"И угли ещё долго после стыли..."

Народный приговор

.

Жить хотел, ведь ещё молодой.
Почитал долг и честь за схоластику.
Серп и молот с советской звездой
Променял он на чёрную свастику.
.
Научился «Зиг хайль!» говорить,
Бить людей сапогом ниже пояса.
За свою полицайскую прыть
Он от немцев похвал удостоился.
.
А когда наши брали село,
Тех вояк только пятки и видели.
Фрицев прихвостню не повезло –
Всё здесь помнили местные жители.
.
О прощении слёзно моля,
На коленях выпрашивал милости.
Но качалась над шеей петля,
Словно в знак торжества справедливости.
.
«Ещё много иуд на Руси,-
Дед закончил суровые прения. –
Вот теперь в ней ты сам повиси!»
И ответом был гул одобрения.
.

31 мая 2013 г.

.
***
.

От воя «юнкерсов» и бомб
Мы сразу затыкали уши,
О землю в страхе бились лбом,
Моля: «Спасите наши души!..»
.
Нет, никогда нас не поймёт
Кто не застал в минуты эти
Фашистский авианалёт,
Когда дрожало всё на свете.
.
Мы с вечным холодком в спине
Сидели в погребах недели
И наблюдали в тишине,
Как наши матери седели…
.
Зарыл, рыдая, дед Макар
Оторванную внучки ногу….
Вы тот не видели кошмар,
Не знаете? – И слава Богу!
.

1 июня 2013 г.

.
Поп

.
Душ заблудших он столько встречал,
Что попрали давно Божье слово.
И росла в нём тревога-печаль.
И молился он снова и снова.
.
Насмотрелся всего он сполна:
Были в церкви не раз стёкла биты.
Но в дома постучалась война…
Ни к чему вспоминать те обиды.
.
Нам объявлен крестовый поход
На живых и родные погосты.
И поднялся во гневе народ
Под негромкое «Братья и сёстры!»
.
Нам иного спасения нет. –
Лишь сражаться с врагами жестоко.
Сердцу ближе стал Ветхий Завет
С вечной истиной «око за око».
.
Сделал храму прощальный он жест
И направился к военкомату,
По пути сняв большой с себя крест,
Чтоб потом не мешал автомату.
.

3 июня 2013 г.
.
***

.
До наступленья пять минут.
Устроим фрицам «серенаду». –
Вот-вот орудия начнут
Свою лихую канонаду.
.
Оглушат сразу хоть кого
Во гневе русские «Катюши».
У Бога даже самого
От залпов их заложит уши.
.
В аду в котлах не так тепло,
Как будет здесь сейчас, поверьте…
Всё, ваше время истекло.
За упокой молитесь,черти!
.

6 июня 2013 г.
.

***
.

8 мая 45-го
Пал старший лейтенант от пули.
Его из Шмайсера проклятого
Под Фогельзангом полоснули.
.
Солдат от боли долго корчился
И повторял: «Всё,песня спета…
Как, братцы,умирать не хочется.
Ведь вот она – уже Победа…»
.
Альбом семейный держит девушка.
Слезу старуха проглотила:
«А справа – это твой прадедушка.
Полдня бедняге не хватило…»
.

7 июня 2013 г.
.

Семейная история

.
Погиб в концлагере мой дед –
Итог почти трёхлетней драмы.
Смотрю на выцветший портрет:
Такие же глаза у мамы.
.
Я вижу в ней его черты.
Близки до боли эти лица…
Но некуда нести цветы
Родному праху поклониться.
.
Она, слезой смочив платок,
Положит мне на плечи руки:
«Какой большой ты стал, сынок!
Отец мой так мечтал о внуке…»
.

9 июня 2013 г.
.

***

.
«Вот вернусь я из Берлина,
Вставив Гитлеру пистон,-
На тебе женюсь, Марина.» -
Обещал невесте он.
.
Уж прошло четыре года
После тех победных дней,
Только всё не едет что-то
Он к зазнобушке своей.
.
Ждёт она назло рассудку
Ваню милого домой.
«Появись хоть на минутку!
Где ты, ясный сокол мой?..»
.
Мокрая от слёз подушка.
Внуки у подруг давно…
Так и умерла старушка,
Глядя на большак в окно.
.

10 июня 2013 г.
.

«Первый стих»

.
Он рвался на передовую,
Но получал опять в ответ:
«Пиши в газету фронтовую
Стихи – ведь ты у нас поэт!»
.
И он, в досаде стиснув зубы,
К штыку приравнивал перо.
А жаждал фрицев видеть трупы
И всё их подлое нутро.
.
Устал он воевать строкою.
Желанье крепло у него
Своею собственной рукою
Убить хотя бы одного.
.
И вот крещенье боевое
Он принял вскоре с ППШ,
Среди сугробов под Москвою
Свинцовой рифмою пиша.
.
Жал на курок остервенело
И уложил десятерых.
Потом сказал: «Другое дело!
Мой первый настоящий стих!»
.

10 июня 2013 г.
.

Памяти моего деда Фёдора Кириенко
.

Мой дед погиб под Гомелем в плену,
Упав на землю мёрзлую бессильно.
Оставил молодой вдовой жену
И сиротами доченьку и сына.
.
И не узнать,где прах его зарыт.
В слезах старушка рассказала внуку,
Как пытками он в лагере был сыт,
Хлебнув нечеловеческую муку.
.
История до жути коротка:
Попал в «котёл» он со стрелковой ротой…
Есть в Книги Памяти о нём всего строка –
«Солдат, рожденья год девятисотый.»
.

18 июня 2013 г., Брест
.

Брестская крепость

.
Брест, в 41-м мы году-аду.
И каждый видел гибель не однажды.
«Воды!» - мы шепчем день и ночь в бреду.
Мы изнываем от смертельной жажды.
.
Слюны бы поддержал нас в горле ком.
Уже мы от безумия в полшаге…
О стены трём засохшим языком
В надежде отыскать хоть признак влаги.
.
Мы лижем кровь, она на вкус сладка.
Вокруг объято дымом и огнём всё…
На камне чья-то вывела рука:
«Мы умираем, но мы не сдаёмся.»
.
И, стиснув зубы, через «не могу»
Здесь в этой братской крепости-могиле
Мы ни на грамм не поддались врагу,
Ни капельки ему не уступили!
.

18 июня 2013 г., Брест
.

Хатынь

.
Здесь никому не сделали поблажки. –
Согнали всех до одного в сарай.
И офицер кивком своей фуражки
Скомандовал бесстрашно: «Поджигай!»
.
А было нужно для огня так мало…
И пламя быстро кверху поползло.
Ребёночка к груди прижала мама…
В жестокости границ не знало зло.
.
На лицах от костра плясали блики,
Что не жалел ни старца,ни мальца.
Но душераздирающие крики
Не трогали карателей сердца.
.
Горело человеческое мясо.
С паденьем стен умолк последний стон…
Эсесовец довольный рассмеялся,
Оскалив зубы: «Ende. Das war schön!»
.
И угли ещё долго после стыли
И дотлевал чудовищный погост.
И ветер пепел разносил Хатыни –
Весть миру про славянский холокост.
.
Тот дым и ныне в памяти клубится…
Покуда существует белый свет,
Прощенья нету извергам-убийцам!
И жертвам их вовек забвенья нет!
.

20-21 июня 2013 г.

5
1
Средняя оценка: 2.76074
Проголосовало: 163
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star