Правило Марковникова. К 185-летию большого русского учёного-химика

«Учёным можешь ты не быть, а гражданином быть обязан!» В.Марковников

Химия — стройная многогранная наука. Химические явления, как и все явления природы, неслучайны. Они подчинены закономерностям, причина которых кроется в строении вещества. Одна из таких причин — правило Марковникова. Изучаемое в курсе органической химии.

Само по себе «Правило Марковникова» — научное определение — звучит тяжеловато для непосвящённого уха. Поэтому цитировать не будем. Найти его очень просто. Мы же — пробежимся по генеральным вехам жизни великого учёного и жизни страны в связи с этим. 
Уместно присовокупить: нелегко диагностировать более значимый компонент химического багажа, — сопряжённый с расцветом человеческой цивилизации вообще, — чем нефтепереработка с её разветвлёнными флуктуациями в частности. Также производство ароматических (не имеют отношения к запахам, а — к аномально высокой стабильности), лекарственных препаратов, поливалентный синтез массы органических соединений, — явившихся результатом самоотверженного труда нескольких поколений исследователей. 

Вторая половина XIX века... 

Жгучий полицейский беспредел. Жуткий бюрократизм. Из высшей школы царская охранка убирает неугодных выдающихся учёных. Таких как И. Мечников, Д. Менделеев, И. Сеченов, В. Марковников и др. Наука обязана последнему капитальным вкладом в теорию строения органик. 
«…у нас всегда так было, — пишет В. Марковников в дневнике, — что начальство всякие убеждения, кроме своих, считало вредным. А теперь такой взгляд положен в основу правительственной системы. Таким образом из Петербургского университета выжили Менделеева и Сеченова, из Московского — Ковалевского». — Подобный метод применили в 1893 г. по отношению к самому М. Когда был отрешён от заведования им же выстраданной-выстроенной лаборатории в МГУ. И выселен из казённой квартиры: «Мне говорят: “Убирайтесь вон! Вы не нужны!..” Обидно не за себя только, но за науку в России. И за несчастных её представителей, которых превращают в холопов», — отмечал он в том же дневнике.
Уже в первые годы насыщенной деятельности В. Марковников выкристаллизовал свежие опытные данные по изомерии (особому структурному виду) органики. Экспериментально-теоретически выковал концепцию взаимодействия атомов — в молекулах. Доктрину, неразрывно связанную с теорией химического строения. 
В общих чертах эти тезисы излагали до него Ш. Жерар, Н. Соколов, Н. Бекетов. Определённее других формулировал А. Бутлеров — в рамках той же теории.
Марковников по-менделеевски указал на палитру синтезов, иные метаморфозы веществ как на яркие примеры взаимного влияния атомов в молекулярных структурах. Смоделировав ряд диспозитивов о направлениях реакций. И кстати, современное вызревание органической химии, в особенности электронных её ответвлений: — зиждутся на трудах В. В. Марковникова.
Вдогон «пробным» в кавычках опусам Д. Менделеева, Ф. Бейльштейна, А. Курбатова по изучению кавказской нефти М. занялся глубокой зондировкой нефти и содержавшихся в ней алициклических (атомно-углеродных) соединений.
М. — «отец» постижения химсостава нефти, её модифицирования. 
Разрабатывавшийся в течение ряда лет оригинально-изыскательский курс по алифатическим сочетаниям с огромным успехом продолжен его преемником по кафедре химии Московского университета — выдающимся химиком-органиком Н. Зелинским с учениками. 
Зелинский содействовал тому, что в увертюре XX в. около Кинешмы (Ивановская обл.) пущен инновационный, — как сказали б ныне: — пирогенетический завод. На котором из нефти «вытаскивали» ароматические (с изощрёнными св-ми сопряжений) углеводороды, нитробензол и анилин. 
В эпоху Первой мировой войны Зелинский участвовал в создании, пуске пирогенетических машин (температурно-энергетических). 
Через два года после инициации WWI в Баку налажено производство бензола и толуола пиро́лизом (термическим разложением) нефти. Из майкопской и грозненской — выпускали толуол. Нитрованием коего получали тринитротолуол — столь нужный в военных целях: тротил.

