Фашизм в антифашистском Харькове

Харьков, только что, включая 23 августа, с размахом и радостью отпраздновавший 70-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков, взбудоражен неожиданной новостью: 3 сентября поздним вечером, в полутьме, группа лиц в дворике известного в городе «Дома саламандры», на ул. Сумской, 17, «открыла» установленную ими же мемориальную доску некоему «филологу» Юрию Шевелеву, — человеку, который был не просто гуманитарием, а служил функционером оккупационного бургомистрата в Харькове — вплоть до 1943 г., когда сбежал с отступавшими частями вермахта. Потом были годы зарубежья, сочинение филологических трудов. Понятно, что он был сразу поднят волнами «розбудовы» на щит в деструктивном 1991-м, и все 22 года незалежности вокруг него происходили националистические камлания и движения, включая прошлогоднюю «асамблэю Шевельова» к 10-летию со дня его смерти. Мероприятие проводила Харьковская областная организация Спилки пысьмэнныкив Украины, сзывавшая харьковскую интеллигенцию в Клуб писателей на изобильную программу, включавшую доклады новейших «ученых», музыкальную программу и т.д.

.

.

Сразу следует сказать, что несколько лет назад топонимической комиссией Харьковского горсовета было принято постыдное решение об установлении таковой мемориальной доски. Однако просочилась кулуарная информация, что мэр Харькова Г. Кернес уверял: доски — не будет.

Новейшие сведения с харьковского антифашистского рубежа таковы: прошла информационная волна, что доску Шевелеву будут устанавливать 5 сентября, на доме по ул. Сумской, 17, согласно решению топонимической комиссии от 25 мая 2011 г. — то есть фактически незаконно, без решения горсовета.

Однако доска все же была открыта, причем досрочно: поклонники дарований фашистского прихвостня, создавшие даже комитет по чествованию 105-й годовщины со дня рождения Шевелева, все-таки убоялись запрета горсовета и событие упредили.

Опасения неонацистов не были беспричинными. Дело в том, что накануне в горсовет поступило заявление от председателя Антифашистского комитета Харьковщины Нисона Ройтмана, в котором был сделан акцент на сотрудничестве Ю. Шевелева с фашистским режимом. В письме подчеркивалось, что увековечение памяти филолога в Харькове возмущает ветеранов Великой Отечественной войны.

.

.

Весьма показательна реакция на установку доски Шевелеву главы Харьковской областной государственной администрации Михаила Добкина. Тем же поздним вечером, когда стало известно об акции неоколлаборационистов, Михаил Маркович на своей странице в соцсети Twitter высказался внятно и недвусмысленно: «Мерзавцы фашистские своему фашистскому мерзавцу доску прибили. Впопыхах и в темноте, как и подобает предателю. … Юрий Владимирович Шевелев — предатель, дезертир, пособник фашистов в оккупированном Харькове. В 1942 году, когда он работал цензором в управе, немцы в Харькове расстреляли 20 тысяч евреев». (Отметим, что не 20, а чуть ли не вдвое больше, — в Дробицком Яру близ поселка Рогань, это теперь в пределах городской черты.)

Сразу же, можно сказать мгновенно, на Добкина в Интернете обрушились «симпатики» Шевелева, однако он бойко провел полемику, перешедшую в перепалку. «Шевелев — кумир жаданов, варченок, аваковых и прочих», — написал Добкин. Это чистая правда: на открытии доски среди небольшой группы лиц были замечены и сфотографированы выступавшие с импровизированным микрофоном — писатель С. Жадан (уверяют, что он лично поучаствовал в финансировании этого проекта, на который потребовалось 21 тысяча гривен), писательница Валентина Овод, известная своими «арийскими» поползновениями, «общественник» Кость Черемский и иные аналогичные субъекты.

Ночью в Твиттере с М. Добкиным пикировался никак не персонифицированный Интернет-ресурс «Украинская правда», наутро разразившийся публикацией о комментариях первого административного лица Харьковской области.

Известный политолог В. Корнилов, ныне работающий в Гааге, однако пристально следящий за событиями на Украине, в своем посте в Facebook написал: «И снова — о "журналистских" стандартах активистов Украинской правды! Вот заметочка под характерным заголовком о том, что Добкин, мол, "обозвал" Шевелева пособником фашистов. Казалось бы, стандарты демократической прессы требуют дать хотя бы намек читателям на причины таких обвинений со стороны фигуранта заметки. Что же пишут активисты УП в прилагаемой справке о Шевелеве? "В 1933—43 годах — доцент Харьковского университета. Преподавал у Олеся Гончара. С 1944 года — в эмиграции". И все??? А что ж не вспомнить все-таки, что делал Шевелев в годы оккупации? Ведь Добкин-то имел в виду именно это! Сам Шевелев вспоминал, что его первым произведением в оккупации был "то ли гимн, то ли марш немецким воякам". Который постеснялась печатать даже оккупационная пресса, ответив коллаборационисту: “Нова Україна” не интересуется политически заангажированной литературой, и пусть немецкие победы воспевают немецкие поэты”! А как же быть со статьями Шевелева, в которых тот прославлял "исторические события, которые начались на заре незабываемого 22 июня 1941 года"??? Если это не пособничество и коллаборационизм, то что же такое пособничество и коллаборационизм? И причем тут "обозвал"??»

