Лучше меньше, да лучше где нас нет. Науки, религии, Тенгри

От редакции

Высокая планка «Пасхальных чтений», установленная рассказами Владимира Крупина, заставляет заново вспомнить, приглядеться к картинам недавнего «атеистического» советского прошлого. Об этом эссе Александра Мелихова и Игоря Шумейко.

1. Ультра-просвет

Безгранично любопытные греки подняли «занавес истории». До сих пор мы лишь расширяем сферу приложения ИХ наук, искусств, пополняем багаж ИХ культуры. Греческие в обоих смыслах корни всех наук. 
Сурово единобожные евреи отверзли зрак религии, одной или «три в одной»? — авраамические споры суровы, как и сам Авраам, но дар религий благодарно принимался даже с «товаром в нагрузку»: религиозными войнами.
Но «инклюзивность» требует, как на вручении Оскара успеть перечислить: 

«Ещё спасибо китайцам за бумагу, компас, порох, индийцам за вклад в математику, арабам, что в тёмные века сберегли античное наследие...» 

Всякий отбарабанит список назубок, ну, может, хмыкнет на благодарности «за порох» и «арабских» индийских цифрах.
Отношения главных инвесторов в наш «мозговой холдинг»: условных грека (ученого, художника) и еврея (священника, пророка) имели периоды от тесного сотрудничества до игнора и войн. Не разгребая всю 3000-летнюю историю, завалы штампов и жупелов, тревожа тень сожженного Джордано, или Ньютона, считавшего главными своими трудами НЕ физмат науки а: Толкования на Апокалипсис, Книгу пророка Даниила и вычисление даты Конца Света (кстати, для юных читателей, это 2060 год). Затрону лишь эпоху моего векования: «Поздний СССР и Новая Россия». Здесь наоборот: штампы, которые нужно разбить, жупелы — погасить, отступив для этого на двести лет. 
Возрождение передало эпохе Просвещения восторг пред античными науками-искусствами и нараставшее презрение к религии. Россия подключилась к евро-истории в век Просвещения, в чем-то отставала (например, от французского поточного гильотинирования священников), в чем-то опережала: Петербургский Академический университет и Московский (Ломоносова-Шувалова) — первые в Европе, не имевшие факультетов богословия. 
Войдя в евро-дискурс на стадии побед Просвещения, Россия (может, вследствие мобилизационных навыков государства?) восприняла это как некое соревнование (как атомно-ракетную гонку ХХ в.) и вышла в лидеры по критериям Просветителей. 
Первый титан того века Лейбниц забрасывал Петра проектами, рвался на русскую службу: 

«Я ни в чем не испытывал такой нужды, как в великом человеке. Ваше Царское Величество принесете благодеяния несчетному числу не только современных, но будущих людей. Особый промысел Божий, что науки обходят земной круг и теперь должны прийти в Скифию». 

Кредо Лейбница: «Где к искусствам, наукам лучше относятся, там мое отечество!» Сам не успел, но в Россию поехали Эйлер, семейство Бернулли, десятки ученых, полезнейших людей, для которых Лейбниц — «трендсеттер». И в борьбе "Науки vs Религия" сторонники первых не были атеистами. Тот же Лейбниц: 

«Наша обязанность и счастье в том, чтоб способствовать царству Божьему, которое заключается в широчайшем распространении настоящей добродетели и мудрости. Одному подобному человеку (речь о Петре, — И.Ш.) влить усердие к славе Божьей значит больше, чем победа в сотне сражений». 

Просто бог Лейбница по своим функциям: некий N-кратно усиленный царь Петр. 
Другой титан Просвещения — Вольтер, еще и «первый спамер Европы» (см. его приписку ко всем письмам «Раздавите гадину», сиречь католическую церковь), тоже выбрал Россию. В сравнениях с Петром уничижил Карла XII и шведов, недавних спасителей от Католической Лиги… 
Вечные ябедники Европы, поляки, считавшие Россию обязанной как-то по иному ответить за 1612 год, жаловались в духе века: и евро-монархам, и «общественному мнению Европы», но монопольные его выразители: Энциклопедисты, Просветители встали на сторону Екатерины. Поляки вместо военной помощи получили… проект Конституции, и задание: внедрять её на сократившихся, более удобных территориях. 
Выражаясь математически, симпатии Европы определял градиент Просвещения.
Это всё факты, а ложный тезис, штамп, который должно разбить: «Россия после 1917 года отстала, отошла от европейского тренда 18-20х веков». Студентам я пояснял «на пальцах». Вокруг команды образуется группа болельщиков, среди болельщиков выделяются «Ультрас». Самые громкие, драчливые, пугающие своих, чужих, так что было боязно ходить на стадионы. Среди болельщиков Гегеля-Фейербаха — «Ультрас» были Маркс-Энгельс. Через полвека среди марксистов «Ультрас» — Ленин. Далее — среди ленинцев-большевиков «Ультрас» — понятно кто. Не отсталость, а именно первенство в двухвековой Гонке Просвещения определило кроме прочего содержание наших учебников и шире: весь корпус доступной, не спецхрановской, мировой литературы. 
Возвращаясь к соотношению влияния греков (ученых) и евреев (священников), себя представлю не экспертом, а в силу особенностей памяти, социального происхождения: испытуемым. «Подопытный кролик»: типичный средний советский школьник, студент. Отец: изобретатель в сфере алюминия; ни я ни мои родственники в «партии гуманитариев» не состояли (вспомнил стиль анкет: «проживали на оккупированных территориях?»), набор книг, периодики имели самый средне-советский. Мало? — Тут см. ленинско-грибоедовскую виньетку в заглавии.