Оглянемся в историю…

Вторая половина XIX в. характеризуется жёсткой гонкой технологий меж Россией с Америкой. В связи с быстрым ростом нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей промышленностей — в преддверии бурляще-техногенного двадцатого столетия. 
По сложившейся традиции принято считать, мол, старт нефтяному буму  провозглашён вслед пробуренной полковником Дрейком нефтяной скважине в Пенсильвании (август 1859 г.). Хотя в России «земляной бур» в нефтянке применяли на Тамани ещё в 1835-м. И в Баку — с 1848 года. Но — анналы есть анналы. Вопрос — в быстроте реакции — патентирования-регистрации. Бюрократия, однако…
Добыча нефти в конгломерате «Пенсильвания & Кавказ» неуклонно возрастала. Керосин, смазочные масла захватывали свою имперско-рыночную нишу на мировой бирже дистиллятов…
Для химиков очевидно, что нефть, подобно каменноугольной смоле, идёт как «хитрая» смесь различных веществ. Первые сведения по составу пенсильванской нефти промыслили Пелуз и Каур (Франция). Потом Уоррен (США) и Шорлеммер (Англия). 
В преамбуле 1860-х гг. К. Шорлеммер по заказу англ. промышленников исследовал формулу перегонки каменного угля. К этому прибавилась затем чрезвычайная необходимость тщательного анализа продуктов перегонки американской нефти.
В Империи первые попытки интернализации состава нефти в 1874 г. предпринял проф. Московского университета В. Эйхлер. Привлечённый нефтепромышленником В. А. Кокоревым (Баку) — для улучшения добы́чи, переработки нефти в керосин. [Горняки по сию пору по привычке изрекают «до́бычи».]
В 1878 г. проф. петербургского Горного института К. Лисенко установил принципиальные отличия пенсильванской и кавказской нефти. [Нефтяники извека говорили «нефте́й». Что грамматически, конечно, неверно.] Обратив внимание на то, что удельный вес дистиллятов кавказского керосина намного выше, чем американского. 
К числу изыскателей-новаторов состава нефти мемуаристы относят Ф. Бейльштейна и его партнёра А. Курбатова. Начавших фракционное штудирование нефти в 1880 г.
В 1877 г. проф. Горного института Ф. Вреден получил гидроароматические углеводороды, в том числе циклогексан. (Используется в пр-ве синт. волокна, медицине.)
В 1880-х гг. ассимиляцию нефтяных составов проводил Д. Менделеев. Опираясь на температурные зависимости от плотности отдельных фракций.
В прелюдии 1880-х гг. В. Марковниковым открыт источник алициклических соединений бакинской нефти — нафтены с компиляциями. Что заложило фундамент химии алициклов. (Применяют как ракетное, и не только, топливо; в дезинсекции, лечебных целях, мн. др.)
Вскоре М. погружается в скрупулёзное усвоение нового класса углеводородов — нафтенов. В 1892 г. появилась его большая работа «Нафтены и их производные в общей системе органических соединений». — Сыгравшая первой скрипкой в истории классификаций алициклических узлов. 
Главным же результатом другого манускрипта — «Исследование кавказской нефти» — было собственно открытие нафтенов (алициклов). Невиданного доселе класса «притяжения» волокон. (Применяется для множественных синтезов. Пр-ва синтетических волокон. Для наркоза.) 

В. В. Марковников — крупнейший за А. М. Бутлеровым химик-органик дореволюционной России. В нескольких направлениях он развил бутлеровскую теорию химических конструкций. Особенно — об атомарном влиянии. 
Анализ химии нефти, в частности — освоение кавказской: — впервые приобрели у него должный «вселенский» размах. Послужив исходной точкой всем другим поколениям химиков, работавших позже в данной области.
М. можно считать родоначальником химии алициклических цепочек. Так как в результате его исследований решён самый принципиальный вопрос этого участка химии — доказано существование молекул с «нешестичленными» циклами. [Графа гетероциклов, класс «органики», — авт.] Благодаря его работам алициклические соединения нашли в системе органической химии надлежащее место. Которым владеют до сих пор. 
М. — один из виднейших русских историков химии. В сей области он — достойный патриарх направления, представители коего чертили в целом верную картину возникновения, генезиса-прогресса классической теории химического строения. Легитимно отстаивая-доказывая приоритет А. Бутлерова в её создании.
М. — один из неустанных пропагандистов той мысли, что объектом научных исследований отечественного натуралиста должна быть в первую очередь природа любимой страны. И конкретно — её ископаемые богатства. 
В многочисленных речах и статьях М. вёл патриотическую борьбу за самостоятельность и процветание русской химической промышленности. Против засилья в ней иностранных специалистов. 

