«Остался город за спиною…». Стихи

***

Остался город за спиною,
Железом обрамлённый сквер:
Лечу со скоростью шальною
Туда, где нету полумер,

Где небеса не стали частью
Внизу толпящихся домов,
Где лес и воздух настоящий,
Как древних шлемов, цепь стогов,

Где молнии ознобный росчерк,
Как виза смерти в облаках,
Где распрямится квёлый почерк
В летящих по ветру стихах.

***

Сбросила шаль золотистую осень,
Птиц собирает на юг:
Клин журавлиный вспорол неба просинь –
Солнце упало на луг

И разлилось по чернеющим травам,
Чтобы теплом напоить:
Спать им под снегом и зимним туманом,
Свет материнский хранить.

Машут, как лучики, птицам травинки –
Плач пропадает вдали…
Клином весною сойдутся тропинки
В небе родимой земли.

***

Из леса вышла деревушка –
И наступил в душе покой…
Изба – согбенная старушка –
Замшелой дышит стариной.

Когда-то – всю семью держала:
Мужал, как в сказке, русский дух!
Была великая Держава –
Теперь кому ты скажешь вслух?

Давненько травы покосили…
Иду среди лугов один,
Смотрю, как тает над Россией
Былых времён прощальный клин.

 ***

За нежданным поворотом
Белый храм вдали возник,
Как на облаке высоком,
Проявился Божий лик:

Осветил поля, деревни,
Розовеющий восток…
В этом храме очень древнем
Калита молиться мог.

Мне бы тоже помолиться
Слёзно за святую Русь…
Только вот перекреститься
При свидетелях боюсь.

 ***

В начале мокрого апреля
Ждать жарких дней уж нету сил,
Снега сошли, но пахнет прелью
Среди заброшенных могил.

Берёзы в полосатых робах
Плывут по тучам в зимнем сне,
Позеленевшие надгробья,
Не позабыли о весне.

Здесь время не остановилось,
А камни превратились в мох…
Прости нас, Русь, за нашу хилость
И за предательство, мой Бог.

***

Я молюсь во Храме древнем:
В нём людей наперечёт...
А вокруг стоят деревни,
Потерявшие народ.

На стенах фрагменты фресок,
Облупившихся икон:
Нет святее Храма места –
Русь стоит со всех сторон.

Монастырские развалы –
Мой телесный безприют:
В кирпичах его кровавых
Тихо ангелы поют.

Ты прислушайся — вчерашний
День возносит Божий крест:
С пеньем ангелов не страшно
Нам услышать Благовест.

Я стою во древнем Храме
И во мне – святая Русь...
С ангелами светлой ранью
Я за нас с тобой молюсь. 

***

Сиротливых лесов сторона
В сером дождике, колкой метелице:
Позабытая Богом страна…
Только мне в это что-то не верится,

Знаю, истинно, всё наперёд
И спокоен под чёрными тучами…
Не сломается крепкий народ
Под грехами людей неминучими.

Всё осилит …
И солнцу споёт
Пусть негромко, но песнь вековечную,
Как частушку, словами беспечными,
Но такую, что пот прошибёт.

 
Памяти Николая Рубцова

Это что там за песня печалится в поле:
То ли ветер и дождь, то ли просто душа?
В каждом звуке её столько северной боли,
Что увидишь, как жил он любя и греша…

Песня смолкнет. И гулко над Вологдой древней…
Отсверкало! И гром за рекою затих.
Но мне чудится: слушают грустно деревни
Затерявшийся в поле осенний мотив.

***

Бьёт крылом шальная вьюга,
До небес колючий снег.
В ледяной степи без друга
Заблудился человек.

Будто он один на свете
Чует жизни голоса…
Белый ветер, белый ветер –
Воспалённые глаза.

Коченея, что-то пишет
На снегу его рука.
То ли пляску смерти слышит,
То ли песню ямщика.

И рыдает, не смолкая,
Как позёмка в тьме ночной,
Грусть души его глухая
Под невидимой луной.

В серо-белой круговерти
Без надежды и дорог
Отобрал его у смерти
Одинокий огонёк.

Как в иголочное ушко,
Снова вдета жизни нить…
В тёплом домике старушка
Тихо шепчет: «Будет жить…»

***

Взлетел над осенью сырой
За ранней стаей журавлиной
Доисторический, былинный
Листок берёзы молодой.

Пойду за ними в долгий путь
В тот край, где нет воспоминаний,
Где детство, полное желаний,
И юности святая грусть.

Но цепь времён соединить
Удастся ли на склоне жизни?..
Поймёшь: служение Отчизне –
Всему связующая нить.

 ***

Дождь грибной простреливает крышу —
Музыку небесную я слышу:

Арф неосязаемые струны
Прозвенят торжественно и юно,

Зимний лес откликнется грозою...
Что со мною, Боже? Что со мною?

Снег солёный грязно-серо-хлипкий:
В облаках ловлю Его улыбку.

Жду всю ночь предутреннего света —
Не ищу логичного ответа.

***

Как за смертною удачей,
Сквозь горнило чёрных дней
В небесах мятежных скачет
Тройка огненных коней:

Высоки и горделивы —
Искры звёзд из-под копыт —
Полыхают солнцем гривы,
Млечный Путь вдали пылит...

Кто летит по вольной воле
В розовеющий рассвет,
Где ни радости, ни боли —
Только беспредельный свет:

Чтоб ослепнуть, заблудиться,
Что-то тайное познать,
Позабыть святые лица
И воскреснуть в них опять.

Но от горя сердце плачет –
Чует страх грядущих дней?
В небесах мятежных скачет
Тройка огненных коней.