Школьный курс по литературе, истории соответствовал тому набору полностью. Помню, в конце августа выдавали учебники, я выхватил из пачки «Историю древнего мира» (предстоял 5 класс) и проглотил за два дня. Наверно, самое сильное и радостное впечатление. В том взрывном открытии мира главными героями были греки, что, в общем, соответствовало их роли, влиянию на мир: утро нашей цивилизации. Рим — тоже круто, но… похоже, всегдашние желание (не говорю об умении!) различать Оригинал и Копию у меня пошло от пошаговых сличений Греции и Рима1
Но сей очерк о другой паре: греки и евреи. И здесь советский проект был уникален: доведенный до предела евро-курс эпохи Просвещения. Древних Израиля-Иудеи не было абсолютно, их цари по степени присутствия в нашей Истории были равны вождям племен тихоокеанского архипелага Микронезия. И дело не в «зачистке» страниц важной для поколения книги (заглянул: в Инете — сайты фанатов той «Истории древнего мира»2). Главное: отсутствие абсолютно не нарушало гармонии! Об исключении тех государств мы жалели не более чем средне-европеец 1491 года жалел об отсутствии на картах Америки. В необходимой, но нелюбимой главе «Кризис Древнего мира» было написано: «В I веке появились сказания о том, что на Земле жил бог под видом человека, родившегося в Палестине. Называли его Иисус Христос». Элегантно, без нудных уточнений, что за Палестина? Где? 
Посчитавшим авто-дефиницию «подопытный кролик» унижением паче гордости, предложу другое сравнение: дегустатор. И если уподобить Иудею-евреев, три авраамические религии — сахару, то мы, советские школьники пили самый совершенный брют, мечта аристократов. 
Наверно, следствие опосредованного, книгочейного вхождения в цивилизацию сожаление о тотальном обособлении древних греков и евреев. Увы, Гомер и Иеремия жили на разных планетах… А интересно представить: сидят рядом или хоть в переписке сравнивают картины падения Трои и Иерусалима, «Список кораблей» и Книгу чисел. 
Конечно, сегодня не обойти гигантский корпус «Античный антисемитизм»: Апион пишет о людоедстве, Антиох Епифан зачищает Иудею, восстания, Маккавеи, погромы… Но в том и фокус: «наша» Древняя Греция была: от Троянской войны до Александра Македонского включительно, когда таких инцидентов (но и контактов) был ноль абсолютный, по Кельвину. Даже подозреваешь: не потому ли в ту историю Древней Греции не включен печальный эллинистический (пост-«Македонский») эпилог? Не оттого ли она так сиятельна, а наши чувства не помрачены?
Хотя в начальных классах я сидел за партой с девочкой Эммой Седлер, о евреях впервые узнал практически к окончанию школы. Главный раввин России Адольф Соломонович Шаевич в беседе подтвердил: Дальний Восток национальных разборок не знал. А Дальний Восток был: ультра-СССР, «без обременений». Проект с чистого листа.

