Мой друг, не виновен я в том...

Мой друг, не виновен я в том,
Что Русь, как река, меня манит.
Она ни сейчас, ни потом –
Меня никогда не обманет.

 

Накроет волною судьба.
Обрушит на сердце кручину…
И даже святая мольба
Не сможет раздвинуть пучину.

 

Хоть плеск и журчанье реки
Для жизни твоей не отрада,
Меня поминай по-мужски,
Как в реку вошедшего брата.

 

***

 

Молнии грозно сверкали.
Вились узором в ночи.
Бездну, звеня, рассекали
Горнего света мечи.

 

Сила небес проливалась
На золотые поля.
Как на дрожжах, волновалась
И разбухала земля.

 

…Утро засветит лампаду
В горнице русских полей.
Буду гулять до упаду
В куще родных тополей.

 

Прямо к ногам головою,
Словно поверженный враг,
Тенью падёт вековою
Ночи разрубленный мрак.

 

*** 

 

День лучезарный певуч.
Катится с неба волною.
Тёплый пульсирует луч
Яркой искристой весною.

 

По небу ходит волна
Русского доброго света.
Плещет о стёкла она –
Райская музыка эта.

 

Утром журчащим проснусь,
Музыкой неба согретым.
В день ключевой окунусь
В горнице, залитой светом.

 

*** 

 

Сердце объято любовью…
Русь, я тебя ль полюбил?
Снежной морозной порою
Нежный твой образ хранил.

 

Помню: прильнул к тебе робко.
Вьюгой звала ты к себе.
Мне без тебя одиноко
Было в ненастной судьбе.

 

Молча сидели на лавке.
Свет от луны к нам бежал.
В снежной ликующей давке,
Глядя на нас, горевал.

 

Всякий – весёлый и грустный –
Принадлежу тебе весь.
Только за то, что я русский.
Только за то, что ты есть.

 

*** 

 

Пусть ребенок, на землю упав,
Вновь в истерике бьется и плачет,
Только я, от любви пострадав,
Не надеюсь уже на удачу.

 

Незаметно подкралась беда
Бед немало при жизни бывает.
Но сумел я понять навсегда,
Что любой от любви пострадает.

 

В пасть любви угодив, я не сник,
Хоть и прежним не смог я остаться.
Оттого ли в знакомствах пустых,
Стал по-разному всем представляться?

 

Что скрывать? Мне знаком эпизод -
Неразумный ребёнок рыдает. 
Но потом он взрослеет, встаёт…
И, как птица над миром летает.

 

***

 

Русь, я спою для тебя колыбель –
Ту, что мне мать напевала,
Если визгливо скулила метель
Или во мгле завывала.

 

Ныне коварно метёт за окном –
Тьма непроглядная волчья.
Стужа терзает родимый наш дом,
Солнце растерзано в клочья.

 

Русь, я спою для тебя колыбель
Светом небесным и млечным,
Как напевала мне мама в метель
Светом незримым сердечным.

 

И содрогнётся родимый наш дом
С волчьим метельным оконцем.
И засияет небесный проём
Русским заплаканным солнцем.

 

***

 

Нежных губ прикосновенье,
Взгляд зелёных глаз.
Этой жизни настроенье
Мне дано от Вас.

 

С этой тайной откровенной
Буду помнить всё.
Это не конец вселенной,
А исток её.

 

***

 

Яд любви скуёт движенье.
Загустеет в жилах кровь.
И одно лишь есть спасенье -
Память не тревожить вновь.

 

Путь любви… Он не из лёгких.
Здесь тонули корабли.
Стал тот путь давно для многих
Панихидою любви.

 

Прежде, чем промолвить слово,
Затаи под сердцем вздох…
Ведь любовь всему основа,
Потому, что это Бог!

 

Отчего бросаем речи
«Вон из сердца!» - «С глаз долой!»?
Будто дьявол ставит свечи
Всем живым за упокой.

 

***   

 

Берёзы сквозят во дворе,
Сливаясь со светом отвесным.
Их кровь запеклась на коре,
Взывая к воротам небесным.

