Забытая экспедиция

Забытая экспедиция
По волнам памяти
.
В августе 1979 года я, собкор радиостанции «Тихий океан» по Магаданской области, был командирован в промысловую экспедицию объединения «Магаданрыбпром» на ивасевую
путину в Японском море.
.
Вместе со мной в дальний рейс отправлялась съемочная группа Магаданского телевидения во главе с режиссером Гришей Френкелем. Нам предстояло снять документальный телефильм под условным названием «Путина». Я был назначен автором сценария.
.
Сорванная командировка
.
В ожидании выхода в море мы погрузили на плавбазу «Комсомолец Магадана» необходимую аппаратуру, в том числе неподъемный «чемодан №1», личные вещи и коротали время в пивбаре неподалеку от проходной рыбного порта. Все, казалось, было учтено и продумано до мелочей.
.
Как вдруг в пивную заглянул секретарь парткома объединения Толя Старков:
.
— Саша, бегом к телефону. На связи Владивосток.
Звонил главный редактор радиостанции Вадим Тураев:
.
— В экспедицию отправишься отсюда. Давай-ка быстро в телерадиокомитет, там получишь командировочные и билет на самолет. Лапин проводит здесь какое-то совещание, в котором должны участвовать и сотрудники «Тихого океана»...
.
Сергей Георгиевич Лапин, главный черносотенец Страны Советов, могильщик «Кинопанорамы» Каплера, Клуба веселых и находчивых, кабачка «12 стульев», гонитель Пугачевой, Высоцкого, Ободзинского, Кристалинской и др. Именно он возглавлял в те годы Гостелерадио СССР. На какой предмет собрал он во Владивостоке руководителей телерадиокомитетов Забайкалья и Дальнего Востока — я так и не узнал, поскольку ни на одном из заседаний этого «форума» не присутствовал.
.
Мы с Тураевым были заняты решением куда более важной задачи — как попасть мне в район промысла? Ведь проходил он в Японской экономической зоне, всего в 15 милях от острова Хоккайдо. Япония разрешила нам добывать ивасей в своих водах, а Россия, в свою очередь, позволила японской флотилии ловить кальмаров в Охотском море. Такой вот ченч.
.
Учитывая это обстоятельство, я еще в Магадане договорился со своим другом — капитаном среднего рыболовного траулера-морозильщика (СРТМ) «Сковородино» Альфредом Антошкиным, что он подхватит меня по пути в экспедицию, если я выйду с ним на связь с судна, идущего в том же направлении.
.
Средний рыболовный траулер-морозильщик
«Завербованный» круиз
.
В конечном итоге меня согласился взять на борт капитан круизного лайнера «Ольга Садовская». Зафрахтованный Дальрыбой, он должен был доставить на остров Шикотан группу девчат, завербованных на сезонные работы на рыбозавод.
.
На время перехода старпом выделил мне каюту стюарда — отсек плошадью 2 на 3 метра без иллюминатора на самой нижней пассажирской палубе, большую часть которого занимал пульт вызова этого самого стюарда из пасажирских кают, плюс койка, тумбочка и умывальник. Впрочем, большего мне и не требовалось.
.
По пути на Шикотан мы зашли на Сахалин, в порт Корсаков — принять на борт еще одну группу верботы. Пока суть да дело, сошли со старпомом на берег и купили у корейца на местном рынке ведро неведомых мне доселе грибов. Старпом сказал, что, жареные в сметане, эти грибы — объедение, и оказался прав.
.
Ночью в каютах третьего класса, где разместились будущие рыбообработчицы, дым стоял коромыслом. Что праздновали, что отпевали эти девчата? Каждой из них было не более 25 лет, и у каждой уже за плечами была сломанная судьба. Понятное дело — на край земли, крошечный, едва обозначенный на картах остров Малой Курильской гряды гнала их отнюдь не романтика.
.
Среди ночи меня разбудил громкий, нетерпеливый стук в дверь. Я открыл. На пороге стояла симпатичная и в доску пьяная девица.
.
— Стюард, дай мыла! — потребовала она заплетающимся языком.
.
«Откуда она взяла, что я стюард?» — подумал я спросонья. — «Ах да, ведь на двери каюты так и написано: styuard.
.
Порывшись в чемодане, я нашел запасной кусок туалетного мыла и вручил его ночной гостье.
.
— А что ты тут делаешь один? — поинтересовалась барышня. — Скучно небось. Пошли к нам — у нас весело!
.
Я и пошел, подхватив ее под руку. Судя по всему, ветер крепчал, палуба уходила из-под ног захмелевшей девушки.
.
В тесной каюте, расчитанной максимум на четверых, пировали восемь представительниц прекрасного пола. Вчера еще обитавшие в разных уголках великой страны, они даже не подозревали о существовании друг друга, а теперь вот, как родные сестры, делили хлеб и вино, пытаясь забыть прошлое, надеясь на лучшее будущее. Перед лицом неизвестности люди становятся сплоченнее, больше доверяют тем, кто волею судьбы оказался рядом.
.
— Ну и молодец наша Альбинка, смотрите, девки, какого мужика нам приволокла! — захлопала в ладоши пышногрудая блондинка с тяжелой косой. — Чур он будет мой!
.
— Это почему твой? — обиженно возразила ей раскосая подружка. — А если он меня захочет?
.
В каюте поднялся невообразимый гам. Полушутя-полусерьезно барышни принялись оспаривать свои права на приблудившегося мужика. Я понял, что, приняв предложение непрошенной гостьи, поступил опрометчиво — так просто, за здорово живешь мне из этого цветника не выбраться.
.
В эту самую минуту заработала судовая трансляция:
.
— Корреспонденту радиостанции «Тихий океан» срочно прибыть в радиорубку! На связи СРТМ «Сковородино».
.
— Извините, барышни, должен вас покинуть — родина зовет.
.
В каюте воцарилась тишина.
.
