«Актёр — это диагноз!» Случайные встречи Тамары Носовой

К 95-летию со дня рождения

Начнём с реплики М. Козакова, снимавшегося в фильме «Здравствуйте, я ваша тётя!» (п-к Чесней) вместе с Т. Носовой (донна Роза): «Актёр — это не профессия, это диагноз! И многие считают себя “недовостребованными” — и правильно считают. Но тут вопрос опять твоей личной стойкости. И каждый находит для себя выход. Кто-то идёт в театр. Кто-то идёт в антрепризу. Кто-то читает стихи, как я. И тут вопрос: жизнь есть борьба, и никто не сказал, что всем нам положено счастье…» — Козаков как бы оправдывает, ретуширует беды-несчастья, окутывающие актёрскую братию в закате карьеры, жизни… Во все времена. Оправдывает и… Никого не винит. А за что?
Не выдержав «кооперативной» перестройки всего и вся, на гигантском сломе эпох, затем в вихре бессчётных финансово-экономических кризисов многие артисты, причём великие, знаменитые, тихо ушли в тень. Никого не тревожа. Медленно исчезая с горизонта. 

Эпизод 1

«Я не могу, я плохо одета!» — второпях смутившись, ответила старому другу из Киева, бывшему гражданскому мужу режиссёру Н. Засееву. Случайно столкнувшись с ним в московском магазине неподалёку от съёмочной площадки. Где тот снимал некоторые сцены «Бабьего Яра» в 2002 г.
Увидев Носову, сразу же предложил ей позицию в фильме. Соответствующую возрасту, типажу… Вообще он предлагал ей роли практически в каждой картине, но увы. Она вечно отказывалась. В свою очередь, он — любил её до конца. До самого конца… 
«Ты, Носова, можешь в чём угодно. Хоть в телогрейке!» — воскликнул тогда Засеев. Добавив, дескать, будет ждать, несмотря ни на что.
Пообещав прийти, конечно же, не пришла.

Ей было уже семьдесят с лихвой. Выглядела, увы, не очень презентабельно. Жила совсем худо — в плане неустроенности, бедности. Вплоть до чрезвычайной степени нищеты. На улицу выходила крайне редко, и то в огромных чёрных очках, чтоб не узнали.
Их много, неприкаянных… Н. Кустинская — «подружка реж. Якина», А. Завьялова — «Пистимея из “Теней, исчезающих в полдень”», Г. Юматов — «Трофимов из “Офицеров”», В. Тихонов-«Штирлиц». Сонмы… 
Так фатумно растворилась в невостребованности, плохом быте, несговорчивом характере, нежелании пускать, подпускать к себе близких, журналистов, приятельниц-товарищей: — великая русская актриса Тамара Носова. Будто в немом кино молчаливо уйдя из кадра. С гордо поднятой головой, невысказанностью души. И скупой слезой, не различимой на чёрно-белом экране с выцветшей за полвека плёнкой «Свема»…
Кстати, немое кино с высоты времён — геркулесовых столбов — пример поразительных страстей. Которые вряд ли могут себе представить нынешние подростки, уткнувшиеся в гаджеты. 
А ведь на потешно-неуклюжих, нерасторопных с виду киногероев равнялись самые талантливые мастера той исторической эпохи.
Т. Носова — именно такая актриса. Впитавшая своей природой нюансы-фиоритуры — тонкости сценического мастерства гениев «немого» прошлого. Ухватившая эстафетную палочку. Бережно протянутую из фильмов 1920-х гг. Бастером Китоном, Игорем Ильинским, Чарли Чаплином. 
В послевоенную пору было множество превосходных актёров героико-патриотического, лирическо-бытового, гротескно-опереточных планов. Одна из них — несомненно Тамара Макаровна.
Коллегами и прессой всегда отмечалось её особенное комическое дарование. Берущее начало в умении «маскироваться» под роль — как в немом кино. (Вспомните незабываемые маски Ильинского.)

