Днесь вод освящается естество

«Значимость Иордана невоз­можно переоценить, ибо истори­ческая роль реки превышает все мыслимые рациональные вы­кладки», — писал знаменитый ар­хеолог Нельсон Глюк об этой мутноватой, невеселой, а кое-где и опасной речке, как бы ничего о себе самой не помнящей...

Но пришедшие к иорданскому берегу «вся страна Иудейская и Иерусалимляне» (Мк. 1, 5), чтобы услышать проповедь «дикого человека», — таково было прозвище Иоанна Предтечи Христо­ва, данное Пророку недоброжелателями из числа фарисеев и книжников, — пришедшие к нему помнили все.

Из книги Иисуса Навина следо­вало, что в воду Иордана были ввергнуты камни — в память чу­десного перехода израильтян по дну реки словно по суху; блажен­ный Иероним, живший на Святой Земле в IX ст., свидетельствует, что эти камни, поставленные на месте прохождения, были видны еще в его время. Именно там, возле Вифавары (Бет-Авара, то есть переправа) крестил народ последний Пророк Ветхого, уходящего,  Завета. И, указуя на беле­сые скользкие глыбы, он произнес грозно:

«И не думайте говорить о се­бе: отец у нас Авраам, ибо гово­рю вам, что Бог может из кам­ней сих воздвигнуть детей Авра­аму» (Мф. 3, 9).

.

Кстати, арамейском и древнееврей­ском языках слова «сыновья» и «камни» —  созвучны, а во множественном числе и рифмуются, так что слова Иоанна являли собою удо­боусвояемый афоризм. Впрочем, по иным толкования, Креститель под камнями разумел язычников, — хотя трудно понять, откуда в толпе, окружавшей пророка, взя­лось сколько-нибудь заметное число таких, кто бы не исповедо­вал закон Моисеев. Так или иначе, а паломники несли — и по сей день несут — от святой реки сточенные в овоид ка­менные обломки; и не все ли мы из них возведены в сыновей Авра­аму?

«Начало миру — вода, начало Евангелию — Иордан», — сказа­но у св. Кирилла Иерусалимско­го. Как во втором стихе книги Бытия, в день Крещения дух Бо­жий вновь парил над водою, - над мокрыми русыми («кои вились на оконечности»  - церковный историк Никифор Каллист) волосами Христа, и Сам Бог-Отец, Господь Воинств, — по выражению одного современного церковного автора, — не стер­пел и воскликнул: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем-же благоволих!»

.

...Немало лет  тому назад пишу­щий эти строки обнаружил на книжном развале  весь­ма любопытный противохристианский сборник, оза­главленный «Сей Завет: критиче­ские замечания на Новый Завет, извлеченные из древней и новой словесности Израилевой». Соста­витель книги утверждает, в частности, будто бы прилагаемое к Иоанну Крестите­лю пророчество Исаии: «Глас вопиющего в пустыне: приготовь­те путь Господу, прямыми сде­лайте стези Ему» (Ис. 40, 3) — трактуется-де христианством произ­вольно, поскольку пунктуация (в оригинале пунктуации, в нашем понимании, нет) этих стихов искажена в угоду экзегезе. По мнению критика, следует сместить двоеточие, по­ставив его у слова «вопиющего». Надобно сразу же сказать, что крупнейший специалист-новозаветник, профессор Давид Флюссер (заметим,  сам верующий иудей), к которому автор счел тогда же возможным обратиться по телефону за консультацией, недвусмысленно заявил, что пресловутое двоеточие в евангельском тексте  пребывает на своем месте.

.

В тексте же пророка Исаии, как он известен нам, стоит: «...прямыми сделайте в степи стези Богу нашему», — соот­ветствующее слово, переведенное как «степь» значит, опять-таки, «пустошь, пустыня», где, однако, можно обнаружить кое-какую растительность. Но автор-составитель сборника «Сей Завет» не одинок. В сравнительно недавнем переводе Священного Писания на арб­ский язык, сделанном в Ливане, двоеточие поставлено именно после «во­пиющего»: путь Господу предла­гается приготовить (скорее, — освободить) в пустыне.

Все это не стоило бы столь подробного разбора, если бы «проблема двоеточия» не содержала в себе частичного ответа на действительно существенный во­прос: чем — важнейшим! — раз­нятся между собою позиции Ио­анна Крестителя и ессейских сект, кумранитов, к которым, как иногда полагают, первоначально принадлежал Креститель.   О сходстве их учения и образа жизни с Иоанновыми су­ществует обширная литература. Кумраниты применяли к себе и пророчество Исаии, — но они-то как раз сами и удалялись от «нечистых» людей в пустыню, чтобы приготовить пути Господу, а  Иоанн Предтеча звал приготовить пути Господу в пустыне, среди людской пустоши. «Это пророчество евангелисты и сам Иоанн Креститель понимают в преоб­разовательном смысле... Пусты­нею же в этом духовном смысле будет самый народ израильский, а ее неровности, которые следу­ет устранить, как препятствие к пришествию Мессии, суть грехи человеческие; отсюда и сущность проповеди Иоанновой: покай­тесь» (Боголепов. Руководство к толковому чтению Четвероеван­гелия).

