Заполярные форпосты России

Разыгравшаяся 9 марта непогода не помешала главе Ненецкого автономного округа (НАО) Игорю Кошину и председателю окружного Собрания депутатов Сергею Коткину побывать в Каратайке и Амдерме. Хотя изначально на Карское море не собирались. Порывы ветра до 25 метров в секунду со снежными зарядами для вертолёта были на грани критических. Но, с другой стороны, лёта от Нарьян-Мара до Каратайки часа два с половиной, а тут, подгоняемые ветром, в полтора уложились. «Замечательно, - потёр руки Кошин, - значит ещё и в Амдерму успеем...»

 

Для Игоря Кошина в новом статусе рабочая поездка по округу была первой. И впервые же — во всяком случае, на моей памяти — к спецборту, ожидавшему на нарьянмарском аэродроме, глава региона подкатил не на персональном авто, а прошёл на лётное поле вместе с летящими с ним через зал ожидания и загрузился в общий автобус. Пустячок, а приятно. Пусть даже губернатор и с приставкой «врио». Да и сопровождали Кошина с Коткиным не многочисленная свита, а всего несколько человек. Почему — стало понятно, когда поднялись по трапику в «вертушку». Салон был на треть забит разнокалиберными коробками. Грех не забросить, воспользовавшись оказией, в далёкий тундровый посёлок срочный груз.

 

Обратно тоже не воздух везли. Высвободившееся в вертолете место заняли каратайские школьницы. Повезло девчонкам из танцевального кружка. Иначе не попали бы на отборочный тур фестиваля самодеятельного творчества «Молодёжная весна». Так обидно было: готовились-готовились к конкурсу, а вылететь в окружную столицу вовремя не удалось. Сами знаете, в арктических условиях понятие «регулярный авиарейс» весьма условное.

 

 

Ода котельной

 

Темп в Каратайке Игорь Кошин задал стремительный. Сам сел за руль снегохода, переместив встречавшего высокое начальство главу Юшарского сельсовета Дмитрия Вылко на пассажирское место, и носился от объекта к объекту, поторапливая остальных: «Ну, поехали, поехали!»

 

Первый визит — в школу. Она в Каратайке знатная. Таких в сёлах НАО всего четыре. Просторные, светлые, удобные, с большим спортзалом.

 

− Так, спортивного инвентаря достаточно, – заглядывает глава региона в подсобку. – И тренажёры, смотрю, хорошие. Сколько у вас учеников? – поворачивается к директору школы Елене Беляковой. – Сто семнадцать? Только они здесь занимаются или и взрослое население приходит?

 

− Двери ни для кого не закрываем. Было бы желание. Недавно муниципальные соревнования провели, – отвечает директор.

 

Человеку в теме вопрос понятен. Поразмяться длинными зимними вечерами у волейбольной сетки, постучать в баскет, покачать мышцы на тренажёрах, кроме как в школьном спортзале, в оленеводческом посёлке негде. Физкультурно-оздоровительного комплекса, такого, которые всё прочнее входят в быт заполярной глубинки, в Каратайке нет.

 

Кошин в теме абсолютно. В бытность руководителем ненецкого парламента наведывался в посёлок неоднократно. «Вы ещё с Бариновым к нам прилетали, – начнёт вспоминать народ, собравшись в клубе на встречу с окружным руководством. – А потом и с Потапенко...»

 

Но это будет через несколько часов. А пока глава региона с председателем Собрания продолжают марш-бросок по школьным этажам.

 

− С утеплением что-то придумали? Или продолжаете мёрзнуть? Говорите, как есть. Иначе как будем вместе над ошибками работать?

 

И этот вопрос – с подтекстом. Но Елене Беляковой понятно всё с полуслова, разжёвывать не требуется. Всем хорош проект новой школы. Разве только здание высоко приподнято на сваях над землей. И когда задуют зимние ветра, на первом этаже холодно. Полы — так просто ледяные.

 

− Тепло мы получаем от центральной поселковой котельной. Там на нас не экономят, топят хорошо, к батареям — не притронуться. Однако систему отопления в школе строители смонтировали жиденькую, явно не на наши широты рассчитанную, – со знанием дела поясняет директор. – В прошлом году наконец-то её заменили, в ноябре только полностью закончили. Вместо тоненьких пластиковых труб поставили стальные, в несколько раз больше диаметром. И радиаторы теперь пусть не такие красивые, как были, но большие, чугунные. Стало нормально. Однако когда морозы трещали, если честно, дискомфорт всё-таки ощущался.

