Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова

Выпуск №86. Матрица: принудительная перезагрузка

Якобы непобедимая «мягкая сила» виртуальных технологий, которой так кичился Запад на протяжении последних 30 лет, стала быстро сдуваться по мере того, как на мировой арене начался ренессанс силы в её самом традиционном и бесспорном понимании.

Для начала об одной пока еще курьезной, но потенциально весьма опасной ситуации, которую вполне можно рассматривать как иллюстрацию к теме противостояния «мягкой» и «твердой» силы. 

На днях представители российской космической корпорации поделились весьма тревожными данными. Оказывается, что почти 50% небезопасных для российских орбитальных аппаратов сближений с космическими объектами происходит по вине спутников связи «Старлинк» небезызвестной компании Илона Маска. Их в космосе уже несколько тысяч, и они там летают на манер космического мусора, угрожая фатальным столкновением другим аппаратам. К тому же этот «мусор» управляемый (!) и такие сближения могут носить отнюдь не случайный характер прицеливания по объектам противника. И таких летающих снарядов в не такой уж далекой перспективе будет развернуто в космосе 30 тысяч штук. 
Между тем система «Старлинк» – это как раз самое яркое воплощение «мягкой силы» в глобальном масштабе. Ведь ее основное назначение – обеспечение «социальной» коммуникации в обход правительств и вообще любых официальных властей. То есть это, по сути, идеальный инструмент планетарной массовой манипуляции в руках тех наднациональных и надгосударственных сил, которые сегодня делают прямую заявку на контроль над всем миром. И совсем не случайно одним из самых ярких эпизодов использования «Старлинка» стало внешнее управление киевскими бандформированиями, в том числе нацистским полком «Азов», в ходе нынешней украинской войны. 

«С марта 2022 года, согласно информации многочисленных СМИ, система Starlink применяется Вооруженными Силами Украины для связи между подразделениями и наведения оружия, дронов и артиллерии». 

Такая вот «мягкая сила», переходящая в очень твердое, по сути, фашистское качество. 
Именно на этом этапе, когда «мягкая сила» становится реальной физической угрозой, как на земле, так и в космосе, возникает необходимость ее безусловного обуздания. В данном случае это может потребовать изменения космического законодательства с тем, чтобы рассматривать такую космическую деятельность, как прямую угрозу безопасности со всеми вытекающими последствиями. Это было бы верным решением по отношению к той специфической силе, сама суть которой заключается в том, чтобы, не считаясь ни с кем и ни с чем, утверждать свое господство повсюду и отовсюду, в том числе и прямо из космоса. 
Таков зреющий прямо над нашей головой будущий поединок между «мягкой» и «твердой» силой современного мира.

А теперь вернемся с небесных высей на грешную землю. И что же мы здесь видим? А видим мы то, что как раз и объясняет нынешнюю фашизацию западной «мягкой силы» по мере того, как у её хозяев возникает все больше земных проблем. Начиная с того, что эта сила на глазах перестает быть той универсальной и всепроникающей субстанцией, которая одно время давала надежду её повелителям на завоевание всего мира. Печальная судьба многих западных сетевых платформ, типа Фейсбука и Твиттера, ставших главными проповедниками сетевого фашизма, стала наглядным тому подтверждением. Оказалось, что их можно просто выключить, как утюг из розетки, освобождая, таким образом, миллионы слишком простых голов от вбитых туда в лихие времена ржавых «гвоздей» чужеземных «ценностей». 
Новости от американской империи IT-технологий в последнее время все больше напоминают сводки с фронтов украинской войны, в которой положение самой мягкосильной в мире «украинской демократии» выглядит все более неказисто. «Мягкосильной демократии» – это потому, что кроме бешеного пиара киевские свидетели всемогущего «софтвера», обученные американскими «первооткрывателями» этой виртуальной жизнедеятельности, больше ничего делать не умеют.
А поскольку одним пиаром реальную войну выиграть в принципе невозможно, приходится им, горемычным, недоумевать не по-детски, когда все идет прахом. 
А в это время в Америке технологический гигант Microsoft разрывает сотрудничество с сотнями своих подрядчиков на фоне заморозки приема на работу нового персонала. Об этом сообщил новостной портал Business Insider со ссылкой на источники.