— Кого ты привела, Альбинка? Это же никакой не стюард! — услышал я, закрывая за собою дверь.
.
Взяв у вахтеного штурмана наши координаты и курс, я зашел в радиорубку. «Сковородино» вызвал меня на волне 2400 по радиотелефону. Слышимость была отвратительная.
.
— Привет, — сказал Антоха (так друзья называли прославленного рыбацкого капитана). Ты где? Давай координаты.
.
Я сообщил ему координаты «Ольги Садовской».
.
— Далековато, мне до вас топать часов двенадцать. Курс?
.
Я продиктовал ему направления нашего хода.
.
— Все ясно. Выходи на связь часов через восемь, что-нибудь придумаем. Кстати, вы получили штормовое предупреждение?
.
Штормовое предупреждение «Ольга Садовская», как и все суда, находившиеся в тот момент в данном районе, получила. Сюда с Филиппин и Маршалловых островов стремительно надвигался тайфун Виржилия, который на своем пути уже натворил немало бед. Но какое-то время у нас в запасе еще было, пока что шторм не превышал пяти баллов.
.
После завтрака я намертво засел в радиорубке и, как попугай, повторял в трубку радиотелефона одно и то же:
.
— «Сковородино», «Сковородино», ответьте «Ольге Садовской». «Сковородка» отвечала мне гробовым молчанием.
.
После обеда связь восстановилась. Еще раз уточнив наши координаты и курс, Антошкин пообещал прийти за мной на боте часам к девяти вечера. О чем я и сообщил капитану «Ольги Садовской».
.
Два капитана
.
Пожилой, всю жизнь проработавший на пассажирских судах, этот человек (к сожалению, за прошедшие четверть века его фамилия выветрилась из памяти) относился к рыбакам         более чем скептически. На ходовом мостике теплохода во всю его длину был развернут плакат: «Штурман, берегись рыбака!» И надо признать, что это предостережение имело под собой достаточно веские основания.
.
В водах, открытых для промыслового лова, штурман пассажирского или торгового судна, действительно, должен быть постоянно начеку. Тянущий за собой набитый уловом трал, а это 72 тонны, крошечный сейнер посто не в состоянии сманеврировать, уступить дорогу встречному-поперечному судну. То же самое можно сказать о траулере, раскинувшем свой кошельковый невод на шесть километров по периметру и «загрузивший» его 100-150 тоннами улова.
.
Опасность столкновения в этих условиях возрастает многократно. Недаром один из пунктов, или параграфов, МППСС — Международных правил предупреждения столкновения судов в море гласит: «Если имеется сомнение в отношении того, существует ли такая ситуация (опасность столкновения), то следует считать, что она существует, и действовать соответственно».
.
— А кто же придет за вами? — поинтересовался капитан теплохода.
.
— Альфред Антошкин! — гордо отрапортовал я.
.
Следует заметить, что море — это, в сущности, большая деревня, здесь все друг друга знают — или лично, или понаслышке. А фамилия моего друга в 70-е годы гремела по всему Тихоокеанскому бассейну. Это для близких друзей он был Антохой. Для всех остальных — знаменитым капитаном-промысловиком, Героем Социалистического Труда Альфредом Васильевичем Антошкиным, который уже к тому времени добился многих рекордов промыслового лова и воспитал целую плеяду славных рыбаков-судоводителей. Один из них — Володя Сысенко, в скором будущем капитан сейнера, а тогда — третий штурман на «Сковородино».
.
Имя Антошкина произвело на пассажирского капитана впечатление. Впрочем, прявилось это лишь в его кривой улыбке и вздернутых на мгновение бровях.
.
— Значит, Антошкин, — пробормотал он себе под нос. — Ну-ну...
.
Антоха, как и обещал, прикатил к нам на боте около 21 часа. Японское море уже погрузилось во мрак. Яркие бортовые огни бота напоминали летящие над поверхностью неспокойной воды звезды.
.
Вопреки моему ожиданию вместо парадного бортового трапа капитан теплохода приказал спустить с полубака веревочный штормтрап. При этом вновь пробурчал себе под нос:
.
— Антошкин? Ну-ну... Посмотрим, какие моряки на рыбкином флоте...
.
Мой друг в парадном мундире стремительно, как кот, взлетел на палубу «Ольги Садовской» по штормтрапу и почти по-военнному представился ее капитану. Старшина бота, Василий Иванович, поймал брошенный ему конец и привязался к приспущенному
кранцу. Следом за хозяином мы проследовали в надстройку, где располагались каюты класса люкс.
.
— Здесь, Альфред Васильевич, вы сможете переночевать. А теперь прошу в кают-компанию на товарищеский ужин. Я задержался и, перегнувшись через фальш-борт, крикнул старшине бота:
.
— Василий Иванович, возвращайтесь домой. Капитан заночует здесь, утром за нами придете!
.
И я увидел, как бот, отчалив от борта теплохода, умчался во тьму, оставляя за кормой белый пенный след...
.
Ну, а затем — товарищеский ужин в кают-компании. Стол был накрыт превосходно, особой похвалы удостоились тушеные в сметане грибы — те самые, которые мы со старпомом купили на корейском базаре в Корсакове.
.
После двух-трех рюмок Антоха прошептал мне на ухо:
.
— Пошли домой, ребята заждались.
.
— Куда пошли, как? Ведь я отпустил бот!
.
— Да? Ты в этом уверен?
.
Мы вышли на палубу. Бот, как собачка на привязи, терпеливо ждал нас у носового кранца.
.
Простились тепло, по-дружески. Правда, особого желания продолжить эту дружбу в обозримом будущем в глазах капитана теплохода я не заметил.
.
Спускаться в бот пришлось по тому же штормтрапу — он так и болтался за бортом в носовой части палубы. Задача не простая, если учесть пятибалльный шторм, выпитое за ужином и то, что нос круизного теплохода вздернут на высоту трехэтажного дома. Рыбацкий капитан смайнался по трапу, как по эскалатору, да и мне пригодились навыки, приобретенные двадцать лет назад, во время матросской службы на крейсере «Дзержинский»...