 

Примерно то же говорят в пришкольном интернате: их обогревает центральная котельная, пока нет ветров — всё отлично, а задует — холодно, как ни затыкай щели в оконных рамах.

 

В двух стареньких зданиях, где во время учёбы живут дети кочующих оленеводов, ухожено, чисто, но откровенно тесно. Все понимают, что нужно строить новый интернат. Землю под него выделили. Проект (рассчитан на 80 ребятишек) почти готов. Когда он будет принят, вопрос о выделении средств на строительство можно будет вносить в Собрание на рассмотрение.

 

Из интерната — в детский сад. Его деревянным корпусам четверть века. В переходах между ними зябко, но в группах тепло и уютно, кутать малышей нужды нет.

 

− Мы даже зимой помещения проветриваем, – хвалится заведующая садика Елена Пахолкова. – Не нарадуемся на поселковую котельную.

 

Добрые слова в адрес её работников слышим и от главврача каратайской амбулатории Галины Рочевой.

 

− У меня, по сути, голова болит только из-за нехватки площадей, – обращается она к руководителям исполнительной и законодательной власти округа. – Амбулатория, посмотрите сами, напоминает избушку на курьих ножках. Когда в 2005 году сюда вселялись, не могли нарадоваться. А сейчас в санитарные нормы уже не вписываемся. После значительного перерыва наконец-то начал действовать аптечный пункт. Втиснули его в крошечную комнатушку, а ведь ещё и лекарственные препараты где-то нужно хранить. И лаборатория по причине тесноты не с полной нагрузкой работает, и физиокабинет. Нужно дополнительное здание.

 

Проблему зафиксировали. Но от обещаний быстро избавить врача от головной боли воздержались. В этом году у округа впервые бюджет — дефицитный. По этой причине новое строительство в округе пока не запланировано нигде. Когда намеченные расходы превышают ожидаемые доходы, надо привыкать протягивать ножки по одёжке. Ранее начатые стройки не замораживаются — уже хорошо. Возможность возобновить новое строительство зависит от наполнения казны. И люди к этому должны относиться с пониманием. Надо только говорить им правду, а не пытаться подсластить горькую пилюлю заведомо пустыми обещаниями.

 

А теперь пора в котельную. Не много в округе сёл, где центральное отопление развито так, как в Каратайке. Кроме муниципальных учреждений, к теплотрассе подсоединены 39 домов. А это значит, что больше там не колют дрова на растопку и смёрзшийся уголь ломами не долбят. Но и остальные сельчане тоже хотят жить комфортно, как в городе.

 

 

Лимит на здоровье

 

Старший поселковой котельной Геннадий Билалов когда-то сам её и строил. Действует она с 1985 года. Сначала работала на угле. Потом — на нефти. Уже десять лет как перешли на дизтопливо. Нынешнее оборудование смонтировали в 2009-м, пятый сезон в деле.

 

− Котлы хорошие. И теплообменники. Насосы, чтобы горячую воду по трубам к потребителям гнать, тоже на уровне. Однако мощности необходимо наращивать, уже на приделе работаем, – говорит Балилов. И начинает загибать пальцы: – Осенью к теплу подключили гараж жилкомсервиса — это раз. В школе систему отопления заменили — это два. Объём воды, который туда закачивается, увеличился в четыре раза, а её ведь надо греть В этом году обещают сдать строящийся двенадцатиквартирный дом и проектируют ещё пару четырёхквартирных — это три. Длина теплотрассы растёт, а значит, и потери тепла на её протяжении. Ну и объясните мне, как ещё три десятка домов станем обогревать, если их подключат?

 

− Да модуль с дополнительным котлом пристроят к котельной. Только что, своими ушами слышал, первый зам главы Заполярного района Олег Холодов вам это обещал.

 

− Ну, здорово! Однако кардинально проблему это всё равно не решит, – продолжает вслух размышлять Билалов. – Ещё одну котельную надо строить, на другом конце деревни. Там компактный микрорайончик подворий, которые намерены в теплоцентраль врезать. Тянуть трубопровод отсюда очень дорого.

 

Но это всё-таки стратегические перспективы. Есть у старшего котельной и зудящий вопрос, на который он хотел бы получить ответ незамедлительно.

