"Жизнь состоит не только из побед..."

Жизнь состоит не только из побед
Жизнь состоит не только из побед,
Нет поколений,  не вкусивших бед.
Но, как бы ни были события ужасны,
Все относительно, и жертвы не напрасны.
Но вот беда: не радуется глаз,
Что жребий выбирает в жертву нас.
И только власть дает порой отсрочки,
Оттягивая миг последней точки.
А потому  вкусивший эту радость
За властью тянется, как муравей на сладость,
Используя коварство, ложь и лесть…
Пороков человеческих не счесть.
Законы бытия неумолимы.
Порядочность и власть — не совместимы.
Среди Дикого Поля
Разгулялись ветра от Карпат до утёсов Урала,
От Кавказа седого до дышащих стужей морей.
Ну, а жизнь тишины и покоя повсюду искала,
Да тепла для людей и травы для уставших коней.
Волны времени степь от Дуная до Волги ласкали.
Сколько их пронеслось над седою ковыльной землёй?
Скольких смыли они? Скольких по свету поразбросали
Беспристрастно-суровой, неспешной своей чередой?
Беззащитность полей и, пьянящие сердце, просторы
Приучали к упрямству,  с нуля начинать, торговать,
Брать чужое, хитрить и вести бесполезные споры
Да на божью заботу всегда и во всём  уповать.
И не зря в старину  Диким полем тот край называли,
Где не знали границ, ни вражда, ни любовь, ни разбой…
А в Европе в то время Сорбонну уже открывали
И Христос звал к единству своей бесконечной судьбой.
Мои предки давно в этом поле свое отскакали…
Ни князей нет, ни ханов на их родословных ветвях.
Что смогли, сберегли. Как смогли, донесли, передали
Радость жизни, бурлившую в их кочевых лагерях.
Ну, а мы и сегодня живём среди Дикого поля…
То Варшаву лизнём, то – Москву, то –  далекий Брюссель.
И поём «Щє не вмерла…», до визга за гетманство споря,
Раздуваем в сердцах то пожар, то лихую метель.
Говорят, за горами живут интересней и лучше
Что ж, поеду, проверю и сам, так сказать  погляжу…
Может почва не та, может – воздух там чище и гуще?
С нашим «полем» сравню и потомкам о том расскажу.
Может, сдружит судьба их с суровою жизнью-хозяйкой.
Перестанет она необъятностью далей грозить
И пугать вороных, понапрасну стегая нагайкой,
Да научит  когда-то без злобы и зависти жить.
От реки до реки разливается время устало,
Дарит нашим полям христианства малиновый звон.
То ли песню поёт, то ли плачет, как чаще бывало
Колокольным своим: – Дун… Дне… Дон! Дун… Дне… Дон! Дун… Дне…Дон!
***
Я звезд с небес не обещал, ведь не реально.
Цветы купить и подарить - увы, банально.
Но что-то надо в кулачок, на день рожденья.
И я дарю тебе привет из триземелья.
Кусок породы, а на нем ... рельеф листочка…
Он позовет тебя к себе - я знаю точно.
В леса, что заросли быльем километровым,
Желанием сравнить былое с новым.
И наши жизни рядом с ним – такая малость,
Я так хочу, чтоб ты была и ... улыбалась!
Ах, осень милая
Ах, осень милая, зачем ты так спешишь,
Былое, словно сено, ворошишь,
Пытаясь выветрить пьянящий запах лета,
Сама в наряды яркие одета,
Ты памятью других не дорожишь.
Что можно скошенным и собранным в стога?...
Вздыхать об отшумевшем навсегда,
Мечтать, чтоб рано не ударили  морозы,
Припоминать раскатистые грозы
И как прекрасна радуги дуга.
Зачем торопишься леса раскрасить в медь,
Дай вдоволь лета краски рассмотреть,
Росе порадоваться, переливам света,
Почувствовать, что песнь ещё не спета…
Ах, как ещё не хочется стареть!
Ветеранам
Их еще замечают.
Им пока еще рады.
И, букеты вручая,
Почитают награды.
Но тускнеют медали,
Опаленные боем.
Неприметными стали
Нынче звезды героев.
