Театр дрессированных собачек Ивана Вырыпаева

Больше обманывать себя нечего — Россия, по всей вероятности, вступит в схватку с целой Европой. Каким образом это случилось? И каким образом империя, которая в течение 40 лет только и делала, что отрекалась от собственных интересов и предавала их ради пользы и охраны интересов чужих, вдруг оказывается перед лицом огромнейшего заговора?
...
России просто-напросто предложили самоубийство, отречение от самой основы своего бытия, торжественного признания, что она не что иное в мире, как дикое и безобразное явление, как зло, требующее исправления.
Ф.И. Тютчев. Переписка 1854 года, накануне Крымской войны

На днях драматург и режиссер Иван Вырыпаев обратился к сорока российским государственным театрам, которые ставят его пьесы. В их числе МХАТ им. Чехова, БДТ, Театр наций, «Современник», ЦИМ, а также десятки региональных театров. В своем письме, опубликованном на сайте «Медуза» (ныне заблокированном), он сообщил, что будет перечислять авторское вознаграждение за постановки в фонды помощи украинским беженцам.

«Поскольку ваш театр финансируется министерством Российской Федерации или городским департаментом культуры вашего города — то есть государством, которое сейчас ведет преступную войну с украинским народом, убивая граждан этой страны, разрушая инфраструктуру городов и деревень, — я принял решение и хочу сообщить вам, что все деньги, которые я буду получать от вашего театра, я буду переводить в фонды помощи Украины. Разумеется (и я хочу это подчеркнуть), эти деньги пойдут только на мирные цели и ни в коем случае не на военные. Наши с вами деньги пойдут на оказание помощи украинским беженцам, детям и матерям, всем, кто сейчас нуждается в этой помощи. Я рад, что таким образом деньги из бюджета культуры РФ будут справедливо отданы тем, кто пострадал и страдает от варварского нападения России. Я постараюсь подробно информировать вас, на какие конкретно цели были отправлены заработанные нами с вами вместе деньги», — написал в письме Иван Вырыпаев.

Поневоле возникает вопрос к благотворителю: а тихо-мирно пожертвовать эти деньги вы не можете — ведь тогда вы получали бы их и передавали беженцам без всяких преград и сложностей? Зато теперь не проще ли театрам отказаться от этих пьес, после такого-то скандального заявления? Зачем вам этот скандал?

Затем, что Иван Вырыпаев, по его собственному признанию, двенадцать лет живет в Польше. Работа, имущество, семья, жизненные перспективы — всё здесь, в Европе: «…в которой я много работаю, живу, плачу налоги, имею постоянный вид на жительство в Евросоюзе и свою частную продюсерскую компанию, а также дочку-школьницу, то есть являюсь полноценным участником социальной жизни Евросоюза, ну кроме разве что выборов, — да, мой вид на жительство не позволяет мне ходить на выборы. Но моя жена участвует в выборах, и я вижу, как это происходит, как работает эта важная часть жизни европейского общества». Судя по тому, сколь дотошно описывает автор статьи свое положение, оно для него крайне важно. Как, скажите, Иван Вырыпаев может реагировать на произошедшее между Россией и Украиной? Вырыпаев и ему подобные, а их немало.

Вы чувствуете, какая опасность потерять всё зависла над головами представителей творческого сословия? Если бы обстановка вынудила выходцев из России делать реверансы в адрес заведений, в которых те работают — ничего в этом не было бы удивительного, рабочий момент, время от времени «интриги, зависть» каждого человека заставляют делать «ку» начальству, спонсору, работодателям. Но когда от русских требуют отказываться от страны, где они родились, выражать пресловутую «определенную позицию по отношению к»…

Кто-то способен выдержать прессинг — Гергиев, Мацуев. Кто-то не способен. Есть у них оправдание в духе «А что изменится, если я подпишу, соглашусь, выскажусь? Только одно — меня оставят в покое». Слабое, но есть. Вот почему таким как Вырыпаев нужен именно скандал, а вовсе не оказание помощи «пострадавшим от России». Это их «ку» Европе.

Конечно, непонятливые первым делом спросят: зачем изображать благотворителя декларативно, ведь прямо сейчас в Польшу прибывают беженцы, вы можете помочь им лекарствами, вещами, продуктами, чем получится — и есть ли разница, на какие средства вы всё это приобрели? Тем более что и средства-то из России переводить стало затруднительно — а значит, и говорить не о чем.

Но после очевидных вопросов приходят неочевидные ответы. Можно и помочь, конечно, однако антироссийских выступлений это не отменяет. Надо успеть отмежеваться не только от доходов, приходящих на твои счета из РФ, — отмежеваться от России как от своей родины. Бывшей родины. Вырыпаев и Ко делают это двумя путями: обвиняя Россию в варварстве и утверждая в своих статьях, что «главной философской и жизненной идеей европейского общества является вера в эволюцию человека». В отличие от, как вы понимаете, страны варваров, Империи зла.