«Компания уведомила сотрудников фирм-подрядчиков, что контракты с ними будут расторгнуты. При этом сотрудники фирм не получат выходного пособия, так как они, хотя и тесно связаны с Microsoft, формально не являются работниками этой компании. Компания не дала комментариев по этому поводу. В июле Microsoft объявила, что сократит часть работников и замедлит темпы приема на работу нового персонала. Кроме того, корпорация столкнулась с операционными издержками в $126 млн во втором квартале 2022 года из-за решения покинуть российский рынок».  

Утрата российского рынка вряд ли исчерпывает тему кризисного состояния этого глобального IT-гиганта. Тем более, что аналогичные трудности сегодня испытывают практически все так называемые «технологические» компании Запада. 

«Техногиганты, в том числе Apple, Google, Amazon, Microsoft, Spotify и Tesla, замедляют набор персонала и инвестирование в проекты впервые после многих лет роста, пишет Bloomberg. Аналогичную позицию в отношении найма заняли десятки крупнейших американских компаний, так как экономическая ситуация остается неопределенной. Это делается из-за страха перед рецессией и инфляцией, экономических последствий спецоперации России на Украине и затянувшейся пандемии, уточняет издание.
Компании переосмысливают свои кадровые потребности: вводят мораторий на прием на работу, отменяют офферы и даже начинают сокращения, сообщает Bloomberg». 

Массовая американская пресса по этому поводу и с учетом тонкой душевной организации обитателей виртуального мира, пишет для них успокоительные тексты и ссылается на некие маловразумительные обстоятельства, которые на самом деле ничего не объясняют. Вот типичный случай такой болтовни ни о чем. 

«Все переходят к стратегии сохранения средств, свободной взлетно-посадочной полосы… “Многие из этих компаний так быстро росли во время пандемии, что, возможно, немного переутомились... Люди нервничают, и они ищут признаки и сигналы будущего”… Предприниматели довольно умны. Когда капитал дешев, они тратят его впустую, расходуют чуть больше, чтобы получить преимущество над конкурентом или увеличить размер своей доли рынка».

Тезис о том, что «предприниматели довольно умны», конечно, многое объясняет и сильно успокаивает. Слава Богу, что они хотя бы не сигают сразу из окна сотого этажа нью-йоркского небоскреба, как это бывало в прежние времена. Но всё же хотелось бы знать, что на самом деле происходит в этих структурах после «многих лет быстрого роста». 

Разумеется, в какой-то мере этот «спад подъема» действительно связан с кризисными явлениями в западной экономике, прежде всего в США, которая как раз сейчас переживает очередной «недоперегрев».

«Международный валютный фонд отмечал, что увеличение цен на энергоносители и перебои с цепочками поставок привели к значительному росту инфляции в США. Экономисты оценивают вероятность рецессии в США в ближайшие 12 месяцев в 44%. Обычно такой показатель наблюдается только на грани или во время реальной рецессии, отмечало издание».

Однако и это не в полной мере объясняет то крайне унылое состояние, которое, пожалуй, впервые за последние тридцать лет переживает вся IT-индустрия мира. И причина такого положения видится такой же глобальной, как и ее системный кризис. 

А говоря точнее, перед нами не что иное, как упадочное состояние того главного фетиша, который там называется «мягкой силой». Мы бы назвали эту причину «эффектом 24 февраля», в честь того дня, когда началась российская Специальная военная операция. 

Именно она, по большому счету, вернула погрузившийся в виртуальную симуляцию жизни мир на грешную землю. Где, как оказалось, по-прежнему, все решает отнюдь не мягкая, но очень даже твердая, весомая и зримая сила. Та сила, которую никакими хитрыми компьютерными «примочками», в конечном счете, не одолеть. И которая сама может снести весь этот виртуальный мир одним точным попаданием ракеты в серверную аппаратную какого-нибудь избыточно самонадеянного «Ай-Ти гиганта». 

И этот факт оказался настолько очевидным, а все мудрёные виртуальные технологии, особенно те, которые не связаны с производством конкретных танков или боевых самолетов, либо же слишком их усложняют, что на войне тоже нежелательно, стали в этом «новом, дивном мире» настолько беспомощными, что это не могло не повлиять на общее состояние казавшегося таким перспективным «софтверного» рынка. 

Наступают качественно иные времена. В которых сами по себе «мягкие технологии» для хозяев этого мира, вне связи с технологиями «грубой силы», оказываются, в общем-то, не сильно и нужными. А чтобы крепко подсевшие на виртуал обыватели могли и дальше без проблем «постить» мурзиков и шариков в интернетах, столько «мягкой силы» просто не нужно. И денег тоже.

5
1
Средняя оценка: 2.93162
Проголосовало: 117
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star