Речи пречистой родник

Речи пречистой  родник
***
.
Над Сербией смилуйся Ты, Боже!
Заедают Янки-псы из НАТО,
И в гробах железных – самолетах
Над живыми мертвые летают.
.
И бомбят дома, мосты и храмы.
Отравляя воздух, воду, ветер,
А вину за эту катастрофу
В наглую на жертву возлагают.
.
Поджигают города и села,
Всюду кровь и пепел, гибнут дети…
Косовская девушка-невеста
Женихов погибших вновь встречает.
.
И молчат славянские народы,
Думают, что их минует чаша…
Над Сербией смилуйся Ты, Боже!
Просвети, очисти души наши.
.
Болит  мне  Россия*
.
Ласковы моря объятья,
Берег слоистый из скал,
«Что ж вы нас бросили. Братья?»
Панко негромко сказал.
.
Были когда-то мы в силе,
Панко, мой названный брат!
Нас под гипнозом лишили
Прежних заслуг и наград,
.
Части, достоинства, славы…
Новый порядок, виват!
Если богатый – то правый,
Бедный – всегда виноват.
.
Если нет золота – плата
Кровь наших юных сынов.
Русь, ты и впрямь виновата
Сменой не вех, но основ.
.
Впрочем, к чему эти споры?
Светлый мерещится блик:
Духа славянства опора –
Речи пречистый родник.
*- название рассказа сербского писателя Драгомира Попновакова
***
.
Когда Америка померкла –
До отключения, до взрыва.
Когда Америка померкла,
Как ноты дальнего мотива.
.
Нас эта музыка манила,
Она в душе звучала годы,
И эта музыка манила
Туда, где жили антиподы…
.
От школьной юности, с начала.
То всё отчётливей, то глуше,
Но эта музыка смущала
Легко внушаемые души:
.
Все тот же миф о райском саде…
Вдруг оказалось, что возможно
Проникнуть через щель в ограде,
Где Петр с ключами у таможни.
.
Теперь Америка – Мессия:
Четвертый1 Рим по счету вроде;
Теперь она, а не Россия
О мировом скорбит народе…
.
А нам – увы! – с кривой улыбкой
Вникать в пустые эти речи,
Все упованья, все ошибки
Взвалив на собственные плечи.
.
Когда Америка померкла…
.
Время  обретений
.
Москва! Как много в этом звуке
Надежды, шаткости и муки,
Как удержаться на плаву?
За край воронки уцепиться,
Здесь всех племен мелькают лица,
Здесь среди прочих я живу.
.
Народ окреп, от смеха плача,
Спешит схватить за хвост удачу,
Природную отринув лень,
Но пролетает птица мимо…
Всё это было бы терпимо,
Но страшная густеет тень.
.
Здесь мимо шастают шахидки,
Плеснет огнём из-под накидки –
И свет для смертного погас.
Что делать – жизнь вполне опасна,
Но не напрасно, не напрасно
В сей грешный мир призвали нас.
.
Итог любой судьбы печален,
Неотменяем, изначален,
И не дано нам ведать срок.
Одно – живи нелицемерно,
Стезю свою наметил верно:
Терпи – но выполни урок.
.
***
.
Те страсти, что горят в крови,
Пустой потом отхлынут пеной…
Но даже капелька любви
Смолой густеет драгоценной.
.
***
.
Но оставляй открытой дверь
И заплати по счету пени,
Чтоб после времени потерь
Вернулось время обретений.
***
.
Над Сербией смилуйся Ты, Боже!
Заедают Янки-псы из НАТО,
И в гробах железных – самолетах
Над живыми мертвые летают.
.
И бомбят дома, мосты и храмы.
Отравляя воздух, воду, ветер,
А вину за эту катастрофу
В наглую на жертву возлагают.
.
Поджигают города и села,
Всюду кровь и пепел, гибнут дети…
Косовская девушка-невеста
Женихов погибших вновь встречает.
.
И молчат славянские народы,
Думают, что их минует чаша…
Над Сербией смилуйся Ты, Боже!
Просвети, очисти души наши.
.
Болит  мне  Россия*
.
Ласковы моря объятья,
Берег слоистый из скал,
«Что ж вы нас бросили. Братья?»
Панко негромко сказал.
.
Были когда-то мы в силе,
Панко, мой названный брат!
Нас под гипнозом лишили
Прежних заслуг и наград,
.
Части, достоинства, славы…
Новый порядок, виват!
Если богатый – то правый,
Бедный – всегда виноват.
.
Если нет золота – плата
Кровь наших юных сынов.
Русь, ты и впрямь виновата
Сменой не вех, но основ.
.
Впрочем, к чему эти споры?
Светлый мерещится блик:
Духа славянства опора –
Речи пречистый родник.
.
* - название рассказа сербского писателя Драгомира Попновакова
.
***
.
Когда Америка померкла –
До отключения, до взрыва.
Когда Америка померкла,
Как ноты дальнего мотива.
.
Нас эта музыка манила,
Она в душе звучала годы,
И эта музыка манила
Туда, где жили антиподы…
.
От школьной юности, с начала.
То всё отчётливей, то глуше,
Но эта музыка смущала
Легко внушаемые души:
.
Все тот же миф о райском саде…
Вдруг оказалось, что возможно
Проникнуть через щель в ограде,
Где Петр с ключами у таможни.
.
Теперь Америка – Мессия:
Четвертый1 Рим по счету вроде;
Теперь она, а не Россия
О мировом скорбит народе…
.
А нам – увы! – с кривой улыбкой
Вникать в пустые эти речи,
Все упованья, все ошибки
Взвалив на собственные плечи.
.
Когда Америка померкла…
.
Время  обретений
.
Москва! Как много в этом звуке
Надежды, шаткости и муки,
Как удержаться на плаву?
За край воронки уцепиться,
Здесь всех племен мелькают лица,
Здесь среди прочих я живу.
.
Народ окреп, от смеха плача,
Спешит схватить за хвост удачу,
Природную отринув лень,
Но пролетает птица мимо…
Всё это было бы терпимо,
Но страшная густеет тень.
.
Здесь мимо шастают шахидки,
Плеснет огнём из-под накидки –
И свет для смертного погас.
Что делать – жизнь вполне опасна,
Но не напрасно, не напрасно
В сей грешный мир призвали нас.
.
Итог любой судьбы печален,
Неотменяем, изначален,
И не дано нам ведать срок.
Одно – живи нелицемерно,
Стезю свою наметил верно:
Терпи – но выполни урок.
.
***
.
Те страсти, что горят в крови,
Пустой потом отхлынут пеной…
Но даже капелька любви
Смолой густеет драгоценной.
.
***
.
Но оставляй открытой дверь
И заплати по счету пени,
Чтоб после времени потерь
Вернулось время обретений.
5
1
Средняя оценка: 2.85366
Проголосовало: 82