Цикл «Осенние мелодии»

* * *

Королевским шелком и бархатом
Обагряет вино бокал.
По утрам, присыпанный сахаром,
Берег смотрится в холод зеркал.

И по-царски расшитый алмазами,
Черный свод ночами далёк.
Заоконный пейзаж чуть смазанный –
Солнце в тучах, как уголёк.

Мир печальный и словно окутанный
Лёгкой дымкой грядущей зимы.
Мои сны непонятны и путаны,
Мои дни – словно взяты взаймы.

Паутиной тумана затканный,
Город плачет глазами домов,
Тает ночь шоколадной помадкой
В жадных ртах человечьих снов.

Дефицит белизны – бесснежие,
Дефицит ярких солнечных дней,
Дефицит любви и нежности…
Чей ты, день? Да, вообще-то, ничей…

Дни ничьи вереницей тоскливой
В пасть Дракона идут чередой.
Кот уснул, развалившись лениво,
Он устал – старый, драный, седой.

Как не хочет он пачкать лапы
В серой слякоти наших дней –
Сладко спит, проецируя храпом
Нашу жизнь средь настенных теней.

* * *

К нам с вином и фруктами входит осень,
Разливает щедро коньяк в бокалы,
Заменяет тучи на золото с просинью,
Изумрудно-зеленый – на ярко-алый.

Легконогая модница красит губы
И румянец наводит калины соком.
Осень платья с цветочным принтом любит,
Каблучками по лужам звонко цокает.

Осень кутает плечи тумана шалью,
Кружевные перчатки до локтя носит,
И, пятная, окна дождей вуалью,
Нам прощает былые обиды осень.

М украсит траву серебра узором,
И развесит рубины, янтарь, агаты,
И уйдёт, тихонько шепнув: «До скорого…»
На прощанье нам бросив снежной ваты.

* * *

Осенний триптих рисует год –
За вздох до смерти – усталой кистью.
Уходит Тигр, приходит Кот.
Но светит солнце, желтеют листья.

Ноябрь в окнах похож на март:
Он тих и светел, так много солнца!
И в парке листья колодой карт –
Расклад о прошлом, что не вернется.
Год позолотою красит холст,
Он плещет солнце в глаза и души,
И тает мятной конфетой Halls,
И шепчет что-то прохожим в уши.

Осенний триптих завалит снег,
Под белый саван год тихо ляжет.
Замедлит время неспешный бег.
Заснет Атропос, забыв про пряжу.

 

Посвящается Тае

Имя твоё – птица в руке,
Имя твоё – льдинка на языке…
М. Цветаева.

Имя твоё – льдинкой фруктовой – на языке тает,
Легкой волной, пеной морской – за горизонт зовёт.
Желтой листвой в вальсе осеннем с нами простилась Тая.
Имя твоё, сердце твоё – в наших сердцах живёт.

Как ты жила! Летним дождём с душ наших мыла копоть…
Солнца лучом – сердца теплом нас согревала ты.
Имя твоё – яркой звезды в небе полночном шёпот,
Имя твоё – луг по весне, в яркой траве цветы.

Нежным цветком с каплей росы в неярком утреннем свете,
Быстрым стрижом, скользящим легко над зеркалами рек,
Имя твоё, солнца теплей, нас согревает, нам светит,
Жаль, но нельзя вспять повернуть времени спешный бег.

Имя твоё – школьный звонок, сыплющий смех в мае,
Лунной дорожкой от берегов путь убежал твой вдаль.
Помним тебя, любим тебя, ты навсегда с нами, Тая.
Имя твоё с этого дня нам возвещает печаль.

Октябрь

Посвящается Тае

Серебряный рубль лунный разменян на пятаки,
Холодный октябрьский ветер срывает листву с берёз.
Как зеркало, в позолоте сверкает отрез реки,
А золота в парках столько, что каждый богат, как Крёз.

Серебряной паутиной блестят трава и кусты,
И небо стекает наземь слепящей голубизной,
Рассветы туманно-белы, глаза октября пусты,
И на крючках деревьев трепещет листва блесной.

Серебряным поцелуем коснется октябрь земли,
Зубами белее снега откусит он дня кусок.
Река унесёт куда-то вчерашних дней корабли,
Прольётся на землю время и канет дождём в песок.