Коротко приведем справку об этом титане коллаборационизма — для тех, как говорится, кто не «в танке». Ю. В. Шевелев родился в Харькове в 1908 г., в дворянской семье немцев Шнейдер. Однако отец во время Первой мировой войны поменял фамилию на Шевелев. Псевдонимы скончавшегося в 2002 г. (да, долго живут предатели!) в Нью-Йорке Шевелева — Юрий Шерех, Гр. Шевчук. Позиционирован как славист-языковед, историк украинской литературы, литературный и театральный критик, активный участник научной и культурной жизни украинской эмиграции. Профессор Гарвардского и Колумбийского университетов. Иностранный член НАН Украины (1991). Член Американского лингвистического общества, Польского института искусств и науки в США. Почетный доктор Альбертского, Харьковского (!) университетов и Киево-Могилянской академии. Главный редактор журнала "Современность". Автор 17 книг, в том числе научных трудов «Передісторія слов'янської мови: історична фонологія загальнослов'янської мови» (1965), «Історична фонологія української мови» (1979), «Нарис сучасної української мови» (1951).

В итоговом интервью той же «Украинской правде» http://www.pravda.com.ua/articles/2002/05/21/2988866/ за два года до смерти Шевелев откровенничал: «Мне не перед кем прятаться или чего-то стесняться. Я никогда никого не предал. Это абсолютно искренне и однозначно. Моя совесть чиста.  … У меня нет никаких претензий к своей жизни. Все было, как было».

То есть совесть у долгожителя была чиста, как слеза.

Доска — постыдно висит, где ее повесили поклонники фашистского прихвостня. Как висит в Харькове на улице Маршала Малиновского (!) доска униатскому кардиналу Йосипу Слипому, прославлявшему Адольф а Гитлера и благословлявшему украинцев на службу германскому нацизму.

9 сентября к теме «подгреб» Украинский ПЕН-центр (Киев), известный своим национализмом и ксенофобией, даром что в него входят полтора десятка человек. В своем Заявлении http://www.khpg.org/index.php?id=1378732107 УПЕН выворачивает наизнанку нормальное человеческое отношение людей к фашизму и его пособникам. Возмущаясь «попыткой местной власти сорвать открытие в городе Харькове мемориальной доски выдающемуся украинскому ученому-слависту, лауреату Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко Юрию Владимировичу Шевелеву и грубыми комментариями главы Харьковской ОГА Михаила Добкина, содержащими ложные обвинения в адрес ученого», перечисляя иные регалии коллаборациониста, УПЕН входит в нешуточный бесовской пафос: «Грязная клевета в адрес Юрия Шевелева является еще одним подтверждением того, что фигуры такого калибра находятся в вечной и неизбежной оппозиции к миру темноты. Сам ученый ужаснулся бы, сели бы эта темнота приняла его за своего. Поэтому защиты требует не Юрий Шевелев, а славное имя города Харькова. Мы знаем, что там есть немало людей, для которых имя харьковчанина Юрия Шевелева — это их гордость. Мы знаем также, что для нынешней власти имеет значение прежде всего сама власть, а не достоинство и честь. Поэтому острие нашего протеста направлено прежде всего к тем харьковчанам, которые еще не совсем охладели и не потеряли чувство стыда: доколе вы будете терпеть, чтобы вас и вашу область представляли люди, которым в нормальном обществе не подают руки?»

Однако у харьковчан есть свой взгляд на историю. У них возник вопрос: а где все же решение горсовета? Назревают выступления общественности — в частности, по телевидению, в местных газетах. Говорят, прошла волна и со стороны городского головы — указание на снятие несанкционированной доски. Есть основания считать, что коронная фраза Г. Кернеса «я вам говорю, чтоб вы поняли», вполне вразумит тех, в чьей это компетенции. Ибо если это не сделает власть, это осуществят сами горожане, как сняли они в одно мгновение самостийно повешенную некими ревнителями табличку «Узвiз Мазепи» на Соборном спуске. Есть и другой прецедент: памятная доска прославлявшему Гитлера кардиналу-униату Йосипу Слипому сносилась дважды.

Харьков — город по определению антифашистский.

5
1
Средняя оценка: 2.75439
Проголосовало: 114