.
C корабля на бал
.
Тайфун, надвигавшийся в наш район из Южно-Китайского моря, заставил находившиеся в нем суда искать надежные укрытия в тихих бухтах. СРТМ «Сковородино» спрятался от урагана в бухте Отрадной на острове Шикотан.
.
Остров Шикотан, бухта Отрадная
Если вы помните, именно на этот остров теплоход «Ольга Садовская» транспортировал группу завербованных на сезонные работы девушек. Им предстояло закатывать в консервные банки сайру. «Сайровый» рыбозавод располагался на берегу другой бухты Шикотана — Крабовой. Как выяснилось, к нашему приходу девчат сюда уже завезли предостаточно.
.
— Прямо не знаю, что с ними делать! — жаловался мне позже директор рыбозавода. — Сайра в это лето не идет, хоть тресни, работы нет, жрать девкам нечего, того и гляди взбунтуются...
.
Что и говорить, ситуация складывалась критическая. Вербовщики обещали девушкам златые горы, вместо этого — 40 рублей в месяц, гарантированных при остановке производства, в островной лавке только водка, хлеб да кабачковая икра, неустроенный быт, горькое разочарование.
.
Так что в бухту Отрадная я прибыл что называется с корабля на бал. Костры на берегу, веселая музыка из динамика радиорубки, запах шашлыков, девичий смех... Экипаж СРТМ «Сковородино» радушно принимал гостей. Узнав о том, что на остров завернул траулер из Магадана, изголодавгшиеся девчата слетелись сюда, как пчелы на мед. Надежды их на этот раз оправдались: и накормили их, и напоили, и — чего греха таить! — спать уложили. Дело молодое.
.
Все это мне было понятно. Непонятно было только присутствие на этом празднике в дупель пьяного майора погранвойск. Перегнувшись через леера фальшборта, он, извините, осквернял блевотиной чистые воды тишайшей бухты.
.
— Что это за фрукт? — спросил я Антошкина.
.
— Заместитель коменданта местного погранотряда по разведке.
.
— А как он сюда попал и что здесь делает?
.
— Еще позавчера прикатил на мотоцикле — вон, видишь, в кустах замаскирован. Пьет и жрет на халяву, к девкам цепляется. Вчера вот так же блевал и уронил в воду из нагрудного кармана удостоверение офицера погранвойск КГБ СССР. Только он еще об этом не знает. Боцман выловил корочки, высушил и припрятал. Мало ли что, авось пригодятся...
.
На погранзаставе острова Шикотан
А любовь Катюша сбережет?
.
Боцман как в воду смотрел. Рано утром меня разбудил истошный женский вопль. Выскочив из каюты на палубу, я увидел, как боцман, держа за грудки долговязого парня, наносит ему вполне профессиональные боксерские удары в челюсть, а два моряка гонятся за другим незнакомцем по направлению к опушке леса.
.
Выяснилось, что боцман со своей подружкой расположились отдохнуть на копнушке и в итоге порядком ее развалили. Хозяин копнушки, пришедший сюда с приятелем, при виде такого безобразия обозлился и решил наказать обидчиков с помощью бамбукового прута. Удар пришелся по груди спавшей девушки. Жестокий удар — до сих пор помню страшный кровоподтек, который обрабатывал судовой врач. Завязалась драка, одному из местных удалось скрыться с места событий, второй — тот, который бил, получил по заслугам, но тоже в итоге вырвался из рук боцмана и сбежал. Моряки привели копнушку в порядок. Казалось бы, инцидент был исчерпан. Ан нет.
.
Минут через сорок послышался рокот мотоцикла и на берегу бухты появился еще не вполне протрезвевший, но уже вполне адекватный майор погранвойск. Впоследствии выяснилось, что один из нападавших был осведомителем зама по разведке, который сообщил ему о происшедшем по спрятанному в кустах полевому телефону.
.
Майор держался сугубо официально, будто вовсе не он двое суток напролет пользовался гостеприимством экипажа рыболовного траулера. Претензии формально были обоснованы: во-первых, «Сковродино» не оформилил в комендатуре приход; во-вторых, на свежевыкрашенном боте не успели нарисовать его номер. Ну и в-третьих — избиение секретного, пусть и внештатного, сотрудника шикотанской разведслужбы.
.
Все это, конечно, была чушь собачья, но формально майор имел все основания вытащить капитана проштрафившегося судна на разборку к коменданту погранотряда. Что он и сделал. Судилище было назначено на 9 утра следующего дня.
.
Развязка
.
На рассвете боцман поставил сетку в зарослях водорослей и отловил с полусотни королевских креветок, которых судовой повар тут же сварил в забортной воде. В мой необъятный портфель загрузили десять бутылок водки, несколько банок растворимого кофе и красной икры производства Магаданского рыбозавода.
.
Антошкин, начальник экспедиции Коля Коваленко, третий штурман Володя Сысенко и я погрузились в бот, Василий Николаевич вывел его из бухты в океан.
.
Комендатура погранотряда располагалась в бараке на вершине невысокой сопки, к ней вела длиннющая деревянная лестница. Помню, я даже сосчитал количество ступеней, но — увы — со временем это выветрилось из памяти. Помню только, что их было значительно больше сотни.
.
В просторном, прохладном кабинете нас уже поджидали сам комендант погранотряда и три его зама. Как ни странно, комендант был в звании капитана, а все его замы — майоры. Невооруженным глазом было видно, что бравые майоры, в отличие от их начальника, страдают жестоким похмельем. Вахтеный матрос едва успевал приносить в кабинет запотевший графин с ледяной водой — майоры тут же его опустошали.
.
— Ну, майор, доложите, по какому случаю все мы тут собрались, — распорядился комендант. Невысокий, чисто выбритый, подтянутый, с живыми насмешливыми глазами, он, судя по всему, не воспринимал это сборище всерьез. Просто ему было любопытно узнать, чем в итоге кончится этот спектакль.