Серебряной тонкой нитью сошьёт небеса с землёй
Октябрь-портной иглою из света колючих звёзд,
Затянет глаза оврагов туманною пеленой
Октябрь-притворщик, лишь где-то мелькнёт его лисий хвост.

Серебряной чистой нотой прольётся осенний блюз,
Простите, друзья, но завтра опустит зима вуаль.
Увы, белый цвет неслучайно приносит тоску и грусть,
Простимся, друзья, и будем октябрьскую пить печаль.

* * *

Осень останавливает время
Алой кровью кленов и рябины.
Смерть – полисемическая тема
Горькая, как аромат полынный.

Сквозь прорехи в небе смотрят звезды,
Замерев в созвездиях навечно,
И текут дождем унылым слезы,
И сентябрь под ноги листья мечет.

Тихий свет октябрьской лазури,
Горький дым в огне горящих листьев –
Осень землю ладаном окурит,
Пожелтевшие сжигая письма.

Листья ивы ржаво-золотые
Рыбками ныряют в пропасть лужи.
Хрупким льдом свое ломает имя
Тот, кто никому уже не нужен.

Скоро всё замрет в покое сонном,
В белой мгле смешает память лица,
Ночь придет, и в холод заоконный
Души улетят на юг, как птицы.

До весны всё станет монохромным,
Коркой льда зима оденет чувства,
Станет ветер выть в замёрзших кронах,
Станет больно, холодно и пусто.
До весны…

* * *

Золотом по просини
Задрожали листья.
Пробегает осень
Мимо окон быстро.

Завалило золотом
Парки и сады
И луной надколотой
Смотрит с высоты.

Подожди – посыплется
Под ноги листва,
Очень скоро выпьются
Песни и слова.

Станет грустно, слякотно,
Стыло на душе,
В мокрой хлебной мякоти
Небо спрячет гжель.

Но пока в лазури
Золото дрожит,
Я, глаза зажмурив,
Верю: будем жить!

Год спустя

Посвящается Тае

Вспеньте кровь виноградную,
Пусть бежит в наших венах,
Пусть звенящею радостью
В нас родит вдохновение.

Алым соком наполните
Кровь октябрьского дня
И, ушедших всех вспомнив,
Помяните меня.

Только, чур, не грустите,
Не зовите, не плачьте,
Мне обиды простите,
Пожелайте удачи.

Вспеньте кровь виноградную,
Не жалейте огня
И в октябрьской прохладе
Помяните меня…

* * *

Опущу жалюзи на окнах
И задёрну тяжёлые шторы.
У берёз пожелтели локоны,
Прилетели ветра-кредиторы.

Мне немного нужно от осени:
Чтобы снова запели крылья,
Чтобы в небо меня подбросили,
Чтоб тревогу из сердца вылить.

Чашу с ядом осенней горечи
Я допью до ноябрьского дна.
И в осенней фантасмагории
Побреду – не знаю, куда.

Опущу жалюзи в глазницах,
Уроню на подушку голову,
Я усну, и пусть мне приснится
Чёрный конь в прохладе ментоловой.

Рядом с ним полечу я птицей,
Рядом с ним побегу волной,
Я сумею тебе присниться,
И проснуться – снова собой.

* * *

Рваною ветошью, ржавой листвою
Октябрь заливает дворы.
В синее небо взлетать за мечтою,
Падать на охру в ковры.

Спать до обеда и, выспавшись вдоволь,
Медленно, в шорох листвы,
Вдаль побрести, окунуться в Молдову,
С сердца снимая швы.

Вечером пить, и до слёз, до истерик
Жизнь разнимать до основ,
Пить и прощать, и прощаться, и верить,
Что не умирает любовь.

Грязную пену в увянувших листьях
Сдуть в никуда – уснуть,
Пусть на ресницах до завтра повиснут
Карты, зовущие в путь.

Осень подарит крылья и счастье –
Счастье даром, для всех!
Рыжим котом к ногам снова ластится,
Сыплет и сыплет смех.

Осень в просёлках размажет слякоть,
Вызолотит весь хлам,
Только давайте всё же не плакать –
Выпьем – и по домам…

5
1
Средняя оценка: 2.44681
Проголосовало: 47