Их все реже солдаты
Напоказ выставляют,
Что ценилось когда-то –
Заблужденьем считают.
Не понять им никак
Злой судьбы превращенья,
Как сквозь ярость атак
Проросло всепрощенье?
Побежденный в войне
Стал почти побратимом.
Мир давно, а в избе
Вновь повеяло дымом.
Да и где он тот дом?
Где Отечество наше?
Почему, победив,
Жизнь не стала в нем краше?
И зачем, не понять,
На почетных трибунах
Серп и молот менять
На эмблему ОУНа?
Где та Родина-мать,
Что сынов созывала?
Где та красная рать,
Что всем рай обещала?
И приходят порой
К ним непрошено мысли,
За какой край родной
Столько отдано жизней?
Столько пролито слез?
И подумать-то страшно.
Неужели всерьез
Эти жертвы напрас..
Гегемон
Евгений Крюков-Донской
Представьте, вдруг объявят: – Нет войны!
Уйдут с экранов сводки боевые,
И люди (от восторга, что живые…)
Вести себя по-новому  должны…
Не надо умирать за богачей.
Не надо гнуть на олигархов спины.
Прервётся спрос на бомбы и руины…
Наступит мир. Но не понятно – чей?
Заводы чьи?.. Земля опять же чья?..
Разрушив жизнь войной до основанья,
Где людям средства брать на пропитанье?
Кого теперь записывать в друзья?..
Вновь у руля заказчики войны
И те, кто сохранили капиталы,
Угодные их власти, капитаны…
Те, из кого мы выбирать вольны.
Одни уйдут – другие подрастут…
И люди до сих пор не понимают –
Как только подлецов не истребляют,
Они, из нас же, всё равно растут.
И надо собираться на поклон?..
К тем, кто копить и делать может деньги!
Калек и обездоленных шеренги
Стоят вокруг тебя со всех сторон…
И слышен их многострадальный стон:
–  Да, в этой жизни деньги – гегемон!
Жизнь состоит не только из побед
.
Жизнь состоит не только из побед,
Нет поколений,  не вкусивших бед.
Но, как бы ни были события ужасны,
Все относительно, и жертвы не напрасны.
Но вот беда: не радуется глаз,
Что жребий выбирает в жертву нас.
И только власть дает порой отсрочки,
Оттягивая миг последней точки.
А потому  вкусивший эту радость
За властью тянется, как муравей на сладость,
Используя коварство, ложь и лесть…
Пороков человеческих не счесть.
.
Законы бытия неумолимы.
Порядочность и власть — не совместимы.
.
Среди Дикого Поля
.
Разгулялись ветра от Карпат до утёсов Урала,
От Кавказа седого до дышащих стужей морей.
Ну, а жизнь тишины и покоя повсюду искала,
Да тепла для людей и травы для уставших коней.
.
Волны времени степь от Дуная до Волги ласкали.
Сколько их пронеслось над седою ковыльной землёй?
Скольких смыли они? Скольких по свету поразбросали
Беспристрастно-суровой, неспешной своей чередой?
.
Беззащитность полей и, пьянящие сердце, просторы
Приучали к упрямству,  с нуля начинать, торговать,
Брать чужое, хитрить и вести бесполезные споры
Да на божью заботу всегда и во всём  уповать.
.
И не зря в старину  Диким полем тот край называли,
Где не знали границ ни вражда, ни любовь, ни разбой…
А в Европе в то время Сорбонну уже открывали
И Христос звал к единству своей бесконечной судьбой.
.
Мои предки давно в этом поле свое отскакали…
Ни князей нет, ни ханов на их родословных ветвях.
Что смогли, сберегли. Как смогли, донесли, передали
Радость жизни, бурлившую в их кочевых лагерях.
.
Ну, а мы и сегодня живём среди Дикого поля…
То Варшаву лизнём, то – Москву, то –  далекий Брюссель.
И поём «Щє не вмерла…», до визга за гетманство споря,
Раздуваем в сердцах то пожар, то лихую метель.
.
Говорят, за горами живут интересней и лучше
Что ж, поеду, проверю и сам, так сказать  погляжу…
Может почва не та, может – воздух там чище и гуще?