.
Зам по разведке сбивчиво доложил суть конфликта.
.
— То есть экипаж СРТМ «Сковородино» нарушил такие и такие параграфы Инструкции. К тому же был избит мой осведомитель.
.
— А почему вы не расскажите, за что он получил по морде? — поинтересовался Антошкин. — Бить женщину прутом — это что, тоже предусмотрено вашей инструкцией?
.
В таком вот вялом духе в течение четверти часа продолжалась бессмысленная перепалка. Наконец все это коменданту надоело.
.
— Вот что, майор. Вы заварили эту кашу, вы ее и расхлебывйте, — не повышая голоса, подытожил комендант. — А вам, товарищи рыбаки, хорошего улова и счастливого плавания.
.
И исчез, оставив своих подчиненных в состоянии некоторого остолбенения.
.
Зам по разведке попытался было продолжить дискуссию, но  коллеги его не поддержали. Антоха незаметно дернул меня за рукав — дескать, твой выход.
.
— Вот что, ребята, — встрял я в разговор. — Не хватит ли бестолку ломать копья? Со мной целый портфель водки. Может быть, завершим это недоразумение мирным путем?
.
— Только не здесь! — воскликнул шикотанский Штирлиц. — Пошли ко мне...
.
Партизанский рейд рыбацкого капитана
.
В скромном кабинетике собравшимся было тесно. Под жадные, нетерпеливые взгляды измученных простой водой офицеров я выгрузил на стол содержимое портфеля и откупорил бутылку. Наша «делегация» приняла всего по сто грамм и откланялась, сославшись на неотложные дела. Перед этим, выполняя поручение Антохи, я незаметно вызвал в коридор зама по разведке и вручил ему утерянное удостоверение.
.
— Представляешь, майор, что было бы с тобой, если бы я с соответствующими комментариями отослал эти корочки в редакцию «Советского пограничника»? — произнес я угрожающим шепетом. — Ладно, живи. Распорядись, чтобы нам немедленно оформили приход и отход. Володя, иди сюда! — позвал я третьего штурмана Сысенко, томившегося в ожидании в коридоре комендатуры. Именно в его обязанности входило оформление подобных формальностей. — Иди за майором, он поможет тебе все обстряпать без проволочек...
Скажете — блеф, шантаж? А что оставалось делать? Мы не знали, какие еще козни и каверзы припас для нас шикотанский Штирлиц. А завтра мы должны были выйти в район лова. Тайфун миновал наш район и, постепенно ослабевая, двинулся дальше на север, к Алеутским островам. Последствия его бесчинств — 9 кораблекрушений, что привело к гибели 44 человек, раскололось пополам китайское грузовое судно, правда, весь его экипаж — 46 человек — был спасен.
.
Итак, завтра в море. Но перед этим нам предстояло решить одну не терпящую отлагательства проблему. Дело в том, что флагмана нашей промысловой флотилии — плавбазу «Комсомолец Магадана» выпихнули в рейс с большим недокомплектом рыбообработчиков. А «урожай» ивасей, в отличие от сайры, выдался небывалый, рабочих рук катастрофически не хватало. А здесь, на рыбозаводе, маялись в бездельи, проклинали судьбу десятки здоровых, крепких девчат. Чем не пополнение экипажу плавбазы?
.
С этим мы — Антошкин, начальник экспедиции Коля Коваленко и, в качестве подкрепления, я, корреспондент известной радиостанции, пришли к директору рыбозавода. Он был бы рад избавиться от балласта, но как это сделать в условиях пограничного режима?
.
— Это наша проблема, — успокоил директора Альфред Васильевич. — А вы просто не в курсе дела...
.
Короче, на рассвете следующего дня СРТМ «Сковородино» двинулся в район лова с двадцатью нелегальными пассажирками на борту. На плавбазе девчат встретили с распростертыми объятиями. Уже на следующий день все пополнение приняли в комсомол и прописали по флоту. Работа закипела!
.
Не знаю, были ли эти действия руководства экспедиции в целом и капитана СРТМ «Сковородино», в частности, согласованы с Дальрыбой? Скорее всего нет, поскольку на эти согласования в бюрократической системе ушла бы уйма времени, а путина ждать не могла. Думаю, что Антоха действовал методом партизанского налета, а согласованы эти действия были задним числом. Но ведь в итоге эта партизанщина себя оправдала!
.
Забегая наперед, скажу, что большинство из этих девушек так и осталось в «Магаданрыбпроме». Многие из них постоянно прописались в столице Колымского края, вышли замуж, родили детей...
.
Ну а я, прибыв наконец на плавбазу, воцарился в своем плавучем корпункте и приступил исполнению обязанностей спецкора. Параллельно мы с Гришей Френкелем начали съемки документального телефильма. С этими съемками тоже связаны некоторые драматические события. Но об этом — как-нибудь в следующий раз.
.
С прискорбием должен сообщить, что многих из действующих лиц этой давней истории уже нет в живых. В июне 2010 года на 62-м году жизни скоропостижно скончался мой незабвенный друг, спутник многих странствий по Колыме и Чукотке, по морям и океанам, академик Международной академии телевидения и радио Григорий Френкель. В 2012 году, в возрасте 77 лет ушел из жизни знаменитый капитан Альфред Васильевич Антошкин. Когда я работал над этими воспоминаниями, печальная весть пришла из Магадана: на 71-м году жизни умер бывший секретарь парткома объединения «Магаданрыбпром», специальный корреспондент газеты «Вечерний Магадан» Анатолий Старков. Вечная вам память, дорогие друзья!
.
И все-таки...
.
Стаканов стеклянные грани
Пусть высекут искры не раз
За то, что по-прежнему ранит,
Печалит и радует нас.