 

− В месяц мы сжигаем в пределах семидесяти тонн топлива. В зависимости от погоды. Когда холоднее — побольше, становится теплее — поменьше. Я до такой температуры воду грею, чтобы люди в домах не мёрзли. Но в феврале из Заполярного района пришёл приказ о лимитах, согласно которому я должен израсходовать за месяц 53 тонны солярки. Морозы тогда под сорок стояли. А мне что, форсунки прикручивать? В итоге случился перерасход топлива в 20 с лишним тонн. Звоню руководству: как быть? Да как хочешь, отвечают, так и выкручивайся, поджимай расход дизеля. Нет, я подожму, это запросто. Правда, тогда и батареи станут чуть живыми, посёлок будет страдать. Просто не знаю, что делать. Из своего кармана перерасход что ли оплачивать?!

 

− Ага, мы оплатим, с нашими-то доходами... – скептично хмыкнул присутствующий при разговоре мужчина.

 

Потолковали с ним за жизнь.

 

Иван Мамайко — оператор котельной. Приехал из Казахстана строить в Каратайке школу, да так тут и прижился. Сошёлся с местной женщиной, совместных детей нет, живут вдвоём. Она — безработная, его зарплата —26 тысяч рублей на руки. А цены в магазине, как в Нарьян-Маре. Что-то подешевле, что-то подороже. Кило яблок, к примеру, 170 рублей. Но им это в общем-то без разницы. Такой роскоши — купить яблоки — позволить себе не могут.

 

− И как вы думаете, мы и дальше нормально будем воду греть, если нам не перестанут лимитами мозг выносить? – задает риторический вопрос Билалов. – Только народ пусть не нам претензии предъявляет, а тому, кто за счёт их здоровья экономить решил.

 

Объяснить, что всё-таки делать мужикам дальше, я попросил Олега Холодова, второго по рангу руководителя Заполярного района.

 

− Пока не могу сказать ничего конкретно. Кроме того, что из районной администрации указания по лимитам не поступало, – пожал он плечами. – Могу только предположить, что это инициатива Севержилкомсервиса. Скорее всего, там посчитали, сколько топлива надо тратить по нормативам, чтобы обеспечить теплом потребителей в каждом конкретном населённом пункте, и спустили всем соответствующие указания. Но это, повторюсь, только мои предположения. Надо разобраться в ситуации.

 

 

 

Пошли все в баню!

 

 

Из котельной руководитель округа и председатель заксобрания отправились на электростанцию, там тоже проблем хватает. Оттуда — в баню, объект этот в заполярном селе наиважнейший.

 

− Вы не видели, какой наша баня прежде была, это просто ужас, – делился со мной, поотстав от руководства, Дмитрий Вылко. – Потолок провалился. Окна рассохлись, сифонило. Из парилки через щели пар на улицу валил. Кафель на полу так растрескался, кусками торчал, люди в ботинках мылись, чтобы ноги не поранить. И смех, и грех. А денег на ремонт нет. Куда только ни обращался — бесполезно. Достало всё это меня конкретно. 9 мая 2007 года (навсегда этот день запомню) был в командировке в Нарьян-Маре. И вдруг увидел у памятника погибшим Потапенко с Кошиным. Рядом — никого. Чуть не бегом к ним побежал. «Кто о чём, а вшивый о бане, – говорю. – Четыре миллиона на капремонт нужно. Хоть вы, губернатор со спикером, помогите. Не знаю уже, кого просить. Не к президенту же обращаться». Валерий Николаевич засмеялся: не надо, сами разберёмся. А Игорь Викторович велел смету на ремонт передать и пообещал пролоббировать в Собрании выделение денег. В общем, так мы баню и привели в порядок...

 

За разговором дотопали куда нужно. Осмотрели деревенский храм чистоты и личной гигиены. В нормальном состоянии баня. Но история повторяется. Снова просят на неё денег. Вернее, теперь на две бани — в Каратайке и Варнеке. Суть такова: дотации из окружного бюджета на их содержание составляют 5 миллионов 300 рублей, а реально муниципалитету они обходятся в 8 миллионов. Причина в том, что помывочных дней два, однако поддерживать в банях плюсовую температуру нужно постоянно. Иначе разморозишь систему, плитка со стен посыпется. Следовательно, надо дополнительно закупать уголь, доплачивать кочегарам. Местному руководству желательно, чтобы Юшарскому сельсовету возмещали разницу. Мол, для окружной казны это копейки, а муниципальному бюджету — хорошее подспорье.