2. Три кита религиоведения в СССР

Стиранию «белых пятен» помог наш давний навык выцеживать крупицы информации из любой взвеси. Три главных источника сведений. 1) Зено́н Косидо́вский. Его «Библейские сказания» и «Сказания евангелистов», как сегодня вспоминают: «даже заменяли многим верующим Библию». Допускаю. В том космическом вакууме выхватывать факты у добросовестного Зенона не мешала его критика (самая вежливая) возможности чудес, божественности Иисуса. Он хотя бы отстаивал его историчность. 
А булгаковскому Берлиозу, по которому мы и представляли (опять навык советского процеживания) «воинствующих безбожников» 1920-30 гг., важно было показать НЕисторичность, категорическое отсутствие в «Палестине 1 века» любого человека, «чьи приметы совпадали бы» с… 
Надеюсь, пан Косидовский прошел уже свое католическое Чистилище. Его вежливая критика, заполнение нашего тотального «дефицита» мне напомнили «Кабачок 13стульев». А пример жестокой «дьявольской» иронии: в СССР 1960-х довоенные «воинствующие безбожники» были вытерты так же тщательно, как их враги. Хитрость необъятной «Ленинки»: книги по градусу «опасности» или переносили в спецхран, или только удаляли из каталога (а читатели передавали друг другу шифры для заказа). Парадокс, «воинствующие» вместе с главой Емельяном Ярославским, при полном согласии с их тезисами, легли на опальные полки, рядом с книгами Отцов Церкви. 
Помню, как в 2019 году в Якутске меня поразил гигантский памятник Емельяну Ярославскому. Объясняли: «Был у нас, дореволюционная ссылка». Его хит 1920-30 годов, «Библия для верующих и неверующих» стократно изданная на десятках языков, во времена моей юности не изымалась подобно книгам Троцкого, но практически не переиздавалась. Статус-кво. 
Третий «источник/составная часть»: «Забавное Евангелие» Лео Таксиля. Вертлявая биография: из атеистов Лео перебегал к католикам, потом к «масонам», объясняя католический период: «притворялся, для вящего их разоблачения, изнутри» (примерно как М.С.Горбачев объяснял свою КПСС-карьеру). 
С той книгой связан мой первый «критический анализ» и первое чувство… книго-презрения. (Ведь одним из побочных следствий советского читательского процесса, коего я касаюсь, было доверие к печатному слову, в 1990-е этим объясняли нашу высокую рекламо-уязвимость). Прием Таксиля: сличение 4х евангелий. «Об этом событии Матфей пишет то, Иоанн — другое. Значит Церковь 2000 лет врёт»… и так до полного утомления читателя. Тогда я и задумался: ведь у Церкви тысячу лет была монополия, возможность править, сглаживать, включать/не включать в канон. И разночтения свидетелей наблюдавших под разными углами, вспоминавших в разные годы, наоборот: признак достоверности, жизненности. Не то что вычищенная, выглаженная в 4 утюга передовица «Правды» (её, сохраняя вышеупомянутое доверие, не называли враньем как-то перенося из Слова печатного в нечто ритуальное). 
А тут я впервые видел: автор не писатель-фантаст, не сказочник, — а врёт. С тем отроческим «анализом» совпало первое интуитивное понимание пошлости, как неудачной претензии. (Недавно Саша Мелихов в одной тройственной дискуссии подтвердил это определение.) Аннотация «Забавного Евангелия» обещала: «В яркой, остроумной форме автор раскроет многочисленные противоречия Нового завета»… И «остроумец» хохочущий над своими анекдотами, в которые не положил соли. Досье не собирал (тогда и не было возможности), сейчас добавлю справку:

«После скандальных мистификаций Лео Таксиль издал два порнографических романа без антиклерикального подтекста. Под именем Жанна Саварин издал ряд пособий для домохозяек (кулинария, домашнее хозяйство)». 

Судьба Франции, долго и безропотно обслуживавшей Гитлера а после насильственного освобождения отыгравшейся на ловле и обритии налысо женщин, бывших чуть впереди общенационального тренда… по-моему впечатлению как-то связана с духом вертлявой «Жанны» Таксиль.

3. Вера в веру

Думаю, и ярые антикоммунисты взгрустнут о взращенном на тех истории-литературе советском поколении… Аристократ духа академик Жорес Алферов в день известия о Нобелевской премии был окружен толпой светских репортеров: «Селебрити»! Усмехнувшись, ответил хору жаждущих: «Интервью дам тем, кто письменно гарантирует, что его журнал не опубликовал ни одного гороскопа».
Подтверждая тезу об опережавшем развитии на нашей «одной шестой» идей Просвещенцев, сегодня Европа нагоняет уровни СССР 1930-х годов.
Daily Mail (30ноября 2022 г.)3

«Впервые за 200-летнюю историю переписей более половины населения страны: не христиане, две трети жителей Лондона представители этнических меньшинств. Более трети британцев "не исповедуют никакую конкретную религию"». 