Чтоб вовремя травы косили,
Чтоб крепла в любви и труде
Душа необъятной России
На Малой Курильской гряде!
По волнам памяти
.
В августе 1979 года я, собкор радиостанции «Тихий океан» по Магаданской области, был командирован в промысловую экспедицию объединения «Магаданрыбпром» на ивасевую путину в Японском море.
.
Вместе со мной в дальний рейс отправлялась съемочная группа Магаданского телевидения во главе с режиссером Гришей Френкелем. Нам предстояло снять документальный телефильм под условным названием «Путина». Я был назначен автором сценария.
.
Сорванная командировка
.
В ожидании выхода в море мы погрузили на плавбазу «Комсомолец Магадана» необходимую аппаратуру, в том числе неподъемный «чемодан №1», личные вещи и коротали время в пивбаре неподалеку от проходной рыбного порта. Все, казалось, было учтено и продумано до мелочей.
.
Как вдруг в пивную заглянул секретарь парткома объединения Толя Старков:
.
— Саша, бегом к телефону. На связи Владивосток.
Звонил главный редактор радиостанции Вадим Тураев:
.
— В экспедицию отправишься отсюда. Давай-ка быстро в телерадиокомитет, там получишь командировочные и билет на самолет. Лапин проводит здесь какое-то совещание, в котором должны участвовать и сотрудники «Тихого океана»...
.
Сергей Георгиевич Лапин, главный черносотенец Страны Советов, могильщик «Кинопанорамы» Каплера, Клуба веселых и находчивых, кабачка «12 стульев», гонитель Пугачевой, Высоцкого, Ободзинского, Кристалинской и др. Именно он возглавлял в те годы Гостелерадио СССР. На какой предмет собрал он во Владивостоке руководителей телерадиокомитетов Забайкалья и Дальнего Востока — я так и не узнал, поскольку ни на одном из заседаний этого «форума» не присутствовал.
.
Мы с Тураевым были заняты решением куда более важной задачи — как попасть мне в район промысла? Ведь проходил он в Японской экономической зоне, всего в 15 милях от острова Хоккайдо. Япония разрешила нам добывать ивасей в своих водах, а Россия, в свою очередь, позволила японской флотилии ловить кальмаров в Охотском море. Такой вот ченч.
.
Учитывая это обстоятельство, я еще в Магадане договорился со своим другом — капитаном среднего рыболовного траулера-морозильщика (СРТМ) «Сковородино» Альфредом Антошкиным, что он подхватит меня по пути в экспедицию, если я выйду с ним на связь с судна, идущего в том же направлении.
«Завербованный» круиз
.
В конечном итоге меня согласился взять на борт капитан круизного лайнера «Ольга Садовская». Зафрахтованный Дальрыбой, он должен был доставить на остров Шикотан группу девчат, завербованных на сезонные работы на рыбозавод.
.
На время перехода старпом выделил мне каюту стюарда — отсек плошадью 2 на 3 метра без иллюминатора на самой нижней пассажирской палубе, большую часть которого занимал пульт вызова этого самого стюарда из пасажирских кают, плюс койка, тумбочка и умывальник. Впрочем, большего мне и не требовалось.
.
По пути на Шикотан мы зашли на Сахалин, в порт Корсаков — принять на борт еще одну группу верботы. Пока суть да дело, сошли со старпомом на берег и купили у корейца на местном рынке ведро неведомых мне доселе грибов. Старпом сказал, что, жареные в сметане, эти грибы — объедение, и оказался прав.
.
Ночью в каютах третьего класса, где разместились будущие рыбообработчицы, дым стоял коромыслом. Что праздновали, что отпевали эти девчата? Каждой из них было не более 25 лет, и у каждой уже за плечами была сломанная судьба. Понятное дело — на край земли, крошечный, едва обозначенный на картах остров Малой Курильской гряды гнала их отнюдь не романтика.
.
Среди ночи меня разбудил громкий, нетерпеливый стук в дверь. Я открыл. На пороге стояла симпатичная и в доску пьяная девица.
.
— Стюард, дай мыла! — потребовала она заплетающимся языком.
.
«Откуда она взяла, что я стюард?» — подумал я спросонья. — «Ах да, ведь на двери каюты так и написано: styuard.
.
Порывшись в чемодане, я нашел запасной кусок туалетного мыла и вручил его ночной гостье.
.
— А что ты тут делаешь один? — поинтересовалась барышня. — Скучно небось. Пошли к нам — у нас весело!
.
Я и пошел, подхватив ее под руку. Судя по всему, ветер крепчал, палуба уходила из-под ног захмелевшей девушки.
.
В тесной каюте, расчитанной максимум на четверых, пировали восемь представительниц прекрасного пола. Вчера еще обитавшие в разных уголках великой страны, они даже не подозревали о существовании друг друга, а теперь вот, как родные сестры, делили хлеб и вино, пытаясь забыть прошлое, надеясь на лучшее будущее. Перед лицом неизвестности люди становятся сплоченнее, больше доверяют тем, кто волею судьбы оказался рядом.
.
— Ну и молодец наша Альбинка, смотрите, девки, какого мужика нам приволокла! — захлопала в ладоши пышногрудая блондинка с тяжелой косой. — Чур он будет мой!
.
— Это почему твой? — обиженно возразила ей раскосая подружка. — А если он меня захочет?
.
В каюте поднялся невообразимый гам. Полушутя-полусерьезно барышни принялись оспаривать свои права на приблудившегося мужика. Я понял, что, приняв предложение непрошенной гостьи, поступил опрометчиво — так просто, за здорово живешь мне из этого цветника не выбраться.
.
В эту самую минуту заработала судовая трансляция:
.
— Корреспонденту радиостанции «Тихий океан» срочно прибыть в радиорубку! На связи СРТМ «Сковородино».
.
— Извините, барышни, должен вас покинуть — родина зовет.
.
В каюте воцарилась тишина.
.
— Кого ты привела, Альбинка? Это же никакой не стюард! — услышал я, закрывая за собою дверь.