 

− Ну вы, ребята, совсем крутиться не хотите, – хмыкает Игорь Кошин, резко поворачивается и уходит из тёплой бани в метельную круговерть.

 

 

 

Инициатива - не наказуема

 

СВОЮ мысль глава региона растолковал во время встречи с населением.

 

– Интересная получается картина, – обращается Кошин к собравшимся. – Чиновников разного калибра у нас в округе сегодня море разливанное, и все только распределяют. Сидят в кабинетах, что-то получают и распределяют. Получают – и распределяют. Не пытаются даже хоть немного голову включить и подумать, как помочь людям самим зарабатывать, а не дожидаться очередных вспомоществований. Безусловно, мы поможем Каратайке разобраться с текущими проблемами, многие из которых необходимо было решить ещё вчера. Но всё-таки главное, чтобы у посёлка было чёткое понимание, куда он движется, какое производство в нём станет развиваться. На пособиях да льготах будущего не построишь. Поговорили на эту тему с Дмитрием Валентиновичем (Вылко. – В.К.). Быстрее всего запустить в Каратайке рыбоприёмный пункт, куда рыбаки смогут сдавать навагу. Но только этого – мало. Сколько оленей было в вашем колхозе «Дружба народов» прежде?

 

– Тринадцать тысяч, – подсказывают из зала.

 

– А сейчас в СПК четыре тысячи, да 900 голов частного стада. Вот вам и резерв. Надо возрождать те виды деятельности, которыми некогда был славен посёлок. Но и придумывать что-то другое, время ведь изменилось, появились новые возможности. Ждём инициативы от каждого жителя Каратайки. Без вашего участия мы никаких решений не примем. И так – в каждом населённом пункте округа. Нельзя развиваться, не понимая, куда движешься.

 

– Вы про чиновников сказали, – зашумел народ. – Их действительно стало немерено и содержание в копеечку обходится. Может, лучше на какое-то полезное дело пустить деньги?!

 

– Согласен. Штаты раздуты, будем сокращать. И начнём с окружной администрации. Оптимизировать численность госслужащих надо и в районной администрации, и в городской, и в государственных бюджетных учреждениях. Вот и дополнительные средства на реализацию важных социальных проектов.

 

Разговор возвращается непосредственно к проблемам Каратайки. Одна из наиболее серьёзных – питьевая вода. Её в посёлке нет. Вынуждены возить с озёр, топить лёд.

 

– Бурили на поиск воды скважины, но так и не нашли. Остаётся одно: брать из реки Янгарей и очищать, – включается в разговор первый заместитель главы Заполярного района Олег Холодов. – Необходимые анализы выполнены. Появилось понимание, какая именно установка по очистке воды отмути и вредных примесей требуется. Сейчас ищем наиболее приемлемый вариант по качеству и цене.

 

– Надо бы в ближайшую навигацию завезти установку, – обращается к Холодову Сергей Коткин.

 

– Тогда уже в апреле необходимо конкурсные торги проводить. Не успеем, – прикидывает тот.

 

Позволю здесь небольшое отступление. Окружная долгосрочная целевая программа по обеспечению жителей чистой водой, рассчитанная на 2009-2013 годы, с общим объёмом финансирования почти 1,19 миллиарда рублей (1,154 миллиарда – средства окружного бюджета, 35,7 миллиона – деньги муниципальных образований) была с треском провалена. Как память о ней в сёлах остались десять весьма недешёвых блочно-модульных водоподготовитель-ных установок. Купили их чохом, растащили по всему округу (это тоже денежек стоило), поиздержались при монтаже на предполагаемых водозаборах, перетаскивании массивных контейнеров с суперсовременной начинкой с места на место. И уже только потом стали разбираться с качеством воды, которую предстояло перерабатывать до состояния ключевой. Как-то не подумали заранее, что она везде разная. В результате программа почти повсюду закончилась пшиком – недействующие установки стоят памятниками бесхозяйственности и головотяпству.

 

Просто здорово, что в случае с Каратайкой поступили по уму. Сначала проанализировали состояние воды, а уже потом стали подбирать под неё водоподготовительный агрегат.

