В ходе уценок и в час распродаж

Пробки в Москве задохнулись бензином.
Скидки в сезоне на день лишь один.
Светят неоновым светом витрины.
Валит народ, чтоб успеть в магазин.

…А на восточной границе с Китаем
Вкопан по башню тяжелый наш танк.
Этот район укрепленный, мы знаем,
Где-то в штабах только маленький знак.

Плюс или минус покажет за тридцать -
Степь не меняет унылый пейзаж.
Мы охраняем родную границу
В ходе уценок и в час распродаж.

Ящик снарядов - нам кухонный столик.
Хлеб и тушенка – на месяц еда.
Радость солдату в блокнот ставить нолик
Смена на точку приходит когда.

Годы прошли - мхом броня зеленеет.
К пушке весной подобрался вьюнок.
Армии нет, что всех в мире сильнее -
Память осталась и в горле комок.

Я к искре в небе поднесу ладонь

Увидев ночью крохотный огонь.
В мерцании неведомой звезды
Я к искре в небе поднесу ладонь
Настроив свою музу на "лады".

Тогда помчится рифма к ней моя
Приветом от простой земной души.
Стихов дождями в звездные края
О том, как летом грозы хороши.

Быть может, они где-нибудь вдали
Прольют на тверди каменных планет
Страдания и чувства всей Земли
И жизнь там вдруг появится на свет.

И может, через миллионы лет,
Смотря на звезды в черной высоте,
Оттуда, вслед за мною, их поэт
Напишет стих об этой красоте.

Облака в небе розовом плыли

Захотел я поэтом быть первым -
Изучил, как составить стихи.
Туда надо побольше гипербол
И метафор для каждой строки.

У меня тополя говорили,
Признавались березам в любви.
Облака в небе розовом плыли,
Освещенном лучами зари.

Колокольчик звенел ночью зимней -
Верный спутник почтовых саней.
И намерзший серебряный иней
Кучер стряхивал с гривы коней.

Выстилала там щедрая осень
Под ногами цветастый ковер.
Распустив свои желтые косы
На зеркальные воды озер.

Мои вирши заметила пресса.
Я был вхож в ложу первых персон,
Но в народе им не было места -
Не читает про нежности он.

Я полез тогда в шахту поглубже
Ел со всеми нехитрый паек.
Стиль высокий здесь вовсе не нужен -
Под землей, где "дают уголек".

И в рабочей компании тесной -
Черпал к будущим темам штрихи.
«Степь Донецкую» пели мы вместе,
А потом стал читать им стихи.

Под знамя Великих Побед

Найдя свое место в поэтов цеху -
Пусть слов и запас маловат.
Военная рифма идет по стиху,
Как строй на параде солдат.

В ней танки ползут на окопы, рыча,
Подбитый горит самолет,
Зажженная в храме когда-то свеча
По тем, кто с войны не придет.

Атаки, обстрелы бессонных ночей,
Сирены воздушных тревог.
И старое фото, где суд палачей
Зимой в Краснодоне продрог.

Дуэль кораблей на далеких морях,
Где воздух рвет главный калибр.
Могилы солдат, что лежат на полях,
Солдат, что погибли за мир.

Надену пилотку я с красной звездой,
Как память тех пламенных лет.
И стану в один с ветеранами строй
Под знамя Великих Побед.

Осколок

Добыли руду рудокопы,
Потом повезли на завод,
Что где-то на карте Европы
Уперся трубой в небосвод.

Открыли заглушку у домны,
Полился горячий металл.
Остыв до погрузки в вагоны,
Сырья он источником стал.

Для выпуска детских игрушек,
Машин, механизмов, станков,
Для танков патронов и пушек
И план был, наверно, таков,

Что часть тех болванок из цеха
Пошла под военный заказ:
Чиновник к ним важный приехал,
Вручивши об этом приказ.

Из стали той сделали мины.
Попали они на войну.
Их с видами смерти другими
Доставили в нашу страну.

Бежал я в атаку с отрядом -
Раздался пронзительный свист.
Рванула она где-то рядом,
Но дом обошел страшный лист.

Лишь только осколок железа
Сидит во мне, маленький гад.
В меня вся Европа залезла
И выйти не хочет назад.

Давно позабыв про Освенцим

Опять краснозвездный убийца,
В тюрьме, где народа враги,
Кровавую юшку по лицам
Разводит ударом ноги.

Давно позабыв про Освенцим
Прорабы в киношных цехах
Считают, что мы глубже немцев
Увязли в кровавых грехах.

Пусть минули грозные годы,
Рассеялось эхо войны,
Воюют с советским народом
До дней современных они.

И я без сомнений уверен,
Увидев вновь гусениц сталь,
Откроют предатели двери,
Нацистов приветствуя:«Хайль!»

Кому-то так «въелась» коровка,
Которую взяли в колхоз,
Что прячет он тайно винтовку
И полный с патронами воз.

А кто-то с рабочим в театре
Сидеть по соседству не мог.
Пустили, мол, слесаря в партер
Послушать возвышенный слог.

Но всё-то взять в толк не умею:
Пройдя через гетто и ад,
Зачем позабыли евреи,
Что спас их советский солдат.

Геннадий Овруцкий - русский поэт и офицер. Родился на Сахалине в 1961 году. Будучи офицером, объездил весь Союз. Стихи пишет с 2009 года. Живёт в Киеве.

5
1
Средняя оценка: 2.9375
Проголосовало: 64