.
Взяв у вахтеного штурмана наши координаты и курс, я зашел в радиорубку. «Сковородино» вызвал меня на волне 2400 по радиотелефону. Слышимость была отвратительная.
.
— Привет, — сказал Антоха (так друзья называли прославленного рыбацкого капитана). Ты где? Давай координаты.
.
Я сообщил ему координаты «Ольги Садовской».
.
— Далековато, мне до вас топать часов двенадцать. Курс?
.
Я продиктовал ему направления нашего хода.
.
— Все ясно. Выходи на связь часов через восемь, что-нибудь придумаем. Кстати, вы получили штормовое предупреждение?
.
Штормовое предупреждение «Ольга Садовская», как и все суда, находившиеся в тот момент в данном районе, получила. Сюда с Филиппин и Маршалловых островов стремительно надвигался тайфун Виржилия, который на своем пути уже натворил немало бед. Но какое-то время у нас в запасе еще было, пока что шторм не превышал пяти баллов.
.
После завтрака я намертво засел в радиорубке и, как попугай, повторял в трубку радиотелефона одно и то же:
.
— «Сковородино», «Сковородино», ответьте «Ольге Садовской». «Сковородка» отвечала мне гробовым молчанием.
.
После обеда связь восстановилась. Еще раз уточнив наши координаты и курс, Антошкин пообещал прийти за мной на боте часам к девяти вечера. О чем я и сообщил капитану «Ольги Садовской».
.
Два капитана
.
Пожилой, всю жизнь проработавший на пассажирских судах, этот человек (к сожалению, за прошедшие четверть века его фамилия выветрилась из памяти) относился к рыбакам  более чем скептически. На ходовом мостике теплохода во всю его длину был развернут плакат: «Штурман, берегись рыбака!» И надо признать, что это предостережение имело под собой достаточно веские основания.
.
В водах, открытых для промыслового лова, штурман пассажирского или торгового судна, действительно, должен быть постоянно начеку. Тянущий за собой набитый уловом трал, а это 72 тонны, крошечный сейнер просто не в состоянии сманеврировать, уступить дорогу встречному-поперечному судну. То же самое можно сказать о траулере, раскинувшем свой кошельковый невод на шесть километров по периметру и «загрузивший» его 100-150 тоннами улова.
.
Опасность столкновения в этих условиях возрастает многократно. Недаром один из пунктов, или параграфов, МППСС — Международных правил предупреждения столкновения судов в море гласит: «Если имеется сомнение в отношении того, существует ли такая ситуация (опасность столкновения), то следует считать, что она существует, и действовать соответственно».
.
— А кто же придет за вами? — поинтересовался капитан теплохода.
.
— Альфред Антошкин! — гордо отрапортовал я.
.
Следует заметить, что море — это, в сущности, большая деревня, здесь все друг друга знают — или лично, или понаслышке. А фамилия моего друга в 70-е годы гремела по всему Тихоокеанскому бассейну. Это для близких друзей он был Антохой. Для всех остальных — знаменитым капитаном-промысловиком, Героем Социалистического Труда Альфредом Васильевичем Антошкиным, который уже к тому времени добился многих рекордов промыслового лова и воспитал целую плеяду славных рыбаков-судоводителей. Один из них — Володя Сысенко, в скором будущем капитан сейнера, а тогда — третий штурман на «Сковородино».
.
Имя Антошкина произвело на пассажирского капитана впечатление. Впрочем, прявилось это лишь в его кривой улыбке и вздернутых на мгновение бровях.
.
— Значит, Антошкин, — пробормотал он себе под нос. — Ну-ну...
.
Антоха, как и обещал, прикатил к нам на боте около 21 часа. Японское море уже погрузилось во мрак. Яркие бортовые огни бота напоминали летящие над поверхностью неспокойной воды звезды.
.
Вопреки моему ожиданию вместо парадного бортового трапа капитан теплохода приказал спустить с полубака веревочный штормтрап. При этом вновь пробурчал себе под нос:
.
— Антошкин? Ну-ну... Посмотрим, какие моряки на рыбкином флоте...
.
Мой друг в парадном мундире стремительно, как кот, взлетел на палубу «Ольги Садовской» по штормтрапу и почти по-военнному представился ее капитану. Старшина бота, Василий Иванович, поймал брошенный ему конец и привязался к приспущенному
кранцу. Следом за хозяином мы проследовали в надстройку, где располагались каюты класса люкс.
.
— Здесь, Альфред Васильевич, вы сможете переночевать. А теперь прошу в кают-компанию на товарищеский ужин. Я задержался и, перегнувшись через фальш-борт, крикнул старшине бота:
.
— Василий Иванович, возвращайтесь домой. Капитан заночует здесь, утром за нами придете!
.
И я увидел, как бот, отчалив от борта теплохода, умчался во тьму, оставляя за кормой белый пенный след...
.
Ну, а затем — товарищеский ужин в кают-компании. Стол был накрыт превосходно, особой похвалы удостоились тушеные в сметане грибы — те самые, которые мы со старпомом купили на корейском базаре в Корсакове.
.
После двух-трех рюмок Антоха прошептал мне на ухо:
.
— Пошли домой, ребята заждались.
.
— Куда пошли, как? Ведь я отпустил бот!
.
— Да? Ты в этом уверен?
.
Мы вышли на палубу. Бот, как собачка на привязи, терпеливо ждал нас у носового кранца.
.
Простились тепло, по-дружески. Правда, особого желания продолжить эту дружбу в обозримом будущем в глазах капитана теплохода я не заметил.
.
Спускаться в бот пришлось по тому же штормтрапу — он так и болтался за бортом в носовой части палубы. Задача не простая, если учесть пятибалльный шторм, выпитое за ужином и то, что нос круизного теплохода вздернут на высоту трехэтажного дома. Рыбацкий капитан смайнался по трапу, как по эскалатору, да и мне пригодились навыки, приобретенные двадцать лет назад, во время матросской службы на крейсере «Дзержинский»...
