Минюст уполномочен заявить

Намерение Минюста запретить деятельность ЛГБТ на территории России и признать это движение экстремистским вызвало бурные споры, хотя, если посмотреть на разницу между процентом согласных и несогласных в опросах, можно считать, что россияне приняли это предложение…

…фактически единогласно.

И не потому, что все русские гомофобы, как пытается представить Запад общероссийское нежелание оказаться под пятой ЛГБТ. Влияние Лиги отчетливо походит на расширение секты, контролирующей умы и жизни людей, забравшей столько власти, что критика идей ЛГБТ, «психологическую власть имущих», может обернуться серьезными проблемами для лиц, активно сопротивляющихся давлению «сторонников разнообразия».

Что же представляет из себя расхваленное пропагандой «инклюзивность/разнообразие»? Последние годы ЛГБТ усердно доказывает, что оно относится не к 1-2% общества, но охватывает немалую его часть. В американских журналах, говорит Ольга Александровна Бухановская, психиатр, главный врач ЛРНЦ «Феникс», редкие статьи психиатров описывают положение дел с гендерфлюидностью — но и оно вызывает тревогу. «Детей, считающих себя трансгендерами, в возрасте от 13 лет до совершеннолетия, в Америке 1 миллион 600 тысяч, то есть каждый пятый. До 2014 года их было 10%, а с 2017 года до двадцатого их стало 20%, то есть количество выросло в два раза… Раньше таких подростков, считающих себя трансгендерами, было всего 1,5%, зато во взрослом возрасте оставалось 0,3% — то есть процент в пять раз уменьшается. Однако если это истинная трансгендерность, болезнь, отклонение, проявлениями которого пропитана вся личность человека — она не может никуда деться!»
А значит, и у этих полутора процентов впоследствии обнаруживается не истинная трансгендерность (существование которой специалисты не собираются отрицать), но какие-то иные деформации психики, развившиеся под влиянием пропаганды. Именно пропаганда формирует эту ложную трансгендерность у детей, вовсю используя их стремление выделиться из толпы, самореализоваться, поиск себя и прочие естественные для переходного возраста «эксперименты с самостью». В наши дни он приобретает опасную форму, потому что рядом стервятником кружит секта, так и норовящая затянуть малоопытных подростков в свои ряды и заодно нейтрализовать всех, кто может попытаться вернуть ребенка в рамки нормы, и в первую очередь родителей, родных или приемных.

Параллельно усилиям «гомофобного кремлевского режима», направленным на то, чтобы сберечь будущее нации, администрация Байдена пытается внедрить правило, которое обязывало бы агентства, которые отдают детей на воспитание в приемные семьи, отдавать детей ЛГБТ в семьи, подтверждающие их «заявленную гендерную идентичность». Закон о социальном обеспечении, требующий составить «план обеспечения того, чтобы ребенок получал безопасный и надлежащий уход», то есть все эти калечащие организм подростка гормональные уколы, фактическую подготовку к кастрации. Нельзя выпускать жертву из когтей, если ее уже удалось впутать в паутину «транс-перехода» и довести до оперативной смены пола. Родные семьи ЛГБТ третирует запретами на отказ от подобного «ухода-перехода» уже не первый год.
О лекарствах, которые под разными предлогами пытаются прописать детям, признанных трансгендерами, и провести как бы профилактический, ничему не мешающий курс лечения, многие врачи, вопреки заявлениям активистов-трансгендеров, высказываются как о непроверенных, опасных средствах, выражая серьезную обеспокоенность по поводу долгосрочных последствий «ухода, подтверждающего гендерный фактор». Гормоны разного пола могут ослабить кости детей и сделать их более склонными к сердечным заболеваниям. Так называемые блокаторы полового созревания, часто объявляемые полностью обратимыми, отнюдь не таковы. Если девочка идентифицирует себя как мальчик, ей могут ввести эти блокаторы, чтобы помешать ей пройти естественный человеческий процесс развития. В некоторых случаях ей затем вводят тестостерон в попытке заставить ее стать мужчиной. Действие этих гормонов полностью неизвестно, но о некоторых негативных побочных эффектах широко сообщалось.