Амплуа Носовой определилось быстро. Если не считать небольшую роль скромной девушки, которую студентка ВГИКа сыграла в герасимовской «Молодой гвардии», то весь последующий путь проходил в поисках-выявлении смешного. До водевильно утрированного. Вплоть до «сатирических дур», почему нет…
Носова необыкновенно чувствует природу комического. Она ничего не изображает лишнего. Безусловно сливаясь с представляемым образом. Настолько глубоко проникая в его суть, что позволяет парой лаконичных штрихов — моментально! — создать выпуклую, сочную проекцию. Предельно ясную — завсегда очень разоблачительную. 
Она и сама издевается над собственными героями. Вынуждая смеяться над ними зрителей. Не над собой — над персонажем! Её оружие против мещанства и тупости — смех. И она прекрасно им владеет. 
Так уж получилось — героиня Носовой — дура. Казалось бы, так ли страшна глупость, дабы её изобличению посвятить всю жизнь в искусстве?
Носова доказывает своими работами, мол, глупость, тупое ханжествующее чванство — явления не только социально близкие. Но и крайне опасные. С ними надо бороться. 

Как бы ни разглагольствовала на экране Носова, это всегда смешно. Говорит ли её героиня неспешно, бесстрастно выкладывая-чеканя слова. Или обрушивает на вас торопливую взволнованную речь — выражение лица неизменно.
Умеет произносить совершенно обычные фразы так, что в её устах они приобретают гиперболизированный смысл. Будучи настоящим художником — она владеет элементом повтора. Навроде ленты «Шведская спичка»: «Жила я только с вами. Больше ни с кем!» — лишь бы от неё отстали. Повторённая несколько раз, эта фраза генерирует подобающее отношение как к самой туповатой героине — провинциальной Мессалине. Так и к социуму, её породившему.
Выбор на роль обусловлен сценарным решением того или иного характера. Но — все они должны были лежать в сфере её палитры: субстанционально. Потому что «слепила» для себя единственную маску — обобщённый образ, — хоть и живущий в ролевой градации: не могущий выйти за рамки определённого тезауруса. Носова не может быть не Носовой! — вот в чём фишка. (Как «фишка» — её огромные голубые глаза, распахнутые навстречу залу.) 
С другой стороны — то, что может Носова, она делает блестяще! И вполне закономерно, что в «Ревизоре» сыграла гоголевскую Марью Антоновну, дочь городничего... Квинтэссенцию глупости и ханжества. 
Её метафоры — не мелкая россыпь. А — волшебные светящиеся бриллианты. Возникнув пред очами публики, они подобно чуду наполняют экран весёлым озорным сиянием. И сверкают столько раз, сколько мы их лицезрим.
Накрепко запомнились роли, созданные в лентах «Карнавальная ночь» и «Новые похождения Кота в сапогах». Две абсолютно неодинаковые, мультижанровые картины! Но там и тут актриса ищет общие для своей героини параллели. Дозволяющие, — оставаясь верной амплуа: — созидать далеко не сходные ажитированные фигуры.

Эпизод 2

От фильма к фильму растёт мастерство. И если попервости пользовалась блистательной внешней фактурой. То постепенно проникает внутрь роли. Формируя реально глубокую персонифицикацию сути людей. Вначале — просто смешных. Построенных на несоответствии внешних данных и ситуации; мимики — со словесным материалом. 
Поздней, накопив мастерство, создаёт образы социально направленные. Осмысленные. Это особенно видно, например, в «Женитьбе Бальзаминова». Где играет купчиху Ничкину. 
Мещанство живуче извека. И весьма похоже на мещанство советского извода. Где «каракулевые» барышни, будто столетие назад, живут досужими слухами. Обо всём и ни о чём «по-философски» рассуждают. Впустую суетятся. Ничего в итоге не делая. 

Тамара Носова родилась в столице. В годы войны была эвакуирована и кончила школу в Подмосковье. Самодеятельные спектакли укрепили уверенность в том, что никем кроме актрисы она быть не хочет. Летом 1945 г. приехала в Москву поступать в «театралку».
Выйдя из метро у Охотного ряда, отправилась на поиски института. Где и произошла та странная встреча, предначертавшая её жизнь наперёд.
Заплутав, обратилась к пожилому гражданину. Наружность коего с необъяснимой чёткостью говорила о принадлежности к театру. 
Было ли свободное время, страдал ли он любопытством. Либо тривиально заинтересовался большеглазой курносой девчушкой — осталось неизвестным. Тем не менее мужчина подробно расспросил Тамару о мечтах, увлечении сценой. Внимательно выслушал. И неожиданно выдал: «Нет, ваша дорога ведёт в кино! Экран будет вашим поприщем. Есть в Москве такое место — киноинститут. Где-то около Выставки. Адрес найдёте в справочном».
Смотрел ли тот чудно́й случайный «пророк» свою крестницу на экране? Или, попрощавшись, сразу забыл о ней? — Нам неведомо…
Институт Тамара, бесспорно, нашла. И была принята на курс О. Пыжовой и Б. Бибикова. Притом что конкурс был кошмарным — 80 человек на место!

