ВАСИЛИЙ БЕЛОВ - КЛАССИК НОВОГО ВРЕМЕНИ. К 80-летию со дня рождения

А, честно говоря, тянуло написать в заголовке: «Последний классик нового времени». Но решил не торопиться с оценкой. Русская литература загадочна в своей основе и, как знать, ещё явит изумлённому миру новые откровения прозы и поэзии. Хотя поверить в это после явления в литературе таланта такого уровня, как Василий Иванович Белов – дело почти фантастическое.

Из русских северных просторов, от небогатой, но тёплой вологодской земли пришёл он в мир и удивил его мощью и чистотой русского языка, великими откровениями о тайнах русской души. Белова понимаешь, когда вчитываешься в его «Лад», в эту энциклопедию народной жизни. Вот где родники творчества создателя таких памятников словесности, как «Деревня Бердяйка», «За тремя волоками», «Привычное дело», «Кануны», «Час шестый», «Год великого перелома», «Плотницкие рассказы», «Воспитание по доктору Споку», «Бухтины вологодские», «Рассказы о всякой живности».

Сказать, что география произведений лишь деревенская – неправда. Цикл рассказов о Косте Зорине «Моя жизнь» сплошь городской, как и роман «Всё впереди».

Названные произведения по тематике невеселы, во многом трагичны. Но почему же, читая их, наполняешься духовной силой, верой в Отечество, хочется жить, работать во славу России? Это можно объяснить одним – русским языком. Он подчиняется только тому писателю, который больше жизни любит родину. Однажды, работая в издательстве, я читал, присланные из типографии чистые листы, а в них, по ошибке, вложили беловский лист. И вот, я продирался через описание заседания парткома, и вдруг что-то случилось – я очутился в заснеженном лесу, увидел огромную, в полнеба, сосну, стал мечтать вместе с Павлом, как эта сосна подойдёт для строительства ветряной мельницы. Я не видел строчек, пока опять не въехал в партком. Жизнь, сама жизнь живёт на страницах великой прозы.

Друг Василия Белова, тёзка его, Шукшин, писал: «Я легко и просто подчиняюсь правде беловских героев. Когда они разговаривают, слышу их интонации, знаю, почему молчат, если замолчали…». («Нравственность есть правда» М. 1979, с. 167).

Термин «деревенская проза» был придуман для насмешки над писателями, пишущими о деревне. Но прошло быстрое время, и принадлежать к деревенщикам стало почётно. Именно они определяли магистральное направление развития русской классики. Ведь они писали о народе, о главном двигателе истории.

И первый среди них Василий Иванович Белов.

5
1
Средняя оценка: 2.9125
Проголосовало: 80