 

 

 

С точки зрения спикера

 

 

ТАКЖЕ селяне, собравшиеся на встречу, жаловались на сложности с приобретением авиабилетов. Одного рейса в неделю для посёлка с населением более шестисот человека, по их мнению, недостаточно. Интересовались, делается ли что-то для того, чтобы в будущую навигацию уголь завезли в полном объёме и хорошего качества. Спрашивали, почему не готовят списки на приобретение жителями бензина по льготным ценам. В прошлом году это сделали ещё в феврале. Неужели дешёвого бензина больше не будет?

 

Говорит председатель окружного Собрания депутатов Сергей КОТКИН:

 

– Мы проверили, насколько серьёзна ситуация с недопоставкой в посёлокугля, которая произошла по ряду причин. В основном, считаю, объективных. Убедились в том, что уголь доставляется. Довезти по зимнику осталось 93 тонны (на момент подписания газеты в печать – 40 тонн. – В.К.). Машины уже загружены и вскоре караван в сопровождении вездехода выйдет из Воркуты. Каменный уголь для северного завоза теперь также будет закупаться в Воркуте. От интинского, оказавшегося некачественным, решено отказаться.

 

Но, по хорошему, надо стремиться к тому, чтобы от угля на селе отказаться вообще. И Каратайка в этом направлении в округе флагман. К центральному отоплению здесь подключена половина посёлка. Готов проект перевода на него всего села. Безусловно, здоровые начинания надо поддерживать. И мы будем это делать. Люди должны забыть, что такое уголь. И упор надо делать именно на централизованное отопление, а не на электрические котелки. Дотировать электроэнергию очень накладно.

 

Касаемо цен на бензин для сельских жителей. Конечно же, им было обидно, что за литр в городе платили 29 рублей, а после доставки топлива в село цена взлетала до 58 – 60 целковых. Поэтому и было решено возмещать половину его стоимости. Однако в связи с изменением в федеральном законодательстве мы, к сожалению, лишились права финансировать эту эту льготу из окружного бюджета. Сейчас законодательная и исполнительная власти ищут новые механизмы, поскольку понимаем, что компенсацию для сельских жителей надо сохранить. Возможно, будем давать целевую субсидию конкретному гражданину. Но в любом случае проблему нужно решать очень быстро, чтобы успеть заложить в бюджет деньги на льготное топливо и запланировать его доставку по населённым пунктам в навигацию.

 

Проанализируем также, как налажено авиасообщение Каратайки с Нарьян-Маром. Если действительно необходим дополнительный рейс, который организуется при 50-процентной загрузке борта туда-обратно, он, конечно же, будет вводиться.

 

 

 

Служение людям

 

 

На встрече с жителями посёлка Сергей Коткин вручил диплом Наталье Панкратовской, победившей в окружном конкурсе «Женщина года» в номинации «Служение людям». Ещё и красивым платочком плечи ей укутал — символический подарок к 8 марта от организатора конкурса – Ненецкого регионального отделения «Союза женщин России».

 

В Нарьян-Мар, где накануне Международного женского дня на сцене «Арктики» проходило торжественное чествование самых-присамых замечательных женщин округа, Наталья Дмитриевна прилететь не смогла. Что ж, руководители НАО поздравили её в родном селе.

 

За свою жизнь коренная северянка, ветеран труда Ненецкого округа Наталья Панкратовская действительно послужила людям верой и правдой. И продолжает высокое служение. Родилась она в Архангельской области. В Каратайке – с 1971-го. Прибыла после медучилища по распределению. Немного поработала в амбулатории. А потом, до самой пенсии, старшей медицинской сестрой в детском саду. Родила четверых детей. Три десятка лет была председателем профсоюзной организации детсада. Неоднократно избиралась депутатом местного Совета. Бессменный председатель Совета ветеранов Юшарского сельсовета. Руководит женским клубом «Любава». Сама прекрасная рукодельница, организует с односельчанками на радость всем выставки вышивания, вязания. Жители посёлка знают: случилась какая беда, несправедливость, либо недоразумение, нужно идти к Панкратовской. Сейчас помогает двум односельчанам выхлопотать положенную в округе детям-сиротам Великой Отечественной ежемесячную доплату в 3000 рублей. Их отцы погибли на фронте, но подтверждающих документов у пожилых уже людей нет. Один перебрался в Каратайку из воюющей тогда Чечни, всё в Беслане сгорело. Другая семья переселилась из Коми. Отправили туда в военкоматы запросы.