Эпизод 3

Талантливые артисты и тонкие взыскательные педагоги воспитывали самоотверженную любовь к творчеству, непреклонную дисциплину. Широкие — если не вымолвить, довольно-таки смелые(!) воззрения на искусство. 
С Тамарой учились Н. Мордюкова, Е. Савинова, С. Гурзо, вышеупомянутый В. Тихонов. Вместе с солидной группой молодых одарённых людей вступила на нелёгкий сценический путь ещё в стенах альма-матер.

Бывали конфликтные ситуации.

Бибиков мгновенно увидел в Носовой комедийную актрису. Сама же Тамара имела приверженность к сильной драме. Впрочем, как и подавляющее большинство мировых комиков. Считавших в юности, что их путь — шекспировская квинтэссенция страсти, не менее! 
Бибиков оказался прав. А доказал это режиссёр Ю. Райзман, тонкий знаток актёрского искусства. Сделавший фильм «Кавалер Золотой Звезды». 
Там присутствовала сестра Сергея Тутаринова — Анфиса. Поначалу ничего комичного в той роли не прослеживалось. Но Райзман уверенно повёл её по пути комедии. 
В любовном дуэте взбалмошно озорной, но сердечно-доброй Анфисы с товарищем своего брата немало лирического, смешного. Комедийные размолвки влюблённых оттеняли драматизм взаимоотношений главных героев. И Носова буквально расцветала там, где нужно вызвать улыбку. Вслед фильму критика дружно приветствовала появление новой комедийной звёздочки. 

Однажды во ВГИКе, работая над тяжёлым по напряжению отрывком, стояла в аудитории и рыдала, чувствуя, что не получается. В класс случайно заглянул студент режиссёрского факультета, ассистент С. Герасимова Юра Егоров («Студёное море», «Добровольцы», «Простая история»). Он готовил к постановке спектакль, а затем и фильм по Фадееву.
Искренность тех слёз потрясла парня. Он побежал к учителю — срочно доложить об открытии «удивительно плачущей» девушки.
«Пыжовцы» с «герасимовцами» — Бондарчук, Юматов, Макарова, Лучко, Моргунов и др., — собранные в «Молодой гвардии», стали плодотворным заделом артистической биографии юной поросли.
То была первая эпизодическая роль Т. Носовой. С двумя(!) крупными планами Вали Филатовой. Сначала восторженной, восхищённой «командиром отряда» Улей Громовой. Потом — печальной, плачущей от горя в преддверии фашистской неволи.

Популярность Носовой велика. Её возникновение на экране порождает оживление в зале, смех. Иногда это мешает. 
Так, в ленте «Шторм» играла драматическую роль Дуни Савандеевой. А зритель — смеялся. Ожидая от любимой актрисы острых словечек, потешных жестов, забавных поступков. 
Слабость режиссуры «Шторма» не позволила Носовой преодолеть привычную реакцию зрителя — заставить верить в трагизм переживаний. В серьёзность действий своей героини.
Когда дискутируют о творчестве киноактёра, часто высказывается мысль, что надо писать сюжет, делать фильм намеренно под артистов. В расчёте на их внешность, характер, созидательную индивидуальность. Так было и с Носовой.
Яркое дарование привлекало к ней внимание кинодраматургов. 
Скажем, Ю. Нагибин вовсе ввёл для неё «шофёрскую» роль в сценарий «Гостя с Кубани». (Которой не было в нагибинском рассказе «Комбайнёры».) А молодой инициативный режиссёр и художник Э. Змойро специально для Тамары сочинил и поставил короткометражку «Минута тишины». 
Это не очень глубокая комедия — скорее кинофельетон. Близкий к газетной карикатуре-юмореске из «Крокодила». Но как хорошо там играет Носова! — Стремительно, энергично-разнообразно. Не даёт опомниться — гоняется за покупками-шмотками, меняет туалеты. Выпаливает сумасбродства с неопровержимым апломбом. 
Чтобы так сыграть обывательницу, надобно иметь злободневную оптику восприятия. И по-настоящему презирать мещанство. 
Многое в сей роли придумала-написала сама. Тем доказав, что подлинное мастерство извечно опирается на пристальные наблюдения, рефлексию действительности. Изнанки вещей. И жизни. Любви и… Ненависти в ней.
 

5
1
Средняя оценка: 3.3617
Проголосовало: 47