Р-7: как боевая ракета послужила мирному космосу

21 августа 1957 года был совершён первый успешный запуск советской межконтинентальной баллистической ракеты дальностью полёта до 8 тысяч километров. В войска этих ракет поступило немного, однако различные модификации Р-7 вот уже свыше 60 лет успешно используются в советской и российской космонавтике.

Началу проекта положило Постановление Совета министров СССР от 4 декабря 1950 года, давшего старт научно-исследовательской работе (НИР) по теме «Исследование перспектив создания ракет дальнего действия (РДД) различных типов с дальностью полёта 5000 – 10000 км с массой боевой части 1 – 10 тонн».
Спустя 3 года, в декабре 53-го, разработчики получили новое указание – предусмотреть использование ракеты в том числе и для вывода на орбиту искусственных спутников Земли.
Работа над проектом велась под руководством двух ведущих учёных и организаторов в области ракетостроения. За общую конструкцию ракеты отвечало КБ Сергея Павловича Королёва, жидкостные реактивные двигатели создавались коллективом академика Валентина Петровича Глушко. Оба корифея советского ракетостроения были знакомы ещё с 30-х годов, когда вместе работали в Ракетном институте Наркомата обороны, в разных его отделах. После войны масштаб деятельности этих гениальных учёных потребовал создания для каждого отдельного научно-исследовательского учреждения.
Уже в 1956 году проект вышел на финишную прямую. Осенью стали проводиться тестовые пуски отдельных узлов будущей ракеты. В частности были испытаны двигатели её первой ступени, которые располагались вокруг центрально расположенного двигателя второй ступени. Через несколько минут после старта первая ступень, израсходовавшая топливо, отбрасывалась от корпуса, и резко облегчившаяся ракета за счёт второй ступени могла достигнуть «космических» скоростей. Первая космическая скорость составляет 7,1 км/с, двигающееся с такой скоростью тело становится искусственным спутником Земли; вторая космическая скорость в 11,2 км/с достаточна для выхода из зоны земного притяжения.

С весны 1957 года начались испытания ракеты уже в полной комплектации. Правда, как иногда бывает, первый блин вышел комом – запуск 15 мая завершился пожаром в одном из двигателей первой ступени. 
После выяснения причин и отладки недостаточно надёжных, как выяснилось,  узлов, в начале июля попытку запуска повторили. Увы, и на этот раз не обошлось без шероховатостей, уже по причине некорректной работы автоматики запуска и системы ориентации. 11 июня двигатели вообще не запустились, а 12 июля, вскоре после старта, ракета настолько отклонилась от курса, что была по команде с земли взорвана с использованием «самоликвидатора». 
Запуск 21 августа 1957 года стал четвёртым по счёту и на этот раз успешным. Р-7 по заданной траектории достигла Камчатки. Головная часть до земли, правда, не долетела, разрушившись в плотных слоях атмосферы. Но это на фоне общего успеха было относительной мелочью, быстро доработанной инженерами.
Тем более, что соответствующей начинки для новой межконтинентальной ракеты на тот момент ещё не было, первая компактная термоядерная боеголовка мощностью в 3 мегатонны (эквивалент приблизительно 150 бомб, сброшенных на Хиросиму) в корпусе авиабомбы была успешно испытана на полигоне Новой Земли лишь 6 октября.
Однако в историю детище Королёва и Глушко вошло именно в своей мирной модификации. 3 октября 1957 года на околоземную орбиту впервые в мире был выведен искусственный спутник Земли «Космос-1». В ноябре успех был повторен с куда более массивным «Космосом-2».
О военном назначении ракеты в Москве не забывали тоже. Тем более что этому способствовал наш главный стратегический противник – США, где в 1959 году были поставлены на боевое дежурство МБР «Атлас» с дальностью полёта до 11 тысяч километров. 
Наш ответ – постановка на боевое дежурство Р-7 в составе созданных к тому времени Ракетных войск стратегического назначения – запоздал, но всего на 4 месяца. Очень скоро Р-7 стали заменяться модифицированным вариантом Р-7А с максимальной дальностью полёта в облегченной версии уже в 17 тысяч километров. Эта модификация уже была способна достичь практически любой точки земного шара.

Тем не менее, по-настоящему массовой ракета Р-7 так и не стала, на боевое дежурство их было поставлено немного. Например МБР Р-16У со сходными тактико-техническими характеристиками производства КБ «Южное» академика Янгеля на вооружении находилось свыше двух сотен, да и с вооружения их сняли лишь в 1977 году, почти на 10 лет позже, чем Р-7.
Основная причина того, что первая межконтинентальная советская баллистическая ракета не стала массовой, кроется как раз в её универсальности. Опыт, и не только в ракетостроении, показывает, что универсальные решения чаще всего проигрывают в эффективности при сравнении с решениями специализированными. 
Ракету Королёва-Глушко для использования в космических целях пришлось сделать очень массивной – 270 тонн против 140 тонн у янгелевской Р-16 при равном количестве доставляемого на 10-13 тысяч километров груза. 
К тому же, время, необходимое для приведения Р-7 в рабочее состояние составляло свыше 2 часов. Для запуска спутника или отправки в космос человека это вполне терпимо, но в случае опасности начала ядерной войны, когда время подлёта ракет противника не превышает 45 минут, 2 часа – фатально много. 
Баллистические ракеты первого поколения не отличались быстротой приведения в боевую готовность. Но Р-16 в режиме «готовности номер 1» могла уйти к цели спустя полчаса после поступления команды. К тому же огромный вес Р-7 позволял её эксплуатацию только в условиях космодрома образца Байконура или Плесецка, наличия рядом железнодорожных путей для её подвоза на позиции.

Но если детище Королева и Глушко не очень устраивало военных ракетчиков, то для отечественной космонавтики семейство Р-7 стало практически золотым стандартом. Понятно, что между первыми ракетами этого типа и современными «Союзами» последних модификаций – дистанция огромного размера, определяемая разницей тогдашних и современных технологий. Однако различия в основном касаются электроники и ряда вспомогательных систем. Меняются и размеры – от 29 метров у ракеты, выведшей на орбиту первый спутник до почти 50 метров у современных моделей. Добавилась и третья ступень. При этом основной костяк, схема расположения двигателей, обводы корпуса за истекшие 65 лет изменились отнюдь не революционно. Зачем радикально менять то, что успешно зарекомендовало себя на протяжении столь длительного срока. Ведь только до конца ХХ века в СССР, а затем и России было проведено свыше 1800 запусков ракет этого класса, 97% из которых закончились полным успехом. 
Такой показатель является для мировой космонавтики примером высочайшей надёжности, что признавали и в американском НАСА. Поэтому США после свёртывания собственной программы многоразовых «Шатлов» без особого стеснения пользовались именно российскими кораблями для доставки своих астронавтов на МКС. 
А заложен этот феноменальный успех был ещё в 50-х годах, при разработке отцами советского ракетостроения первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. 

5
1
Средняя оценка: 2.80469
Проголосовало: 128