 

Зал аплодировал Наталье Панкратовской бурно. А признательность земляков — дорогого стоит.

 

 

 

В плену снегов и расстояний

 

От Каратайки до Амдермы лёту сорок минут. В Амдерме мне доводилось бывать и прежде. Здесь давно ждут, когда наконец-то Родина решит, что пора восстанавливать присутствие в регионе, возрождать Северный морской путь, отстаивать наши интересы в Ледовитом океане, контролировать арктическое небо… 

 

Пока это не случится, нахождение людей в известном всему миру поселке, съежившемуся с 12 тысяч населения до 240 человек (прописаны – 380), бессмысленно. А вся их деятельность направлена исключительно на то, чтобы элементарно выжить в плену снегов и расстояний.

 

Год назад я прилетал сюда вместе с тогдашним губернатором НАО  Игорем Федоровым. Пока он проводил совещание с местным руководством, я бродил по ночным улицам с заброшенными домами.

 

Здесь очень нравится маленьким детям. Встретил трех девочек, поговорили. У восьмиклассницы Лили Давлетшеной класс состоит из двух учеников. В шестом классе Кристины Кудряшовой – четверо.

 

- Зато с каждым из нас учителя могут персонально работать, и амдерминцы по знаниям от сверстников из других мест выгодно отличаются, - проявляют патриотизм девчонки.

 

Они уверяют, что скучать им некогда. Дома есть интернет, когда пурга не метет – работает хорошо. Посещают кружки. Занимаются в спортивных секциях. Ходят на дискотеки.

 

Самая маленькая, Олеся Павлова, закутанная шарфом по глаза, молчала. Старшие пояснили: у нее ангина,  поэтому детсад временно не посещает.

 

Садик хороший, недавно построили.  И школу отремонтировали. Здание котельной на водозаборе в порядок привели, новые котлы закупили. Здесь не как в деревнях – углем не топят и туалеты не те, что «прямого падения». Квартиры с городскими удобствами. Для этого качают воду из озера Тоин то и, подогревая, чтобы не застыла по дороге, гонят по 12-километровому водоводу в поселок.  На горячей воде в поселке не экономят. Из туалетных бачков, заправленных крутым кипятком, пар валит.

 

Содержание Амдермы обходится окружной казне в 200 миллионов рублей ежегодно. Бюджет непосредственно Амдермы – 40 миллионов, собственных доходов – ноль.

 

Цены на продукты, которые везут из неблизкой Воркуты, в два-три раза выше нарьянмарских. Чтобы иметь возможность сводить концы с концами, рассказала продавец Катя, ей приходится работать еще прачкой в детсаду и там же – сторожем.  А тут еще с нового года цену за наем квадратного метра жилья подняли с семи рублей до тридцати…

 

Эти цифры прозвучали и на встрече  с жителями в клубе «Моряк». Глава округа велел своему заму по социальным вопросам, не откладывая в долгий ящик, разобраться с обоснованностью нового тарифа и доложить ему лично. А какие меры будут приняты, амдерминцы сами почувствуют. Собравшимся такой подход пришелся по нраву. 

 

- Работаем без ограничения по времени, отвечаем на любые вопросы, - призвал к диалогу Игорь Федоров.

 

Из многочисленных встреч, которые губернатор провел за последние дни, эта мне показалась самой сложной. Началась она нервно,  длилась долго, народ в эмоциях себя не сдерживал. Однако  глава региона и его команда удар держали нормально. Отвечали аргументировано, доходчиво, предельно честно, но и в поддавки не играли. Зал зааплодировал, услышав от губернатора обещание пустить летом дополнительные авиарейсы на Амдерму. И одобрительно загудел, когда Михаил Васильев в ответ на упрек, что социальная программа  по жилью для молодежи чрезмерно заказёнена, в ней трудно участвовать, резко прервал выступавшего: «Ваша аргументация – кто-то где-то сказал, от кого-то слышал – несостоятельна. Не сочтите за труд сначала прочесть программу, а затем пришлите конкретные предложения. Мы их изучим и, если они того заслуживают, внесем изменения в документ».

 

Встречу Федоров завершил словами:

 

- Сказать, что скоро здесь зацветут цветы – не могу, но и от болезненной точки под названием Амдерма никто не самоустраняется.