.

Кумраниты удалялись в пустыню, отвращаясь от «сынов погибели», которым не дано очи­ститься: оттого к обряду омове­ния «во оставление грехов» допу­скались только те, кто вступал в их содружество. Иоанн же, подго­тавливая пустыню людскую к яв­лению Христа, принимал всех: мытарей, воинов, посадских, — кто бы не пришел к нему.

Придя в 28 г. к селению Вифавара, что находилось в нескольких верстах от Мертвого моря. Гос­подь знал «что Он делает и для чего Он делает» (прот. А.В. Гор­ский). «Иисус Христос требует для Себя крещения, как символа покаяния в грехах человечества», — читаем мы в одной из празд­ничных проповедей. Но верно ли здесь, применимо ли – само понятие символа?

«Он приходит на иорданские воды с тем, чтобы омыть грехи мытарей и грешников, — гово­рит святой Иоанн Златоуст. — О новое чудо! О неизреченная бла­годать! Христос совершает под­виг, а я получаю почесть; Он во­юет с диаволом, а я оказываюсь победителем; Он крестится, а с меня снимается скверна...»

И Предтеча, исполненный про­роческого духа, знает, что вот сейчас, на его глазах, Агнец Бо­жий берет на Себя грехи мiра, и, по-человечески, пытается удер­жать Его, потому что Богоявле­ние — это Огонь Поядающий, — а не об огне ли он сам недавно го­ворил народу?

- «Аз требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мне?!» (Мф. 3, 14).

Через  три года - о том же спросит  Спасителя Апостол Петр:

- «Господи! Тебе ли умывать мне ноги?» (Ин. 13, 6-7).

И ответ схож: «Оставь теперь; ибо так надлежит нам испол­нять всякую правду. Это Иоанну.  А вот Петру: «Что Я делаю, те­перь ты не знаешь, а уразумеешь после» (Ин.13, б-7).

.

Иоанн соглашается сразу, уче­ник — сперва спорит, но и в том, и в дру­гом случае — евангельское служе­ние Христово длится до конца.

«Преподобный Паисий Вели­кий молился за своего ученика, который отрекся от Христа, и когда он молился, явился ему Гос­подь и говорит: Поисие, за кого ты молишься; ведь он же отрекся от Меня? — но преподобный продолжал жалеть своего ученика, и тогда Господь сказал ему:

Поисие, ты Мне уподобился любовью.

Так стяжевается мир, и кроме сего другого пути нет» (Привожу в изложении Св. Силуана Афонского. О мире).

Христос, по словам того же св. Силуана, был до того «печа­лен о народе», что пошел за них на крестную смерть.

И здесь, на Иордане – положено было начало крестного пути  -  ведущего к Голгофе и Воскресению.

.

К месту Крещения Господня и в наши дни добираться бывало трудно: в начале восьмидесятых годов XX  века тогдашний Патриарх Иерусалимский получил от иудейских властей дозволение посещать эту часть иорданского берега на праздник Богоявления, но участие в паломничестве требует  всякого рода проверок, предварительных уведомлений и проч., и проч.,— так что побывать там удавалось не всем и не всегда.

«...Мы решились погрузиться в струи иорданские, хотя быстро­та течения и пугала нас; однако сила воли взяла свое, и мы вошли в воду. Почти невозможно было стоять от сильного течения и скользкого грунта, так что мы должны были держаться друг за друга и таким образом могли войти в воду немного выше коле­на, но далее рискованно было углубляться» (А. Коптев. Воспо­минания о поездке в Константи­нополь, Каир и Иерусалим в 1887 году. СПб, 1888).

Безхитростный наш соотечест­венник, возможно, сам того не подозревая, «символически» являет в своем описании образ Крещения во Хрис­та, блаженная тяжесть которого казалась христианам первых веков до того труднопереносимой, что крести­лись они перед смертью, чтобы не «рисковать».

........................................................................................................................................................

«Глас Господень на водах вопиет, глаголя: приидите, приимите вси Духа премудрости, Духа разума, Духа страха Божия, явльшегося  Христа. Днесь вод освящается естество, и разделяется Иордан, и своих вод возвращает струи, Владыку зря крещаема».

5
1
Средняя оценка: 2.75309
Проголосовало: 81