.
C корабля на бал
.
Тайфун, надвигавшийся в наш район из Южно-Китайского моря, заставил находившиеся в нем суда искать надежные укрытия в тихих бухтах. СРТМ «Сковородино» спрятался от урагана в бухте Отрадной на острове Шикотан.
Если вы помните, именно на этот остров теплоход «Ольга Садовская» транспортировал группу завербованных на сезонные работы девушек. Им предстояло закатывать в консервные банки сайру. «Сайровый» рыбозавод располагался на берегу другой бухты Шикотана — Крабовой. Как выяснилось, к нашему приходу девчат сюда уже завезли предостаточно.
.
— Прямо не знаю, что с ними делать! — жаловался мне позже директор рыбозавода. — Сайра в это лето не идет, хоть тресни, работы нет, жрать девкам нечего, того и гляди взбунтуются...
.
Что и говорить, ситуация складывалась критическая. Вербовщики обещали девушкам златые горы, вместо этого — 40 рублей в месяц, гарантированных при остановке производства, в островной лавке только водка, хлеб да кабачковая икра, неустроенный быт, горькое разочарование.
.
Так что в бухту Отрадная я прибыл что называется с корабля на бал. Костры на берегу, веселая музыка из динамика радиорубки, запах шашлыков, девичий смех... Экипаж СРТМ «Сковородино» радушно принимал гостей. Узнав о том, что на остров завернул траулер из Магадана, изголодавгшиеся девчата слетелись сюда, как пчелы на мед. Надежды их на этот раз оправдались: и накормили их, и напоили, и — чего греха таить! — спать уложили. Дело молодое.
.
Все это мне было понятно. Непонятно было только присутствие на этом празднике в дупель пьяного майора погранвойск. Перегнувшись через леера фальшборта, он, извините, осквернял блевотиной чистые воды тишайшей бухты.
.
— Что это за фрукт? — спросил я Антошкина.
.
— Заместитель коменданта местного погранотряда по разведке.
.
— А как он сюда попал и что здесь делает?
.
— Еще позавчера прикатил на мотоцикле — вон, видишь, в кустах замаскирован. Пьет и жрет на халяву, к девкам цепляется. Вчера вот так же блевал и уронил в воду из нагрудного кармана удостоверение офицера погранвойск КГБ СССР. Только он еще об этом не знает. Боцман выловил корочки, высушил и припрятал. Мало ли что, авось пригодятся...
А любовь Катюша сбережет?
.
Боцман как в воду смотрел. Рано утром меня разбудил истошный женский вопль. Выскочив из каюты на палубу, я увидел, как боцман, держа за грудки долговязого парня, наносит ему вполне профессиональные боксерские удары в челюсть, а два моряка гонятся за другим незнакомцем по направлению к опушке леса.
.
Выяснилось, что боцман со своей подружкой расположились отдохнуть на копнушке и в итоге порядком ее развалили. Хозяин копнушки, пришедший сюда с приятелем, при виде такого безобразия обозлился и решил наказать обидчиков с помощью бамбукового прута. Удар пришелся по груди спавшей девушки. Жестокий удар — до сих пор помню страшный кровоподтек, который обрабатывал судовой врач. Завязалась драка, одному из местных удалось скрыться с места событий, второй — тот, который бил, получил по заслугам, но тоже в итоге вырвался из рук боцмана и сбежал. Моряки привели копнушку в порядок. Казалось бы, инцидент был исчерпан. Ан нет.
.
Минут через сорок послышался рокот мотоцикла и на берегу бухты появился еще не вполне протрезвевший, но уже вполне адекватный майор погранвойск. Впоследствии выяснилось, что один из нападавших был осведомителем зама по разведке, который сообщил ему о происшедшем по спрятанному в кустах полевому телефону.
.
Майор держался сугубо официально, будто вовсе не он двое суток напролет пользовался гостеприимством экипажа рыболовного траулера. Претензии формально были обоснованы: во-первых, «Сковродино» не оформилил в комендатуре приход; во-вторых, на свежевыкрашенном боте не успели нарисовать его номер. Ну и в-третьих — избиение секретного, пусть и внештатного, сотрудника шикотанской разведслужбы.
.
Все это, конечно, была чушь собачья, но формально майор имел все основания вытащить капитана проштрафившегося судна на разборку к коменданту погранотряда. Что он и сделал. Судилище было назначено на 9 утра следующего дня.
Развязка
.
На рассвете боцман поставил сетку в зарослях водорослей и отловил с полусотни королевских креветок, которых судовой повар тут же сварил в забортной воде. В мой необъятный портфель загрузили десять бутылок водки, несколько банок растворимого кофе и красной икры производства Магаданского рыбозавода.
.
Антошкин, начальник экспедиции Коля Коваленко, третий штурман Володя Сысенко и я погрузились в бот, Василий Николаевич вывел его из бухты в океан.
.
Комендатура погранотряда располагалась в бараке на вершине невысокой сопки, к ней вела длиннющая деревянная лестница. Помню, я даже сосчитал количество ступеней, но — увы — со временем это выветрилось из памяти. Помню только, что их было значительно больше сотни.
.
В просторном, прохладном кабинете нас уже поджидали сам комендант погранотряда и три его зама. Как ни странно, комендант был в звании капитана, а все его замы — майоры. Невооруженным глазом было видно, что бравые майоры, в отличие от их начальника, страдают жестоким похмельем. Вахтеный матрос едва успевал приносить в кабинет запотевший графин с ледяной водой — майоры тут же его опустошали.
.
— Ну, майор, доложите, по какому случаю все мы тут собрались, — распорядился комендант. Невысокий, чисто выбритый, подтянутый, с живыми насмешливыми глазами, он, судя по всему, не воспринимал это сборище всерьез. Просто ему было любопытно узнать, чем в итоге кончится этот спектакль.