Кратко по деятельности М.:

•    Теория химического строения
•    Химия нефти
•    Химия алициклических соединений

Меж 3-м и первыми двумя пунктами строгий водораздел провести технически сложно.

В 1860-м окончил Казанский университет. Сдал кандидатский минимум. Магистерский экзамен. Под руководством Бутлерова приобрёл степень магистра химии Казанского университета. 
Далее три года насыщенной практики в Германии. Широко известные лаборатории, выставки, семинары.
За границей в области теории М. не только не услышал ничего оригинального. Наоборот — сам являлся рупором передовых воззрений. Причём не всегда удавалось переубедить даже светочей: Эрленмейера, Кольбе, Байера etc. [Профессор Лейпцигского ун-та А. Кольбе, обращаясь к М. в лаборатории, титуловал молодого русского магистра не иначе как «доктором».]

•    Доцент Казанского у-та
•    Завкафедрой химии (1867)
•    Доктор химии (диссертация «Материалы по вопросу о взаимном влиянии атомов в химических соединениях», 1869)
•    Ординарный профессор химии в Казанском у-те
•    Завкафедрой химии в Новороссийском у-те (1872/73)
•    Завкафедрой в МГУ (1873)

В Москве ввёл немало эмпатических изобретений для студентов. Связанных в приоритете со свободой творчества и научных изысканий. Сонмы его учеников приобрели популярность как преподаватели высших номенклатурных заведений, ответственные сотрудники промышленных лабораторий. 
И. Каблуков, Н. Демьянов, А. Чичибабин, Н. Кижнер — достаточно назвать имена лишь этих бывших студентов, чтобы говорить о М. как о главе одной из фундаментальных химических школ.

•    Учредитель Русского химического общества (1868–1902)
•    Редактор журнала сего Общества
•    Первый председатель Отделения химии при Русском физико-химическом обществе (1884)
•    Организатор празднования 150-летия Ломоносовской первой русской химлаборатории

В 1901 г. прошли торжества в честь 40-летия научно-преподавательской деятельности М. В его адрес летели приветственные телеграммы от крупнейших химиков, научных обществ и учебных заведений со всех краёв-уголков земли. 
Тимирязев изрёк на торжественном собрании: «С вами свет и жизнь проникли в это мёртвое царство… и Московский университет, благодаря вашему упорному, настойчивому труду, получил настоящую европейскую лабораторию… Ведь не случайность, что за одинаковый период времени до вас из этой лаборатории вышли два научных труда. А при вас почти двести… Вы можете с гордостью оглянуться на своё университетское прошлое. Ваш путь не всегда был усеян розами, попадались на нём и колючие тернии. Но вы могли сносить их уколы, черпая утешение в своей совести, в сознании, что осуществили не маловажный подвиг, собрав вокруг себя молодую химическую школу, положив основание новому центру живой научной деятельности».
Умер 11 февраля 1904 г.: «Недуг постепенно подкрадывался к В. В-чу. А он не переставал энергично работать. Спеша закончить одну работу, чтобы начать другую», — рассказывает о финально-трагических днях его жизни ученик М. — проф. И. Каблуков. Вспоминая великого учёного, педагога-новатора, большого патриота-государственника, в конце концов. Который весьма и весьма расстраивался, ежели коллеги старались напечататься в иностранной специализированной периодике. А — не в отечественной. 

«Русские химики имеют право на устройство своего праздника. Ломоносов сеял на добрую почву. И нам есть чем похвалиться, несмотря на все наши русские неблагоприятные условия». В. Марковников

5
1
Средняя оценка: 2.87805
Проголосовало: 41