«Я называю это блокатором развития — на самом деле это вызывает болезнь», — говорит эндокринолог из Роклина. Заболевание, о котором идет речь, — гипогонадотропный гипогонадизм. Это происходит, когда мозг не в состоянии послать правильный сигнал в гонады для выработки гормонов, необходимых для развития. Заболевание редкое — но зачем вызывать его у здорового ребенка, совершенно беззащитного перед политиканами, объявляющими себя правозащитниками-активистами?
Сейчас эти доброхоты заняты манипуляциями общественным сознанием. Рассказывают, какие пойдут репрессии, как государство всем полезет в постель, проверять половую принадлежность супругов и любовников, как возникнет черный рынок и возникнет сфера криминальных услуг, некоторые напоказ покидают страну, например, активист(ка) Ян(а) Дворкин(а)* со своей трансгендерной партнершей, именуемой мужем.

Трансгендерша Яна Дворкина, директор и создательница московского Центра Т*, буквально опутала страну 142 закрытыми чатами, инструктирующими, каким путем короче всего дойти до сумасшествия и самокастрации. Но вот запахло жареным — и она бросила центр и его «инструкторов» на произвол судьбы. Дворкина, видите ли, обыска боится, да и не ожидала, что ее центр, получивший статус иноагента, существовавший за счет грантов и при поддержке ряда иностранных НКО, окажется под пристальным вниманием государства. Хотя в свое время его представители чуть ли не танцевали от счастья, получив звание иноагента.

В сфере деятельности ЛГБТ, которую долгое время считали слишком личной, чтобы вмешиваться в нее с позиций госструктур и госслужб, не все так просто, как хотят представить ее работники и соратники. Это сфера врачебных ошибок и преступлений. Ложные диагнозы, поставленные недобросовестными и непрофессиональными «специалистами». Опасные блокаторы, выписанные детям и изуродовавшие их тело так же, как пропаганда изуродовала их психику. Продажные «психиатры», «предавшие психиатрию, предавшие пациентов», как охарактеризовала их Ольга Бухановская. Организации, даже после получения статуса иноагента почему-то продолжающие работать в стране, где пропаганда ЛГБТ запрещена. Субкультура, давно превратившаяся в секту, из которой со здоровой психикой не возвращаются.
Всё это не имеет отношения к интимной жизни. Интим здесь выступает в качестве средства втягивания человека в экстремистскую организацию — но никоим образом не является целью из сказки вроде «жить долго и счастливо с любимым человеком». Как верно замечает в своем Телеграм-канале Нравственница, «просто “распоряжаться своей ж...й” представителям современного квир-сообщества уже мало». Им хочется славы, денег, карьеры, власти и прочего, не имеющего отношения не только к любви, но даже и к сексу, каковой играет роль инструмента — весьма грязного и довольно дешевого. Смешно обвинять российские власти, что они не принимают всерьез россказни манипуляторов из квир-сообщества о чистой и свободной жизни среди ценностей Запада. Политические ценности чистотой не отличаются — поскреби их и под позолотой обнаружишь, научным языком говоря, органические останки.

Сейчас со всех сторон слышится критика «дискриминации и преследования ЛГБТ-сообщества в России». Но я, как человек опытный, имеющий немало знакомых геев, главным образом, выходцев из богемных кругов (лесбиянок среди моих знакомых намного меньше, не знаю уж, почему), скажу, что против гомосексуалистов как таковых власти ничего не предпринимают (против лесбиянок, впрочем, тоже). Они менее опасны, чем коррупционеры — а у нас и коррупционеров не больно-то дискриминируют и преследуют. Но что касается пропаганды западных ценностей, которая к тому же оплачивается НКО и сопряжена с внедрением психических расстройств в умы детей и молодежи, врачебных и фармацевтических преступлений, незаконных медицинских операций, подпольных клиник — вот это всё государство, по мнению вышеупомянутых критиков, приветствовать должно?..

* Организация, в России признанная иноагентом

 

Художник: Н.-Р. Жолен.

5
1
Средняя оценка: 4.05128
Проголосовало: 39