Бегло описав мировую историю, ведущую человека европейского к сияющим вершинам, Вырыпаев аккуратно пытается обойти щекотливые моменты: «…наука плюс развитие технологий переводят европейского человека на новый эволюционный уровень — рациональный… И вот рациональный подход к жизни постепенно становится доминирующим в экономике и политике, и, кстати, фашизм есть не что иное, как явление рациональное. Нацистская Германия — это машина смерти, основанная на идее Рацио. Все плохие гены уничтожить, а хорошие гены оставить управлять миром. И только в начале 70-х годов в Европе активно проявляется новый эволюционный уровень — плюралистический и либеральный». 

Как видите, варварство — это у России. А у Европы — всего лишь особое, по-европейски сложное рацио. С уничтожением плохих генов. Очевидно, стремление русских не дать уничтожить себя как плохие гены, что тогда, что сейчас, вот истинное варварство. Европейцы же прошли сквозь плохое рацио, отринули его и вошли в либеральное высоконравственное завтра. «И все сразу стало чрезвычайно хорошо».

Можно счесть, что И. Вырыпаев год назад попросту не понимал, что благорастворение в воздусях иссякает, плохое рацио никуда не делось, его власть возвращается, автор статьи честно заблуждался: «Идея Европы состоит в том, что человек — уникальное живое существо, обладающее несколькими универсальными правами, которые стоят выше любых конституций, законов, религий и даже моральных норм. Это право на Жизнь, право на получение Знания, право на сексуальную ориентацию и свободу своего мнения. И вот эти четыре универсальных права являются новым витком в эволюции человека, проживающего на территории Европы».

Но как можно было не замечать, если хотите, пятого слона, на котором стоит пресловутая идея Европы — неприкосновенность частной собственности? Именно к ней апеллировали деятели культуры, уверовавшие в европейские ценности, как к главному из устоев цивилизации. Видимо, предчувствие, что этот слон падет первым, все-таки посетило драматурга и режиссера Ивана Вырыпаева. А после того, как бедный слон издох, остальные тоже не устояли.

Право на жизнь (не будем писать с прописной, на обычную жизнь, без опасности, что тебя отправят на гильотину «из высших соображений») и право на свое мнение (высказанное, очевидно, шепотом «под одеялом под кроватью», как шутил некогда Михаил Жванецкий) сдались сразу. Зато остались: а) право на нетрадиционную сексуальную ориентацию и б) право на информационную манипуляцию вместо Знания. Об этом напрямую сказал американский ведущий Такер Карлсон: «Церковь в Средние века не обладала такой властью над умами, какой обладает Google, Facebook и Twitter сейчас».

Смешно — из всех прав, включая право на родную землю, на религиозное самоопределение, на этически и психологически определенную семью (в отличие от чего-то аморфного, где непонятно, кто кому кем приходится) — из всех жизненно необходимых прав оставить человеку одни только эксперименты в области сексуальной самоидентификации. За Родину, за семью, за веру люди шли на войну, давали отпор врагу, стояли до последнего. За перечисленные права на Жизнь и Знание с большой буквы (то есть, открыто говоря, за абстракцию), не говоря уж о невнятном праве на свое мнение, заимствованное из соцсетей, и на третий туалет в общественных местах — пойдут ли?

Какому безумцу придет в голову защищать ценой собственного благополучия (о жизни речь вести не будем) возможность называть себя трансгендером и перебирать десятки названий полов, примеряя на себя самые оригинальные? На какие лишения пойдет цивилизованный европеец (американец или гражданин еще какой-нибудь цивилизованной страны) во имя полового не ди-, а, так сказать, триморфизма?

Однако без ценностей вовсе жить нельзя. Вот и получается, что цивилизованные, по мнению Вырыпаева, люди понемногу начинают отходить на старые позиции: возвращается рациональное желание истребить конкурента, «плохую кровь»; люди проливают кровь других людей, защищая свое имущество, свое социальное положение, дом, работу, счета; любой ценой, в том числе и ценой преступления, пытаются устроить будущее своих детей, рожденных в нормальном, старорежимном разнополом браке.

А идеологи, нанятые за деньги и примкнувшие по доброй воле, сейчас примутся с нечеловеческой бойкостью рассказывать что-нибудь в эдаком духе: «Никакой „прекрасной довоенной Европы“ давно нет, но есть другой и более величественный континент. Такой, где люди, пройдя через ужасы XX века, нашли мужество признать ошибки той эпохи и заново учились быть свободными. А научившись, осознали и меру своей ответственности — перед теми людьми, с которыми мы живем рядом и которые совсем не обязаны быть похожими на нас». (Кирилл Мартынов «Против манифестов») Каковые рассказы превратятся в россказни через год, а то и через несколько месяцев. Потому что под этими утверждениями, как мы видим сегодня, нет ровным счетом ничего.

 

Художник: Дж. Чарлтон.

5
1
Средняя оценка: 3.4741
Проголосовало: 251