 

Она по стволам растеклась,
Цепляясь корнями за землю.
Но с небом я чувствую связь,
И сердцем я родине внемлю.

 

А чёрная кровь на коре –
Святая расплата пред небом.
Берёзы сквозят во дворе
Божественным внутренним светом.

 

*** 

 

Огненной лавой сожги моё сердце,
В жилы мне влей упоительный яд.
Вечно хочу я в лучах твоих греться
В сердце разряд в двести двадцать ватт.

 

Я спотыкаюсь, иду не ровно -
Путь безответной любви тяжёл.
Так мне уже не любить повторно
Тех через чью я судьбу прошёл.

 

“В реку одну не войдёшь ты дважды…».
Хрипло мне в спину ревёт молва.
Я всё равно не умру от жажды!
Даже, поверив, что ты права.

 

Огненной лавой сожги моё сердце,
В горло мне влей упоительный яд.
Вечно хочу я в лучах твоих греться
В сердце - разряд в двести двадцать ватт.

 

***

 

Туман своим молочным цветом
Всю зоркость глаз моих украл.
И снова под ослепшим небом
Топчу родной земной овал.

 

Прекрасно дождевою тучей
Плыть, не жалея ни о чём,
И над страной своей дремучей
Словесным сыпаться дождём.

 

Слова, как капли дождевые, 
Проклюнутся живым ростком.
И мысли буйные шальные
Вспоят туманным молоком.

 

***

 

Осень на лето ступила.
Воздух, промытый дождём,
Встрепан, как мокрая псина,
Лужи сверкают огнём.

 

Пальцы ветвей растопырив,
Древо спугнуло листву.
Ветер, добычу завидев,
С лаем пластает траву.

 

Красным и жёлтым расписан
Солнечный день поутру.
Звон колокольный услышан
Даже не в нашем миру.

 

Рдея, пылает рябина,
Русскому веря холму.
Это родная картина-
Писана под хохлому.

 

К свету родимому падкий.
Волен душой горевать,
Чтобы хотя бы украдкой,
Родину поцеловать..

 

*** 

 

Никого не хочу я обидеть.
Всем на свете желаю добра.
От чего же печально мне видеть,
Как резвится с отцом детвора?

 

Оттого ли, что в детстве порою
Удирал я из дому к друзьям,
И чтоб старше казаться - сырою
Пировали водой, по сто грамм.

 

Эх, наивность души моей нежной.
Нам с тобой оглянуться пора.
Нас сметают метлой зарубежной,
Как сметают листву со двора.

 

И деревья с гримасой больною,
Тянут руки во мглу наяву
Изогнувшись под ветром дугою,
Чтоб обнять на прощанье листву.

 

Никого не хочу я обидеть.
Всем на свете желаю добра.
Отчего же так больно мне видеть,
Что сметают листву со двора?

 

***

 

Детские помню я годы:
Каждое лето – в село.
Бурные помню я воды,
Помню, как солнце пекло.

 

Бабка тогда поручала:
“Ходь-ка за хлебом, внучок!..”.
Бедную мелочь вручала -
Медь, к пятачку пятачок.

 

Шёл, обходя стороною
Местных собак да телят.
Знал, что они тут порою
Тронуть чужих норовят.

 

Помню: однажды втихую
Бабкины деньги ссадил.
Жвачку купил я крутую -
Хлеба тогда не купил.

 

Грозно сердилася бабка,
Долго бранила меня.
Стала кроватью мне лавка
Возле хмурного плетня.

 

*** 

 

Дорогая, пойми меня верно:
Тебя за руку я не держу.
Да и дереву осенью скверно,
Если шепчет листва: ”Ухожу”.

Ты уйдёшь – запрокинется крона,
Онемеет небес синева.
И застонет протяжно ворона
Ненароком прощанья слова.

 

Даже дереву ведомы чувства:
Без листвы и ветвям холодней!
Мне знакомо хмельное искусство -
Пить отраву остуженных дней.

 

Дорогая, пойму тебя верно:
Кто листвою сорвался с ветвей,
Отлетает от дерева нервно,
Ощущая утрату больней.