***

В зиму чёрных бездушных неверий
На Руси – по метельным лесам,
Как весной, распускаются вербы
В день введенья Марии во Храм:

И такая великая святость,
И такая вокруг благодать,
Что не можется втёмную плакать,
Только хочется счастьем рыдать.

И откроются райские двери
Вседержителем в сладостный час:
Распускаются белые вербы
В этот день неприметно для нас.

 

***

На разлив синеокой Нерли
Опустилась, как лебедь с небес,
Церковь белая – онемели
И поля, и темнеющий лес,

Отплясали в ночах метели,
Просвистел, словно леший, экспресс…
Чтобы души во мгле уцелели,
Сквозь столетия светит нам крест,

Отражается в небе и водах:
Небосвод безмятежен и ал.
На заборе петух прокричал.

(И воспряла ботва в огородах),
Эхо долго не таяло в сводах:
Купол в утреннем солнце сиял.

***

Метёт метель…И не видать ни зги,
Бьёт по ноге тяжёлая кошёлка…
О, Вседержитель, душу сбереги –
В такую ночь у дома воют волки.

Бреду по снегу берегом реки,
Чтобы в пути прерывистом не сбиться,
Вот призрачно мелькнули огоньки,
Как светлые расплывчатые лица.

И страха нет…Вблизи забор и дом
Хотя в снегу ещё не видно брода…
Я под метельный похоронный стон
Тащу в кошёлке умершие годы.

***

Какой сегодня чистый снег:
Как будто по небу ступаем,
И солнце замедляет бег,
Но разве это замечаем?
Мы с понедельника бежим
Всё по делам… И нет спасенья…
За это мы себя корим,
Но вот приходит воскресенье.

И колокольный чистый звон
Летит, как снег, над ранней-ранью—
Андрея критского канон
Зовёт нас грешных к покаянью.

***

Над потопом — где-то пики гор:
Жадный ветер воет в стропах гулко...
Кажется, в безжизненный простор
Улетела белая голубка.

В ожиданье старый мудрый Ной
И другие истинные твари:
Пролетит над пенною волной —
Не найдёт тот берег в чёрной мари.

И опять, чтоб Богу дать ответ,
Улетит: и в клюве нежно-хрупком
Принесёт мне пальмовую ветвь
Сквозь века небесная голубка.

Осчастливит: где-то тайный брег...
В дух вселится вера и надежда:
Вспыхнет солнце — новый человек
Заживёт неистовей, чем прежде...

В даль веков потоп любви сойдёт
И душа впитает его губкой...
Ты ко мне, в мой предсказанный год —
Прилети божественной голубкой. 

***

Мир наш так закосило,
Что вот-вот упадём:
На просторах России –
Пьяных древ бурелом.

От подоночных оргий,
Обещаний, словес –
Ты спаси нас, Георгий,
С победных небес,

Языкастому змею
Проколи пасть копьём,
Дай терпенье и веру…
А иначе – умрём.

***

Как на духовном раздорожье —
На помощь глупому, приди:
Дай силы мне, всесильный Боже,
И пыл любви не остуди,

Чтоб трезво мог я осмотреться,
Взглянуть в себя со стороны,
Не погубить неверьем сердце:
Другой, неведомой страны,

Чтоб не порушил я согласья
Сплетённых в стих глубоких строк,
Чтоб не попал в Твоё ненастье,
И чтобы в нём я выжить смог,

Чтобы смиренно и покойно
Я пил небесное вино –
До той поры, пока не понял,
Что сердце у меня больно.

Мне стала жизнь моя дороже:
Она не плачет, не нудит...
Дай силы мне, всесильный Боже,
Небесный гром Твой пережить.

 ***

На горе – забытый Храм
Богом и людьми?
Ветер молится ли там,
Выгнав Князя Тьмы?

Иль блаженная зовёт
Позднею порой
Помолиться за народ
И за нас с тобой,

Купол неба опустить
На остатки стен,
Во вселенную звонить
День и ночь…И день.

***

Мне Россия нужна,
Словно мать и жена…
С нею: радость и грусть –
Ничего не боюсь.

Пусть свистят времена –
Прикрывает она
Нас любовью своей…
Может, я нужен ей?

Юрий Николаевич Богданов – поэт, переводчик. Родился 8 августа 1944 года в г. Горький. Окончил Минское музыкальное училище им. М. И. Глинки (1964 г.) по отделению народные инструменты, работал преподавателем в музыкальной школе г. Барановичи Брестской области Белорусской ССР (1964-71 гг.). Состоял в КПСС (с 1969 г.)

Окончил Литературный институт им. А. М. Горького Союза писателей СССР (1974 г.). Работал заместителем начальника Главного управления кинофикации и кинопроката – начальником отдела кинопроката Государственного комитета Белорусской ССР по кинематографии. (1975-1988 гг.), старшим редактором, секретарём парткома на киностудии «Беларусьфильм» (1988-1990 гг.), ведущим редактором Министерства культуры БССР (1990-1992 гг.).

В Москве работал в издательстве «Ключ», журнале «Родина», заместителем главного редактора журнала «Жизнь национальностей», Министерстве по делам национальностей РФ, советником издательского отдела Российского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК России.

Дебютировал как поэт в 1964 году в газете «Знамя коммунизма».

Переводил произведения белорусских поэтов (П. Панченко, П. Приходько, А. Вертинский, А. Рязанов, Г. Буравкин и других) и польских (У. Броневский, Ю. Тувим) поэтов.

Награды: Юбилейная медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина».

Член Союза писателей с 1989 г.

Член Президиума и Правления Московской городской организации Союза писателей России.

5
1
Средняя оценка: 2.34783
Проголосовало: 46