В аренду… небо

Таджикистану настолько полюбилась Книга рекордов Гиннеса, то, что ни день, так новое событие, достойное этого примечательного издания. Кажется, совсем недавно республика прославилась самым высоким в мире флагштоком высотой в сто шестьдесят пять метров и уныло висящим на нём государственным флагом весом в двести сорок килограммов. Казалось, можно было бы и передохнуть. Ан нет, парламент Таджикистана полагает, если уж удостоились внимания этой Книги, так надо заполнять её страницы новыми удивительными достижениями. И неуклонно следует этому правилу.

 

Недавно население страны было буквально ошарашено сообщением о том, что парламент принял Закон «О концессиях». Вроде бы ничего необычного. Мало ли принимаются в республике законов, которые демонстрируют завидную работоспособность парламентариев и при этом так и остаются на бумаге? Но тут дело особое. Закон гласит, что отныне в Таджикистане в аренду будут сдаваться воздушная среда, иным словом, небо, растительный и животный мир, вода, полезные ископаемые.

 

О новом Законе было сообщено, но никаких пояснений дано не было, и законопослушные таджикистанцы до сих пор пребывают в недоумении. В парламент посыпались запросы журналистов, но вразумительных ответов не последовало. Остаётся только гадать. Скажем, всё небо будет сдаваться в аренду или по квадратам? Арендовать всё, конечно, потребует больших затрат, по частям сподручнее. Но как будет выглядеть аренда, и какую прибыль будет давать? Ясно, что самолёт, пересекающий арендованный квадрат должен платить предпринимателю. Но как? Будут ли в воздухе установлены кассовые аппараты, или сборщики налогов будут парить в небе на аэростатах? И вообще, что можно будет возделывать в небе, а то и что-то построить? И как отгородить арендованный квадрат от посягательства соседей? С другой стороны, арендованный небесный участок будет простираться до самой земли. Не значит ли это, что жители селения, расположенного на этом участке, должны будут платить за то, что пользуются чужим воздухом? Если это так, то плата за дыхание, согласитесь, невиданное доселе новшество.

 

Ну, с арендой неба вроде бы разобрались. Аренда земли, месторождений полезных ископаемых, водных ресурсов тоже вроде бы не таит особых неясностей. Хотя с водой не всё понятно. Ведь она до сих пор струилась сама по себе, а теперь должна подчиняться своему арендатору. Но как это будет выглядеть на деле? Скажем, такая река, как Амударья, течёт на протяжении сотен километров. Тоже разделять её на зоны? И согласится ли, скажем, соседний Узбекистан платить за то, что порождено самой природой для всего человечества, а не для предприимчивых бизнесменов? А если откажется, так что, перегородят реку?

 

Аренда растительного мира выглядит попроще. К примеру, взял ты в аренду горный склон, поросший зверобоем. Собираешь целебные растения и сдаёшь в аптеки. Но с другой стороны, ты ведь их не выращивал? И потом мимо движутся транспортные потоки, и до сих пор любой из водителей и пассажиров мог остановиться, нарвать себе охапку зверобоя и поехать дальше. Значит должны быть надсмотрщики, пресекающие эту самодеятельность? И опять-таки неясно: будут ли сдаваться в аренду участки, скажем, альпийских лугов и лесов в горах, или аренда будет охватывать только отдельные виды растений, таких как полынь, ромашка, а то и верблюжья колючка, отличный корм для «кораблей пустыни»? Отсутствие должного толкования Закона обернулось всеобщим недоумением.

 

С арендой животного мира, как видится, будет посложнее. Взять хотя бы снежного барса, обитающего высоко в горах, на границе вечных снегов. Какие у него будут взаимоотношения с арендатором? Должен ли он будет платить своему хозяину за своё существование свежим мясом, или определится какая-то иная форма взаиморасчётов? И обязан ли будет тот же снежный барс приобретать теперь лицензию на охоту за горными индейками, куропатками или козлами, своей исконной пищей, ведь они тоже станут чьей-то собственностью? Но снежный барс, как известно, денег не имеет, а расплачиваться собственной шкурой он вряд ли захочет. Да и потом он занесён в Красную книгу редких и исчезающих видов животных, а стало быть, находится под охраной государства. Только будут ли это учитывать арендаторы? А как быть с винторогими баранами на Памире, носящими имя Марко Поло? Мало того, что они сами теперь станут чьей-то собственностью, так ещё поедают траву, тоже принадлежащую кому-то. Сколько путаницы возникнет теперь при реализации этого Закона!

 

Следует сказать, что Закон «О концессиях» был предложен депутатами – главой Президентской администрации Матлубхоном Давлатовым и председателем Хатлонской области Гайбулло Авзали. Трудно сказать, какими они руководствовались соображениями, сочиняя этот закон, полный загадок и неясностей. Может быть, было принято во внимание то, что в бедном Таджикистане просто-напросто нечего больше арендовать, так пусть хоть воздушная среда приносит прибыль, да и хищникам и травоядным хватит шататься в горах без пользы? Во всяком случае, при обсуждении этого закона было много обоснованных возражений. Указывалось, что реализация подобного закона нанесёт огромный вред экологии Таджикистана. Яркий пример уже имеется. Китайцы, добывающие золото на севере Таджикистана, мало заботятся о сохранности окружающей среды, превращая ровные площади в зияющие ямы. Их беспокоит только прибыль, а там пусть таджики сами проводят рекультивацию своих земель. Но всё это не было принято во внимание. Общеизвестно, побеждает не здравый смысл, а как, в данном случае, скажем, «оригинальность предложения».

 

Надо полагать, что теперь арендаторы всех мастей ринутся в Таджикистан густыми толпами. Остаётся только гадать, привлечёт ли новый закон Таджикистана внимание комиссаров Книги рекордов Гиннеса. Не устали ли они фиксировать все новации, то и дело появляющиеся в горной республике? Ведь что ни говори, а когда целесообразность намерений подменяется сенсационными новшествами, стоящими на грани абсурда, тут даже комиссары самой популярной Книги и то поневоле задумаются…

5
1
Средняя оценка: 2.56757
Проголосовало: 37