С нашим «полем» сравню и потомкам о том расскажу.
.
Может, сдружит судьба их с суровою жизнью-хозяйкой.
Перестанет она необъятностью далей грозить
И пугать вороных, понапрасну стегая нагайкой,
Да научит  когда-то без злобы и зависти жить.
.
От реки до реки разливается время устало,
Дарит нашим полям христианства малиновый звон.
То ли песню поёт, то ли плачет, как чаще бывало
Колокольным своим: – Дун… Дне… Дон! Дун… Дне… Дон! Дун… Дне…Дон!
.
***
.
Я звезд с небес не обещал, ведь не реально.
Цветы купить и подарить - увы, банально.
Но что-то надо в кулачок, на день рожденья.
И я дарю тебе привет из триземелья.
Кусок породы, а на нем ... рельеф листочка…
Он позовет тебя к себе - я знаю точно.
В леса, что заросли быльем километровым,
Желанием сравнить былое с новым.
И наши жизни рядом с ним – такая малость,
Я так хочу, чтоб ты была и ... улыбалась!
.
Ах, осень милая
.
Ах, осень милая, зачем ты так спешишь,
Былое, словно сено, ворошишь,
Пытаясь выветрить пьянящий запах лета,
Сама в наряды яркие одета,
Ты памятью других не дорожишь.
.
Что можно скошенным и собранным в стога?...
Вздыхать об отшумевшем навсегда,
Мечтать, чтоб рано не ударили  морозы,
Припоминать раскатистые грозы
И как прекрасна радуги дуга.
.
Зачем торопишься леса раскрасить в медь,
Дай вдоволь лета краски рассмотреть,
Росе порадоваться, переливам света,
Почувствовать, что песнь ещё не спета…
Ах, как ещё не хочется стареть!
.
Ветеранам
.
Их еще замечают.
Им пока еще рады.
И, букеты вручая,
Почитают награды.
.
Но тускнеют медали,
Опаленные боем.
Неприметными стали
Нынче звезды героев.
.
Их все реже солдаты
Напоказ выставляют,
Что ценилось когда-то –
Заблужденьем считают.
.
Не понять им никак
Злой судьбы превращенья,
Как сквозь ярость атак
Проросло всепрощенье?
.
Побежденный в войне
Стал почти побратимом.
Мир давно, а в избе
Вновь повеяло дымом.
.
Да и где он тот дом?
Где Отечество наше?
Почему, победив,
Жизнь не стала в нем краше?
.
И зачем, не понять,
На почетных трибунах
Серп и молот менять
На эмблему ОУНа?
.
Где та Родина-мать,
Что сынов созывала?
Где та красная рать,
Что всем рай обещала?
.
И приходят порой
К ним непрошено мысли,
За какой край родной
Столько отдано жизней?
.
Столько пролито слез?
И подумать-то страшно.
Неужели всерьез
Эти жертвы напрас..
.
Гегемон
.
Представьте, вдруг объявят: – Нет войны!
Уйдут с экранов сводки боевые,
И люди (от восторга, что живые…)
Вести себя по-новому  должны…
.
Не надо умирать за богачей.
Не надо гнуть на олигархов спины.
Прервётся спрос на бомбы и руины…
Наступит мир. Но не понятно – чей?
.
Заводы чьи?.. Земля опять же чья?..
Разрушив жизнь войной до основанья,
Где людям средства брать на пропитанье?
Кого теперь записывать в друзья?..
.
Вновь у руля заказчики войны
И те, кто сохранили капиталы,
Угодные их власти, капитаны…
Те, из кого мы выбирать вольны.
.
Одни уйдут – другие подрастут…
И люди до сих пор не понимают –
Как только подлецов не истребляют,
Они, из нас же, всё равно растут.
.
И надо собираться на поклон?..
К тем, кто копить и делать может деньги!
Калек и обездоленных шеренги
Стоят вокруг тебя со всех сторон…
.
И слышен их многострадальный стон:
–  Да, в этой жизни деньги – гегемон!
5
1
Средняя оценка: 2.73529
Проголосовало: 68