Нганасаны

Этнографы уверены, что этот народ уже не спасти. Они никогда не были крупным народом, в самые лучшие времена их численность не превышала пару-тройку тысяч. Сегодня их чуть более 800, столько же, сколько было в 1929 году. В конце 1980-х наблюдался скачок до 1872 человек, и с тех пор численность этого народа постоянно катилась вниз.

Нганасаны – самый северный народ России, проживающий в отдалённых тундровых посёлках на Таймыре. Когда-то нганасаны кочевали вместе с оленями, но в 1940-х советская власть сделала их оседлыми. В состав российского государства нганасаны окончательно вошли в XVII веке. Остаётся только удивляться, как этот народ не то, чтобы вырос в численности, а вообще сохранился до наших дней, учитывая его малочисленность и крайне суровые климатические условия его проживания.

Этот факт опровергает выдумки западной пропаганды о будто бы намеренном искоренении северных народов российскими властями. Сегодня, когда страны Запада готовятся вступить с Россией в противоборство за контроль над Арктикой, тема коренных народов российского Севера периодически мелькает в зарубежных СМИ. Тон их одинаков: в то время, дескать, как бывшие колонизаторы (Великобритания, Голландия, Бельгия, Франция, Испания, Португалия, Германия) раскаиваются в грехах прошлого, Москва погрязла в своём колонизаторском мировоззрении, не желая извиняться перед народами Севера за их присоединение к России, которое обернулось забвением северянами родных языков и сокращением их численности. 

Лукавство таких заявлений налицо. Русских хотят морально уравнять с европейскими конкистадорами, которые специально заражали индейцев оспой, сжигали их деревни, снимали с них скальпы, даже у детей, запрещали говорить на родном языке, устраивали массовые казни. Добиваясь от России извинений за несовершённые злодеяния, Запад затем потребует моральной компенсации для пострадавших народов – максимальной автономии, чтобы получить доступ к их земельным ресурсам. В пострадавшие запишут тех, чьи недра хранят побольше нефти, газа, золота, руды.

Россия не только не уничтожала коренные народы, но составляла для них алфавиты и словари, обеспечивала медицинским обслуживанием, школами, пособиями. Изучение северянами родного языка всегда поддерживалось Москвой. Другое дело, что иногда реализации этого на практике мешали бюрократические препоны или нехватка средств. Тем не менее, говорить о намеренном искоренении культуры народов Севера – значит лгать.

Запад лицемерит. То вводит против России экономические санкции, то обвиняет в недостаточном финансировании северных народов. Для увеличения финансирования нужны деньги, а Запад делает всё, чтобы денег у России было меньше. Прикормленные Западом российские либеральные СМИ, если пишут о Севере, так обязательно негативно – перечисляют восстания, будто бы подавленные царскими казаками или советскими большевиками и т.д. 

Сближение народов никогда не происходит полностью безболезненно, в каждом государстве были, есть и будут конфликтные моменты на уровне этнического взаимодействия. Но изображать историю российского Севера как беспрерывную колонизаторскую войну русских против северян – это гнусно, и ставит целью возбудить в людях ненависть и поквитаться за старые «обиды».

Да и как на практике увеличить численность крайне малочисленных народов, затерянных на бескрайних тундровых и таёжных просторах? Как влить жизнь в их языки и заставить их на них говорить? Ведь фактом является то, что часто представители этих народов не очень охотно изучают родной язык. Дети больше изучают английский, чем нганасанский, мансийский или хакасский. Говорят, перспектив больше. Мне приходилось видеть, как русская учительница уговаривала эвенских и чукотских детей учить родной язык. Дети слушали её без особого интереса.

Нганасанским владеют менее 15% нганасан. Но этот язык уникален тем, что содержит внутри себя ещё один, иносказательный язык – кэйнгэирся. На нём говорят о сокровенном и интимном, употребляя вместо конкретных названий символические. Например, влюблённых сравнивают с двумя реками или птицами. Важно не допускать нелепостей, так как это сразу отрицательно сказывается на статусе рассказчика. Ему перестают доверять и не считают умным человеком. 

По нганасанским поверьям мёртвые живут на том свете так же, как живые – женятся, заводят семьи, у каждого свой чум. Только не стареют и всегда молодые. Живут они в подземном царстве на берегу реки. На могилу умершего первый раз проходят через три года после смерти. Раньше нельзя, граница между этим миром и царством мёртвых ещё зыбка, можно случайно её нарушить. По возвращении с кладбища трижды переступают через огонь для очищения, прежде чем войти в дом. 

Нганасанские шаманы (нгэда) были основными поставщиками знаний о загробном мире. В 1930-е годы советские этнографы записали множество сказаний и сказок шаманов, поскольку нганасанский фольклор удивительно богат. 

Нганасаны – потомки древних оленеводов, появившихся на Таймыре в эпоху неолита. Как этнос нганасаны окончательно оформились ближе к XVII веку. В состав нганасанов вошли также группы эвенков и юкагиров. Нганасанская культура и язык – результат переплавки тех черт, которыми обладали культура и языки выше указанных оленеводов, юкагиров и эвенков.

5
1
Средняя оценка: 3.06263
Проголосовало: 463