 

***

 

На губах моих сладкое чувство!
Моё сердце - волна за волной -
Накрывает любви безрассудство,
Застилая глаза пеленой.

 

Не ступив, не узнаешь концовки –
В отношениях чувств не сберечь…
Я готов ради милой плутовки
Уронить мою голову с плеч.

 

И в любви ко всему я готовый.
И плетусь я за той, кто родней.
Так, виляя хвостом, пёс дворовый
За хозяйкой идёт до дверей.

 

…И плетусь за тобою я шатко,
Чтобы рук твоих нежных тепло,
Как ожог, безрассудно и сладко
На губах у меня расцвело.

 

***

 

Оказался чертовски я болен
И нежданно остался один.
Я в безлюдном болотистом поле
В непролазную топь угодил.

 

Здесь затишье лукаво осело…
Но надежду поют соловьи.
И губами своими несмело
Я ловлю только губы твои.

 

Хриплым басом - трясётся округа! -
Разрезаю затишье в куски.
А болото меня, как подруга,
Приобняв,  зажимает в тиски 

 

Я в безлюдном болотистом поле…
Я пропал…что случилось со мной?
“Ты больной, ты с рождения болен!” –
Хрипло эхо ревёт за спиной..

 

Здесь затишье лукаво осело…
Но надежду поют соловьи.
И губами своими несмело
Я ловлю только губы твои.

 

Хриплый басом трясётся округа -
Разрезаю затишье в куски.
А болото меня, как подруга,
Приобняв,  зажимает в тиски.

 

Я в безлюдно болотистом поле…
Я пропал… Что случилось со мной.
«Ты больной, ты в любовной неволе!» -
Хрипло эхо ревёт за спиной.    

 

*** 

 

Солнечным светом смеются
В звонкой искрясь высоте,
Дни – в ясном небе пекутся,
Словно блины на плите.

 

Солнечным маслом облитый –
С корочкой хрусткой края! –
День золотой духовитый
Выпекла бабка моя.

 

Вечером зорька прольётся,
Словно варенье на блин.
Алым туманом займётся
Блюдо зелёных равнин.

 

Буду – один иль в народе –
О дорогом горевать…
С русской душою природе
Не суждено голодать.

 

***

 

Сокол, паря в небесах,
Тьму воронья одолеет.
Светом в моих волосах
Луч зоревой заалеет.

 

Сокол крылами взмахнёт,
Небо к земле прижимая.
Волнами тень всколыхнёт,
Солнце на крылья вздымая.

 

Небо с крыла на крыло
Катится, страха не зная.
Держит всем вранам назло
Солнце вселенского рая.

 

*** 

Бабушке

 

Голос твой – песня родная.
Сердце поёт о тебе.
Помню скамью у сарая,
Запах клубники в избе.

 

Крону до неба вздымая,
Тополь зелёный дремал.
Бороду тополя в мае
Ласково ветер трепал.

 

Словно старик бородатый,
Бренный презревший покой,
Он подбородок косматый
Гладил корявой рукой.

 

Светлой серебряной прядью
Он мою прыть остужал…
К бабушке прямо в объятья
В сладких слезах я бежал.

 

*** 

 

С бледной ладони небес
Снял ты кольцо золотое.
Светом рассеял окрест
Вещее Слово святое.

 

В млечной магической мгле,
В бездне космической чёрной
Встал я, чтоб жить на земле,
Светом любви обручённый.

Сергей Сергеевич Бударин родился в 1990 году. Студент Самарского государственного технического университета, факультет автоматики и информационных технологий. Стихи печатались в альманахах «Отчий Дом» (Новокуйбышевск), «Новый Енисейский Литератор» (Красноярск), коллективном сборнике «Мечта Надежды» (Самара), литературно-художественном журнале «Русское эхо» (Самара), журнале «Молодёжная волна» (Самара), альманахе «Гостиный двор» (Оренбург), «Православный вестник», «Арина» (Нижний Новгород) и т.д. Участник международного семинара-совещания молодых писателей в Переделкино (октябрь 2011 года), на котором рекомендован в члены Союза писателей России.

5
1
Средняя оценка: 2.54286
Проголосовало: 35