.
Зам по разведке сбивчиво доложил суть конфликта.
.
— То есть экипаж СРТМ «Сковородино» нарушил такие и такие параграфы Инструкции. К тому же был избит мой осведомитель.
.
— А почему вы не расскажите, за что он получил по морде? — поинтересовался Антошкин. — Бить женщину прутом — это что, тоже предусмотрено вашей инструкцией?
.
В таком вот вялом духе в течение четверти часа продолжалась бессмысленная перепалка. Наконец все это коменданту надоело.
.
— Вот что, майор. Вы заварили эту кашу, вы ее и расхлебывйте, — не повышая голоса, подытожил комендант. — А вам, товарищи рыбаки, хорошего улова и счастливого плавания.
.
И исчез, оставив своих подчиненных в состоянии некоторого остолбенения.
.
Зам по разведке попытался было продолжить дискуссию, но  коллеги его не поддержали. Антоха незаметно дернул меня за рукав — дескать, твой выход.
.
— Вот что, ребята, — встрял я в разговор. — Не хватит ли бестолку ломать копья? Со мной целый портфель водки. Может быть, завершим это недоразумение мирным путем?
.
— Только не здесь! — воскликнул шикотанский Штирлиц. — Пошли ко мне...
.
Партизанский рейд рыбацкого капитана
.
В скромном кабинетике собравшимся было тесно. Под жадные, нетерпеливые взгляды измученных простой водой офицеров я выгрузил на стол содержимое портфеля и откупорил бутылку. Наша «делегация» приняла всего по сто грамм и откланялась, сославшись на неотложные дела. Перед этим, выполняя поручение Антохи, я незаметно вызвал в коридор зама по разведке и вручил ему утерянное удостоверение.
.
— Представляешь, майор, что было бы с тобой, если бы я с соответствующими комментариями отослал эти корочки в редакцию «Советского пограничника»? — произнес я угрожающим шепетом. — Ладно, живи. Распорядись, чтобы нам немедленно оформили приход и отход. Володя, иди сюда! — позвал я третьего штурмана Сысенко, томившегося в ожидании в коридоре комендатуры. Именно в его обязанности входило оформление подобных формальностей. — Иди за майором, он поможет тебе все обстряпать без проволочек...
Скажете — блеф, шантаж? А что оставалось делать? Мы не знали, какие еще козни и каверзы припас для нас шикотанский Штирлиц. А завтра мы должны были выйти в район лова. Тайфун миновал наш район и, постепенно ослабевая, двинулся дальше на север, к Алеутским островам. Последствия его бесчинств — 9 кораблекрушений, что привело к гибели 44 человек, раскололось пополам китайское грузовое судно, правда, весь его экипаж — 46 человек — был спасен.
.
Итак, завтра в море. Но перед этим нам предстояло решить одну не терпящую отлагательства проблему. Дело в том, что флагмана нашей промысловой флотилии — плавбазу «Комсомолец Магадана» выпихнули в рейс с большим недокомплектом рыбообработчиков. А «урожай» ивасей, в отличие от сайры, выдался небывалый, рабочих рук катастрофически не хватало. А здесь, на рыбозаводе, маялись в бездельи, проклинали судьбу десятки здоровых, крепких девчат. Чем не пополнение экипажу плавбазы?
.
С этим мы — Антошкин, начальник экспедиции Коля Коваленко и, в качестве подкрепления, я, корреспондент известной радиостанции, пришли к директору рыбозавода. Он был бы рад избавиться от балласта, но как это сделать в условиях пограничного режима?
.
— Это наша проблема, — успокоил директора Альфред Васильевич. — А вы просто не в курсе дела...
.
Короче, на рассвете следующего дня СРТМ «Сковородино» двинулся в район лова с двадцатью нелегальными пассажирками на борту. На плавбазе девчат встретили с распростертыми объятиями. Уже на следующий день все пополнение приняли в комсомол и прописали по флоту. Работа закипела!
.
Не знаю, были ли эти действия руководства экспедиции в целом и капитана СРТМ «Сковородино», в частности, согласованы с Дальрыбой? Скорее всего нет, поскольку на эти согласования в бюрократической системе ушла бы уйма времени, а путина ждать не могла. Думаю, что Антоха действовал методом партизанского налета, а согласованы эти действия были задним числом. Но ведь в итоге эта партизанщина себя оправдала!
.
Забегая наперед, скажу, что большинство из этих девушек так и осталось в «Магаданрыбпроме». Многие из них постоянно прописались в столице Колымского края, вышли замуж, родили детей...
.
Ну а я, прибыв наконец на плавбазу, воцарился в своем плавучем корпункте и приступил исполнению обязанностей спецкора. Параллельно мы с Гришей Френкелем начали съемки документального телефильма. С этими съемками тоже связаны некоторые драматические события. Но об этом — как-нибудь в следующий раз.
.
С прискорбием должен сообщить, что многих из действующих лиц этой давней истории уже нет в живых. В июне 2010 года на 62-м году жизни скоропостижно скончался мой незабвенный друг, спутник многих странствий по Колыме и Чукотке, по морям и океанам, академик Международной академии телевидения и радио Григорий Френкель. В 2012 году, в возрасте 77 лет ушел из жизни знаменитый капитан Альфред Васильевич Антошкин. Когда я работал над этими воспоминаниями, печальная весть пришла из Магадана: на 71-м году жизни умер бывший секретарь парткома объединения «Магаданрыбпром», специальный корреспондент газеты «Вечерний Магадан» Анатолий Старков. Вечная вам память, дорогие друзья!
.
И все-таки...
.
Стаканов стеклянные грани
Пусть высекут искры не раз
За то, что по-прежнему ранит,
Печалит и радует нас.
Чтоб вовремя травы косили,
Чтоб крепла в любви и труде
Душа необъятной России
На Малой Курильской гряде!
5
1
Средняя оценка: 2.71707
Проголосовало: 205