.

Всё взрыто, смято до предела 
Среди руин сама дивясь
Одна лишь юность уцелела, 
В скульптурной группе воплотясь.

В нелепых грудах – свод на своде –
Дома, обуглившись лежат,
А мальчики из гипса водят 
Свой хоровод, как год назад.

Ту группу создавал ваятель
Как символ юности живой 
Чтоб долгие года стоять ей,
Оберегая город свой.

И хоть здесь смерть промчалась в шквале.
Всё сжёг неистовый пожар.
А мальчики из пепла встали,
Друг друга за руки держа.

Пусть сметено всё до предела.
Но в Сталинграде говорят:
Жива здесь юность, уцелела,
А значит жив и Сталинград.

 

***

Долгожданно – неожиданно 
Наши входят в городок.
И платок, накинув старенький,
Мать стремится за порог.
Тридцать месяцев не ведает 
Мать про сына ничего.
Но кому ж прийти с победою,
Как же можно без него?
Может, он в снегах сыпучих 
Под Москвою погребён; 
Может, спит в приволжских кручах;
Может быть, в песках горючих,
Под Элистою сражён... 
Тридцать месяцев не ведает 
Мать про сына ничего.
Но кому ж прийти с победою 
Как же можно без него? 
Тёплый комкая платок.
Мать выходит за порог, 
Выбегает из ворот.
Смотрит, плачет, сына ждёт.

 

***

Идём в больничную палату,
Как в отчий дом.
Как-будто за грехи расплату
В себе несём.

И эти нам милы палаты,
Где спишь без снов.
Как нищему милы заплаты
Своих штанов.

Здесь друга легче встретить, право,
Чем где-то там.
Законы жизни вечно правы.
Но грустно нам.

 

***

Дела, дела – минуты лишней нет.
И потому и жизни нет, как нет.
А может, мудро так устроен свет -
Без этих дел и жизни нет, как нет.

 

Абсолютная рифма

                            Я всегда увлекался абсолютными рифмами 
                           (так, чтобы совпадало большинство букв). 
                           Их подбор даёт очень хорошую языковую тренировку. 
                           Практически можно подобрать абсолютную рифму к любому слову. 
                           Вот несколько таких рифм, 
                           придуманных во время автомобильных поездок.

Скорость коленчатый 
                вал, дай.
Близок Валдай.
Правилен.
                курс. Ком 
В горле застрял.
Мы проезжаем.
                Курском.
Видим мемориал.

 

***

                           Возможно рифмовать (абсолютно) 
                           даже не одно слово, а несколько

Полями 
          я сную 
Поля – ну,
          Просто сила. 
Но в 
          Ясную.
Поляну 
Меня не заносило.

 

***

                         Как-то, в 1982 или в 1983 году, отдыхая в «Узком»(3) , 
                         я разговорился на поэтические темы с нашим великим физиком 
                         Я.Б. Зельдовичем. Я упомянул об абсолютных рифмах. 
                         «Ну мою фамилию не зарифмуете», – сказал Яков Борисович. 
                         Я не мог отступать. Заключили пари. 
                         Пришлось перепробовать не один десяток вариантов. 
                         Но – вот она, долгожданная, не очень складная, 
                         но абсолютная рифма. 

«Жи-
          зель» до Вичу-
   ги
Дошла. Искусство – в народ.
          Просто сила. 
Спасибо 
          Зельдовичу.
Время, вперёд!

Примечания:

1. В. Б. Жиромская. Академик Юрий Александрович Поляков. Жизнь и творчество. Источник: Новая и новейшая история, № 6, 2013, «<…>Закончив школу с отличием, Юрий Александрович в 1940 г. поступил в Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ). Учиться пришлось в годы войны. Война стала для него суровой жизненной школой. Во время таких испытаний проявляется характер – стремление к активности или, наоборот, желание опустить руки. Юрием Александровичем владела потребность действовать. Мобилизации на фронт он не подлежал по состоянию здоровья из-за слабого зрения. По собственной инициативе Юрий Александрович отправился на московскую судоверфь, Там он сколачивал ящики для снарядов и красил их в защитный зелёный цвет. Самой тяжёлой работой была погрузка этих ящиков на машины. Работал он и вечерами, после учёбы, и ночью, а утром шёл на занятия. Во время воздушных налётов приходилось вместе с преподавателями дежурить на крыше.
В октябре распоряжением ЦК комсомола студентов МИФЛИ направили на рытьё противотанковых рвов в район кунцевской сталинской дачи (сейчас микрорайон Давыдково). Поднимались затемно, работали напряжённо, возвращались в полной темноте. В октябре пошли дожди со снегом, стало трудно управляться с глиной. Чтобы подбодрить себя, пели песни хором.
Вспоминая о том тяжёлом времени, он говорил: «Мы не допускали тогда и мысли о том, что Москву могут отдать врагу. Надо выстоять – это одно мы знали». В ноябре 1941 г. ИФЛИ был эвакуирован. Сначала в г. Ашхабад. Там ИФЛИ слился с эвакуированным туда же Московским университетом. Приехали в Ашхабад и известные университетские профессора – М. Н. Тихомиров, Б. А. Рыбаков, С. Д. Сказкин, Г. А. Новицкий, И. М. Рейснер, А. Л. Нарочницкий, А. Г. Бокщанин и др. Студентов было немного: часть ушла на фронт, часть осталась в Москве. Общение студентов с профессурой было очень тесным. Это сформировало у Юрия Александровича вкус к научно-исследовательской деятельности. В конце июня 1942 г. согласно правительственному постановлению их перебазировали в г. Свердловск«<…>»
2. В. Б. Жиромская, там же. «<…>Летом 1943 г. Юрий Александрович был командирован ЦК ВЛКСМ на восстановление Сталинграда. Опять тяжёлый физический труд среди развалин города. В разрушенном до основания городе он был поражён, увидев чудом сохранившуюся скульптурную группу – дети водят хоровод вокруг фонтана! И написал вот эти проникновенные строки, которые были тогда же, в 1943 г., опубликованы в газете «Московский университет» <…>».
3. «Узкое» – бывшая дворянская усадьба (последние владельцы – князья Трубецкие), объект культурного наследия регионального значения, находящийся на особо охраняемой природной территории «Природно-исторический парк Битцевский лес». Входит в состав Юго-Западного административного округа Москвы, в районе Ясенево. В феврале 1922 года было принято решение об организации в основных усадебных постройках – главном доме и флигеле – санатория Центральной комиссии по улучшению быта учёных при Совнаркоме РСФСР (ЦЕКУБУ) (с 1931 г. Комиссия содействия учёным), а в 1937 году – Академии наук СССР. Усадьба до сих пор используется как санаторий для членов Академии наук. В разные годы здесь отдыхали и проходили лечение практически все крупнейшие учёные и деятели культуры. Любил «Узкое», неоднократно здесь отдыхал с супругой Александрой Яковлевной и академик РАН Юрий Алексадрович Поляков.

Стихи и фото Ю.А. Полякова из архива Е.Ю. Поляковой.
Подготовил Н.А. Головкин.

 

Художник: А. Дейнека.

5
1
Средняя оценка: 2.66667
Проголосовало: 15