 

 По реакции людей было понятно – ему поверили. Однако из зала не выпускали еще часа полтора. Окружили прилетевших плотным кольцом и задавали-задавали вопросы. Тоже урок – чаще надо с народом встречаться. Даже в столь отдаленных точках.

 

 

Стройка оттаяла

 

 

И вот ещё одна встреча с Амдермой. Из аэропорта новый глава НАО Игорь Кошин отправился сразу же к печально знаменитой местной достопримечательности: строящемуся физкультурно-оздоровительному комплексу (ФОК). Он должен действовать уже несколько лет, но пока дополнил и без того унылый пейзаж некогда процветающего приморского посёлка лишь скособоченным каркасом будущего здания. Сразу и не поймёшь, что торчащие из сугробов тронутые ржавчиной металлические балки – не остатки какого-то отжившего своё строения, которых здесь с избытком, а символ возрождения заполярного форпоста России.

 

Причина хорошо известна. Вся Амдерма построена на сваях, которые упираются в вечную мерзлоту. Со свай, естественно, начали и возведение спорткомплекса. Забили их, согласно проекту, на шесть метров. Потом сделали обвязку, приварили к ней металлический каркас, положили плиты основания. Но балки в центре начали проседать. Проектировщики не учли того, что в результате потепления мерзлота начала оттаивать и больше не является надёжным фундаментом. Во всяком случае, на привычной глубине. Сваи под собственным весом уходят вглубь, перекашиваются. Стройка замерла...

 

И надолго, уж простите за невесёлый каламбур, заморозило её разморожение грунта? Сколько ещё амдерминцам заниматься физкультурой в неприспособленном для этого Доме культуры?

 

Да совсем ничего. До конца осени. Во всяком случае, так уверяют в администрации Заполярного района. Правда, с оговоркой: если всё пойдет как надо.

 

С этим ФОКом как-то сразу не заладилось. Начало его строительства, считают в Заполярном, архангельская компания «СтройСпецМонтаж» необоснованно затянула. В 2010 году с ней даже судились, чтобы расторгнуть контракт. Не получилось. Суд посчитал: поскольку подрядчик успел закинуть на излёте навигации последним судном кое-что для начала работ, значит, это свидетельствует о его стремлении стройкой заниматься. Он и занимался. Было сделало свайное поле. Однако столь некачественно, что его пришлось полностью демонтировать. Начали всё по новой. Но тут злую шутку сыграла природа, растеплившая мерзлоту. Хотя надо быть оптимистом. Ещё вовремя поплыли сваи, вколоченные до ожидаемой вечной мерзлоты. Могли ведь вполне и после того, когда спорткомплекс стоимостью более 52-х миллионов рублей сдали под ключ. Как поведёт себя растеплившийся грунт — та ещё загадка. Комплексную мерзлотную лабораторию, где учёные вели наблюдение за мёрзлыми грунтами, в 1995 году ликвидировали.

 

После того как случился казус со свайным фундаментом многострадального спортзала, к его исследованию привлекли специальную компанию из Архангельска, связанную с Северным (Арктическим) федеральным университетом. Согласно подготовленному проектному решению, сваи, забитые пока на шесть метров, предстоит додавливать до отказа. До самого предела. До того момента, когда они уже дальше не пойдут, упёршись в мерзлоту — не предполагаемую, а реальную.

 

Работы по усилению фундаментного поля начались аккурат на следующий день после того, как на молчавшую долгое время стройплощадку посмотрели своими глазами глава округа и спикер заксобрания. Но это просто так совпало.

 

Не станем вдаваться в технологию, заморочек там хватает. Однако всё связанное непосредственно со сваями должно быть завершено до конца марта. В управления ЖКХ и строительства Заполярного района ежедневно отправляются фотоотчёты. И сразу же, без паузы, за дело примутся монтажники. Необходимые для достройки ФОКа оборудование и материалы – металл, панели, внутренняя отделка и прочее — в Амдерму уже доставлены.

 

Очень хочется быть оптимистом. Но если всё пойдет по плану — тьфу, тьфу, постучим по дереву, — то руководители исполнительной и законодательной власти округа уже в этом году получат приглашение из Амдермы приехать на торжественное открытие физкультурно-оздоровительного комплекса. Традиционную красную ленточку на входе они, вне всякого сомнения, перережут с превеликим удовольствием.

5
1
Средняя оценка: 2.73333
Проголосовало: 30