«А я давно врагов своих простила…»

Реверсии

Предавший однажды – предаст тебя снова и снова,
И дело, наверное, будет совсем не в деньгах.
Кто Искариотом в макушку с рожденья целован,
Тот с детства молчит лицемерно на всех языках.

Ушедший однажды – уйдёт от тебя по привычке,
Без всяких причин устремляясь в топлёный закат...
Неважно, насколько ты мягок с ним будешь, тактичен,
В конечном итоге – увидишь в глазах невозврат.

Избивший однажды внедрит в твои нормы побои,
Потомком маркиза де Сада себя объявив.
В его извинениях встретишь ты нечто такое,
Что даже простишь пару раз, позабыв рецидив.

Любивший однажды уже не полюбит всем сердцем,
Храня в своей памяти чувств настоящих фантом.
Напрасно Всевышний тебя бережёт от реверсий,
Ведь ты всё равно эти догмы нарушишь потом!

 

Мой мир агрессивен

Мой мир агрессивен, и я в нём – великий агрессор,
Метающий взгляды-кинжалы в его точку сборки.
Гул сердца свинцового, словно вселенская месса,
Заложен в программу на уровне мозга, подкорки.

Я остервенела за считанный год, а не годы,
Но стала всё чаще носить бенефисные платья.
Мой мир – агрессивный подросток. Всё время на взводе,
Как будто любви на него материнской не хватит.

Мой воздух исчерчен невидимым глазу узором,
Сплетения слов не распутать в небесных Вульгатах.
Взгляни на ладони мои – их разъел чёрный порох,
Когда я стреляла в предателей и супостатов. 

Нет чёрта во мне, убедись, но уже нет и Бога,
Мой рай – это город, где ангелы, что кочегары.
Приди и, обняв, осознай, что такая жестокость –
Ничто, бутафория, для ренегатов сценарий!

 

***

Пиши о счастье, женщина, пиши
О хлебе, доме, детях и колясках,
Целуй рассвет, показывая жизнь
В ярчайших проявлениях и красках.

Транслируй исключительно добро,
Заваривай чаи на пряных травах,
Зовись женою, матерью, сестрой...
Налево не ходи, ходи направо.

Не смей болеть! Здоровья жернова
Должны перемолоть любые хвори.
Война в груди? А толку? Воевать
Ты не имеешь права априори!

Не депрессуй, не плачь, не истери...
Танцуй и пой - твоя такая участь!
Никто не слышит, женщина, твой крик,
Как будто он гортанен и беззвучен!

 

***

Вас, покинувших мужа/жену на скандале
И ушедших нетвёрдой походкой во тьму,
Хоть когда-то любою ценой возвращали,
Вызывая в душе настоящий саму́м*?

Вас, оставивших сердце на пыльном вокзале,
Как хрустальную розу, не влезшую в кладь,
Хоть однажды, запрыгнув в вагон, возвращали,
Обещая любить с новой силой опять? 

Вас, напившихся вдоволь хандры и печали,
Позабывших дорогу в свой собственный дом,
Предлагая ценнейшее - жизнь- возвращали?
Если да, расскажите: что было потом?

* Саму́м - сухой, знойный ветер в пустынях; песчаные бури.

 

***

Выплюнь мои поцелуи на мокрый асфальт,
Словно вишнёвые косточки. Без сожалений,
Память швырни под ритмично гремящий трамвай,
В глупой надежде, что это хоть что-то изменит.

Выкорчуй сердце, в котором звенящая боль
Зло рикошетит о грудь три десятка столетий,
Или, сорвавшись, уйди на неделю в запой,
Забальзамировав облик фатальных трагедий.

Каждую арку кляни, ненавидя за то,
Что для меня они все, как одна, триумфальны.
Город в Иуды зачисли - он жалкий фантом,
Брошенный мной на перроне судьбы тривиально.

Встреть под обломками прошлого грязный рассвет
И захлебнись правотой несомненно по праву,
Чтоб у ревущей толпы заслужить пиетет.
Стань ренегатом, публично любовь обезглавив.

