В ногу со временем?

Торговля «живым товаром», а точнее, новорождёнными детьми, стала одной из доходных статей теневого бизнеса в Таджикистане. Если несколько лет назад продажа ребёнка, как говорится, из рук в руки, воспринималось как событие из ряда вон выходящее, то сегодня это привычное явление. Республиканские газеты пестрят сообщениями о сделках, разоблачённых сотрудниками правоохранительных органов. При этом сообщается, что стоимость ребёнка, только что появившегося на свет, довольно невысока… Так, жительница Шахринауского района Мохнисо Гафурова продала свою дочь за 300 долларов. В соседнем, Турсунзадевском районе, Мастона Ботирова «реализовала» своё дитя за 350 долларов, а жительница Душанбе, девятнадцатилетняя Барнохон Бердиева уступила своего ребёнка за 500 сомони, что равно 100 долларам США. Как видим, «ходовой товар» можно приобрести по дешёвке.

 

Теневой бизнес чутко реагирует на запросы рынка. Тут же появились посредники, которые взяли торговлю детьми в свои руки. Теперь матерям и покупателям не нужно искать друг друга, полагаясь на случай. Достаточно обратиться к посредникам и заказ будет выполнен в короткое время. Причём предлагается не абы какой ребёнок, а в соответствии с заявкой: нужного пола, возраста, национальности, цвета волос, и так далее. Некоторых из таких посредников удалось задержать. Среди них шестидесятилетняя Кумри Раджабова, молодая, но хваткая Азада Канапаева и другие, успешно занимавшиеся подобной предпринимательской деятельностью. Но это единицы из десятков посредников. И вполне понятно, что комиссионные от таких сделок дают им возможность жить без особой нужды.

 

Вопрос – что же заставляет матерей расставаться за бесценок со своими чадами – можно назвать излишним. Таджикские семьи отличаются многодетностью, четверо-пятеро детей в семье – это обычное явление. Мужья уезжают на заработки в Россию и не всегда присылают оттуда достаточно денег, чтобы обеспечивать оставшихся в Таджикистане домочадцев. А то и женятся там, и тогда надобность в прежней семье отпадает. Появление ещё одного ребёнка, как итог кратковременного приезда супруга домой, крайне нежелательное явление, и молодые матери продают его, чтобы хоть как-то прокормить остальных. Спрос при этом на «живой товар» не иссякает, ибо наряду с многодетными семьями немало бездетных, которые не прочь приобрести «контрабандного ребёнка» без долгих оформительских процедур.

 

Девушек в Таджикистане выдают замуж в шестнадцать-семнадцать лет, у них нет ни образования, ни профессии, детей рожают одного за другим, и продажа очередного в чужие руки уже не сопряжена с муками совести.

 

Статистика не сообщает, сколько таких сделок совершается в течение года, но судя по участившимся милицейским сообщениям в средствах массовой информации, рост, как говорится, налицо.

 

Таджикистан идёт в ногу со временем, не только декларируя свой суверенитет, не подкреплённый никакими экономическими достижениями, но и такими явлениями в общественной жизни, о которых ещё недавно не принято было говорить.

 

Кому не известно произведение итальянского прозаика Умберто Эко «Имя розы»? В Таджикистане доказали, что высокая литература не остаётся в стороне, а читается в массовом порядке. Должно быть, отсюда появилось выражение «Очаи садбарг», которое переводится с таджикского как «Мама розы». Так называют содержательниц потаённых публичных домов, где предлагаются жрицы любви любого возраста и телосложения. «Мамы розы» не только не скрывают своего занятия, но и афишируют его, дабы возможные клиенты не затруднялись в их поисках. Не все представительницы древней профессии охвачены вниманием таких «мам», есть и одиночки, которых можно «снять» в барах, на дискотеках, а то и просто фланирующие по улицам, в оживлённых местах. Причём борьба с подобным промыслом в стране, в которой с гордостью заявляют о своей приверженности к исламским ценностям, практически не ведётся. Правда, время от времени на страницах газет появляются публикации об этом постыдном явлении, священнослужители в своих проповедях бичуют этот порок, а он процветает в «розовом» обрамлении. И причина опять-таки в многодетности, соединённой с массовой безработицей, которую называют неизлечимой болезнью Таджикистана. Средства массовой информации отмечают, что на сегодняшний день в республике официально зарегистрировано 55 тысяч безработных, среди них больше половины - женщины. В действительности, это число на порядок больше. И если мужчинам ещё как-то удаётся подработать, занимаясь разовым трудоустройством, то на женские трудовые руки спрос в восточных странах традиционно невелик. Остаётся либо торговать детьми, либо торговать... собой.

 

Низкую образованность и безработицу социологи называют «приметами XXI века». Они пространно рассуждают об этих явлениях, выясняют их причины и умалчивают о другом – где же выход из образовавшегося тупика?

5
1
Средняя оценка: 2.81
Проголосовало: 100