А в нашей политике ныне — «Восточный вектор». Что? / Кто? оставил северную Евразию островком в океане геноцидов, работорговли, Опиумных войн?
Вместе с громадными землями Россия приняла и Тенгри, небо над этой территорией. Яса Чингисхана начиналась: «Во имя Тенгри (вечного неба)». Этнограф, религиовед Жан-Поль Ру: «Тенгризм — религия тюрок, монголов». Точнее, это: мета-религия, обеспечившая уникальное сосуществование всех прочих религий мира. Единственный раз в истории мира в одной правящей династии одновременно: христиане, мусульмане, буддисты, конфуцианцы. Причем та веротерпимость не была религиозным безразличием. Наоборот, постоянные споры о вере, диспуты раввинов, мулл, христианских священников: главное (после охоты) занятие при дворе каанов в Каракоруме… 
Сегодня государственная религия Японии: Синто, версия тенгрианства. Пришедший в VII веке буддизм был принят с великодушной формулировкой: «Тенгри благоволит Будде». И по сей день, полтора тысячелетия царит синкретическая «риобу синто». По случаю свадьбы, рождения ребенка японец идет в храм Синто. Похороны, поминовения: в буддийский. 
Мета-религия Тенгрианство это некая… вера в веру, (наивное?) почитание священников всех религий. Наши прыщавые «вольтеры», беглые семинаристы, Чернышево-Писаревы объясняли защиту ханами Православия — «подхалимством» оного. Но… см. Япония. Будда тоже подхалимствовал? 
Ханы лишь выполняли пункты Ясы, написанной ДО первых контактов с Русью: 

11. Он (Чингисхан) постановил уважать все исповедания, не отдавая предпочтения ни одному. Это он предписал как средство быть угодным Богу.
30. Освобождать от всякого налога и уважать храмы посвященные Богу, равно и служителей Его.

Википедия ловко объединяет Тенгри и фолк-хистори:

Тенгриа́нствонеологизм, обозначение доисламской и добуддийской религии кочевников Евразии, культ Тенгри — обожествлённого неба; а также одно из современных направлений неоязычества, поддерживаемого такими деятелями фолк-хистори как Мурад Аджи.

Вдумаемся. 1. «Неологизм» — т.е. ранее тенгрианство вообще не изучалось, не определялось. 2. «Фолк-хистори» — и сейчас тенгрианство — удел несерьезных историков. 
Религия самого большого континента вне «серьезного» научного оборота! Притом что религии, культы мельчайших недобитых (интересно, кем?) джунглевых племен: предмет не «фолк», а серьёзных историков! К их услугам: Академические сообщества, журналы, гранты, экспедиции, ТВ-каналы типа National Geografic. А займетесь Тенгрианством — попадете в «плохую компанию» к фолк-хисторикам Льву Гумилеву, Мураду Аджи. Такой снобизм напоминает «Тартар» (имя ада) на европейских картах…
Некоторые интеллектуалы (например, в Татарстане) выражают беспокойство по поводу «мусульман переходящих в тенгрианство». Мои беседы с такими благожелательными к Тенгри авторами как Рафаэль Безертинов, Фатих Сибагатуллин убеждали: «перешедшие» не рвут связи с традициями ислама — просто вспоминают древнейшие традиции своей евразийской перво-религии, или точнее: мета-религии… 
На Западе знаменитый доклад Римского клуба «Пределы роста» (1972) породил новую мета-религию Sustainable development: «Устойчивое развитие», основа всех нынешних партий / сект зеленого толка. А Россия, о чем и сей очерк, успевала искать «свой путь» / вектор и ускоренно бежать по западному «галопом по Европам». Вот и сегодня мы успеваем, скосив глаз, следить за энцикликами Римского клуба (потеснившего своего соседа — Папу), и подбирать свои собственные «ключевые слова» к проблемам века. 
Наш вариант / замена Sustainable development: «Гармония». Одно из самых обрусевших, дошедшее до народной «гармошки» греческих слов. А признанный в мире российский, хоть и о двух греческих корнях, вклад в сей профессорско-пророческий, научно-религиозный сюжет: термин «Ноосфера». Ядро «русского космизма», ипостась евразийского Тенгри, небесный купол, под которым простор и эллинам-иудеям, и мятущимся меж ними их северным ученикам-неофитам. 

Примечания:

1 Даже в насквозь латинском «профессоре» этимолог найдет prō+fateor, восходящее к древнегреческому φήμη (phḗmē, “говорить”).
2 Тогда только и узнал: у той Книги, оказывается был автор! «Коровкин Ф.П.» — специально, цепляясь за детское восприятие, не стал расследовать далее.  

Обложка: Василий Поленов, Христос и грешница

Ссылка: полемический текст на эту тему Александра Мелихова

5
1
Средняя оценка: 4.4375
Проголосовало: 16