Русский

Случай в пути

Неустанных колёс мерный гул
Убаюкал меня понемногу.
Я, к стеклу прислонившись, примгнул
И увидел большую дорогу.

В отдаленье стоял человек,
И звучал голос хрипло и глухо:
«Рознь посеял бездушный наш век.
Мы ушли кто куда друг от друга.»

Слёзы гасли в его бороде.
Старец звал, руки к небу вздевая:
«Люди русские, братья, вы где?..»
А в ответ – тишина гробовая.

Я, очнувшись, тряхнул головой.
Сердце громко стучало в тревоге.
Пригляделся: то столб верстовой
Одиноко стоял у дороги.

Прозрение

Где ты, русский богатырь, скажи?..
Сжалось сердце от тревог и боли.
А вокруг – ни звука, ни души.
Я один остался в чистом поле.

И казалось – нету больше сил,
Побеждает зло на белом свете.
Я, уж было, руки опустил,
Но в лицо мне вдруг ударил ветер.

С глаз незримо спала пелена.
Новый свет зажёгся на Востоке.
Распрямились плечи и спина.
И земли меня пронзили токи.

Я коснулся троеперстьем лба.
Плыли тучи с Запада, чернея...
Нет, ещё не кончена борьба.
Мы ещё посмотрим, кто сильнее.

Русский

Душа вся – нараспашку.
Вождь на груди анфас.
Последнюю рубашку
Он ближнему отдаст.

Коль чужеземец спросит,
Тот молвит: «Вот чудак!
Пусть на здоровье носят.
А мне сойдёт и так...»

Памяти Николая Тряпкина

Лечусь простором русским.
Врачуют здесь меня
И крики трясогузки,
И трели соловья.

Когда сердечку лихо,
Спасает эта синь,
Медовая гречиха
И горькая полынь.

Мне ива гладит плечи,
И «здравствуй!» шепчет клён...
Ну вот и стало легче.
Я снова исцелён.

Русское

Скрестятся когда-нибудь наши пути,
Измучась от междоусобиц.
Как душу, я дверь распахну: «Заходи!
Ну здравствуй, родной незнакомец!»

И станут глаза излучать добрый свет.
Обнимемся – взрослые дети,
Как будто друг друга мы тысячу лет
До этого знали на свете...

И каждый почувствует брата плечо.
В тиши постоим на пороге.
И будут нам вёрсты уже нипочём
На русской тернистой дороге.

Русский богатырь

В чистом поле прям и грозен
Против всех врагов один
Столько зим стоял и вёсен
Русский чудо-исполин.

Вдоволь с мразью наборолся
И устал от ратных дел.
Мёртвый сон великоросса
Незаметно одолел.

Радуются чужеродцы,
Обнажая свой оскал:
«Нет, он больше не проснётся.
Всё, Иван, наш час настал!»

Но горят в надежде свечи...
Время движется вперёд.
И кромешный мрак не вечен. –
Новый день уже грядёт.

Из-за тучи выйдет солнце,
Свет польётся во всю ширь.
И от морока очнётся
Наш былинный богатырь.

Молвит он: «Вот чудо, братцы!
Целый век проспал, кажись.
Эх, я силушки набрался.
Ну теперь, злодей, держись!"

В берёзовой посадке

Сюда иду я от житейской прозы.
Душа полна покоя и любви.
Меня в лицо здесь знают все берёзы.
«Ну здравствуйте, невестушки мои!»

В листве зелёной и небесной сини
Теряется мой повлажневший взор.
С красавицами стройными своими
Готов вести часами разговор.

Не омрачат меня дурные вести.
Я глажу кожу белую стволов...
Так хорошо здесь помолчать нам вместе –
Друг друга понимаем мы без слов.

***

Иду в леса неспешными шагами,
Устав от пустословья и молвы,
Чтобы забыться в этом птичьем гаме
И раствориться в шелесте листвы.

Здесь каждая былиночка мне рада,
Поведает про свой зелёный рай.
И большего душе уже не надо.
Лишь слушай всё и сердцем замирай...

***

Стою у старенькой избы,
Где дух столетий бродит.
Из покосившейся трубы,
Клубясь, тепло исходит.

Нет, рано нам за упокой
Жечь по Державе свечки,
Пока ещё горит огонь
В заветной русской печке.

Глотая запах от берёз,
Молчанья не нарушу...
И дым Отечества до слёз
Мне пробирает душу.

Звезда Рождества

Светила яркая звезда,
Что путников вела туда,
Где будущий дремал Спаситель.
Была невзрачною обитель.

Пещера. Мрак со всех сторон.
В кормушке на соломе Он
Лежал, завёрнутый в овчину.
Иосиф с вечера лучину

Зажёг в углу. Чадил огонь.
Марии тёплая ладонь
Застыла на челе младенца...
Три старца с замираньем сердца

Вошли в убогий этот кров
С ларцами, полными даров.
По потолку блуждали тени...
И пали гости на колени

Перед Израильским Царём.
Глядела ночь в дверной проём.
И луч сиял из бездны синей,
Рожденье празднуя Мессии.

5
1
Средняя оценка: 2.5
Проголосовало: 4