 

***

Сегодня меня не стало.
В душе погасили свет...
Витал аромат сандала,
Пылился на полке Фет.

В глазах ночерела тайна
И билась в углу тоска,
Свидетелем став случайным,
Как жизнь мне снимала скальп...

И шторы сменив на шоры
Ворвавшейся темноты,
Мой пульс красоту узора
Исправил на нить черты.

А осень, подняв забрало,
Победно смотрела вслед...
...Сегодня меня не стало –
Я был сентябрём отпет.

 

***

Никогда не быть тебе весёлым -
Псом побитым молча смотришь вслед.
У таких, как я, способность словом
Отправлять, с ухмылкой, на тот свет,

Бумерангом прошлые обиды
Возвращать небрежно и легко -
Как фужер с напитком недопитым,
Будь то Периньон или Клико.

И, не внемля просьбам о пощаде,
Бичевать безбожней, чем де Сад.
Не всегда жестокость эта кстати,
Но всегда к лицу её наряд!

Я могу, конечно же, иначе:
На руках у Боли королеть -
Самой понимающей из мачех,
Что меня качали на земле.

Я могу играть на грани фола,
Кровью не марая свой манжет.
...Никогда не быть тебе весёлым -
В преисподней прав на счастье нет.

 

***

Рассекает ночь 
лунный лик ножом,
пустота дворов 
лезет на рожон,
выбивая дверь 
в мои сны с ноги,
впрочем, в них и так 
не видать ни зги...

Заходи в мой дом, 
примеряй смелей
распашонку-боль 
и афронт-колье,
ощути нутром 
наносное, фальшь,
чтобы знать, когда́ 
я – лицом в асфальт... 

Посмотри, как я 
тишиной лечусь,
позабыв стихи, 
рифмы к -чу и -щу...
и когда во рту, 
от слогов, горчит.
хочешь правды? на 
от нее ключи! 

***

Принять твой выбор адски тяжело,
Но кто сказал, что это невозможно?
Чем женская любовь - не ремесло,
А сердце - не пустыня, бездорожье?

Я научилась многому: молчать,
И вместо многоточий ставить точку,
Не придавать значенья мелочам,
Бороться против боли в одиночку,

Терпеть невозмутимо божий гнев,
Не замечать пощёчин канонаду,
Бездействием гордыню одолев,
Как будто так задумано, так надо.

Мне оказалось много по плечу,
Поэтому смогу принять твой выбор,
Не сомневаясь в собственном ничуть.
Потом ещё скажу тебе спасибо!

 

***

Шагали в ногу, вспарывали грудь
О вычурные рифы небосвода,
Сумев, как дети, руки дотянуть
До Господа - людского кукловода.

Лечили поцелуями COVID,
Читая Брайлем родинки на коже,
И вызывали острый дефицит
Друг друга, на печаль закаты множа.

Откладывали вечность на потом,
Придумывали счастья атрибуты,
Доказывая всем, что боль - фантом,
В которого все верят почему-то.

Но этот мир сиамовых сердец
Чуть не довёл обоих до могилы.
...Прощай же, мой кармический близнец,
Я свой гештальт любви к тебе закрыла!

 

Прощение

А я давно врагов своих простила,
Сведя к нулю конфликты и вражду.
В прощении – неведомая сила,
Поэтому разобран мой редут.

Пусть белый флаг бессилия не вскинут,
Не ждёт удара нового щека,
Я недругам своим невозмутимо
Смотрю в глаза, без ярости в зрачках.

Свобода равнодушия туманит
Рассудок, что балетное шене́*,
Сбивая равномерное дыханье,
С французским поцелуем наравне.

Позиция такая стала стилем,
Отброшен гнев величием кивка...
Ведь я давно врагов своих простила,
И в будущем прощу наверняка!

* шенé – вращение в балете, танцах, напоминающее кручение волчка.

 

Художник: Жозефина Уолл.

5
1
Средняя оценка: 1
Проголосовало: 1
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star