На горизонте – 20-й век. Пейзажи Георгия Нисского

Часто ли мы задумываемся о том, как произведения художников влияют на наше восприятие природы? О том, что лирика образов родной природы не в малой степени сформирована настроением, переданным в пейзажах Исаака Левитана («Вечерний звон», «Тихая обитель», «Над вечным покоем») и Алексея Саврасова («Грачи прилетели»)? А образ мощного, уходящего глубоко корнями в родную землю соснового или дубового леса, освещённого ярким солнцем – разве не гармонирует с картинами Ивана Шишкина («Корабельная роща», «Утро в сосновом лесу»)? 
Нет, к сожалению, мы мало задумываемся о том, что формирует наше обобщённое восприятие родной земли, природы. Конечно, каждый имеет конкретные воспоминания о своём личном опыте «узнавания» природы, чаще всего идущие из детства. Но становясь взрослыми, мы теряем непосредственность. В формировании образа окружающего мира большую роль начинают играть произведения художественной литературы, музыки, живописи. Они воспитывают наше восприятие, они ведут нас вглубь как самопознания, так и познания мира. Но иногда это и путь к образованию «общего мнения», сужающего богатство мира, ведущего к образованию своего рода «штампов». 
Чем лучше мы знаем творчество самых разных художников, тем шире, разнообразней становится и наш внутренний мир. Большие художники (а речь мы будем вести об одном из них) не повторяют друг друга, но раскрывают новые, ранее не нашедшие выражение, образы окружающего мира. Во многом этому способствует и историческое изменение природных ландшафтов. Без сомнения, Левитан был и остаётся величайшим русским пейзажистом, но всё же это пейзажист 19-го столетия. Как писал Георгий Нисский, «вспомните поэтические, проникновенные пейзажи Левитана, его тихие заводи, омуты, аллеи, опушки – красиво. Но это история, это вчерашний день, это прошлый век. Невозможно себе представить, чтобы в пейзаже Левитана приземлился наш гигант Ту-104. Там другой дух, другое настроение, другая эпоха».

Выставка «Нисский. Горизонт», проходившая в Москве, в Институте русского реалистического искусства, позволила обогатить наше восприятие природы. Георгий Григорьевич Нисский (1903-1987) – один из известнейших в советское время пейзажистов. Репродукции его произведений печатались в изданиях с миллионными тиражами (например, в журнале «Пионер»). К сожалению, новым поколениям зрителей его имя мало о чём говорит. Причём этот факт обусловлен не художественными качествами его произведений, а предрассудками, связанными с восприятием произведений «советских» художников в новое историческое время. Несомненно, в советские годы в художественном процессе были свои перегибы. Но ведь и в то время (как и в любое иное) творили талантливые мастера, которые любили свою страну и ориентировались на опыт отечественного и мирового искусства. Их имена не стоит опрометчиво выбрасывать из истории искусства. Одним из центров, восстанавливающих доброе имя забытому наследию, стал Институт русского реалистического искусства, где и проходила выставка.
Её кураторам, опираясь на редкие архивные материалы, воспоминания художника и его современников, удалось восстановить многомерный образ личности художника. Остановимся на главном. Георгий Нисский родился в 1903 году под Гомелем в семье железнодорожного служащего. Знания об искусстве формировались у него не систематически, возможность посещать художественную школу у него появилась только после 1917 года. Узнав от знакомых о великих художниках, прежде всего русских художниках-пейзажистах, и проучившись несколько лет в Гомельской художественной студии имени Михаила Врубеля, он решил посвятить себя этой профессии. А для этого переехал в Москву. Здесь он и сформировался как человек и как художник. Годы становления пришлись на насыщенные творческими исканиями в искусстве 1920-е – 1930-е годы. Он имел возможность выбирать, каким путём следовать. И сознательно обратился к реализму. Одним из его друзей и одновременно наставников стал Александр Дейнека. Познакомились они в спортивном зале. Это были необычайно гармоничные личности – не только глубоко мыслящие художники, но и физически крепкие, красивые люди. Так, Нисский увлекался волейболом, парусным спортом (был чемпионом Москвы по парусному спорту). Живопись Дейнеки повлияла на Нисского актуальностью, своевременностью сюжетов, в частности, изображением мира, в котором всё большую роль начинала играть техника. 

В 1930-е годы начинается складываться особый стиль работы художника, «конструирующий» реальность. Несмотря на то, что он был наблюдательным человеком и много времени проводил на этюдах, окончательная идея картины могла быть «смонтирована» уникальным способом. Нисский умел брать у художников старшего поколения лучшее. В частности, у Н.К. Рериха он научился «монтажу» произведения, а также поиску лучших колористических решений, у А.А. Рылова – подходу к цвету и декоративной плоскостности. Расцвет творчества Нисского пришёлся на 1950-е – 1960-е годы. Именно в эти годы он создал работы, которые заслуженно сделали ему имя и остаются актуальными и в наши дни. Из-за болезни художник практически перестал творить в конце 1960-х, хотя прожил довольно долгую жизнь и умер в 1987 году.
«Фирменный» стиль Нисского, формирующий его систему живописного изображения, был определён не только колористическими находками, но и необычным подходом к композиции. Определяющей его творчество стала трактовка линии горизонта. На большей части картин Нисского горизонт непривычно низкий, что позволило конструировать пространство небывалого простора и монументальности. Эта особенность творческого подхода подчеркнута как в названии выставки («Нисский. Горизонт»), так и в самом оформлении экспозиционного пространства. Картины размещены так, что линия горизонта у них одна. При этом в отдельных картинах большее внимание отведено линии земли (или моря), в других – эта роль отведена небу.
Другой, не менее важной, составляющей художественного языка Нисского стало изображение транспорта, прежде всего самолётов, поездов, машин. Изображение самолёта, пусть и совсем крохотное, считалось его «фирменным» знаком. Характерна в этом отношении одна из поздних работ художника – «Над снегами» из собрания ИРРИ. 

В картине мы видим совмещение разных динамических «точек отсчёта»: пеший ход одиноко бредущего человека, скорая езда людей на лошади и стремительный полёт самолёта. Небу в работе отведена большая часть полотна, что делает смысловой акцент на самолёте, который безраздельно господствует в этом пространстве. Идея воздухоплавания – изменившая представление о движении и само наше восприятие неба («следы» пролетевшего самолета стали для нас такими же привычными, как и облака) – передана и на триптихе «Подмосковная ночь» – «Аэродром» – «Коломенское», в полном составе не выставлявшемся со времени его создания в 1961 году. Если «Аэродром» (центральное полотно) – это пространство, специально предназначенное для самолётов, и где они предстают во всей своей мощи, то в боковых картинах представлен взгляд на них со стороны: из глубины леса («Подмосковная ночь») и от Церкви Вознесения в Коломенском («Коломенское»).
В знаковых своих пейзажах художник не мог не внести (пусть косвенно) «приметы времени». Любопытен один из вариантов его картины, изображающей Церковь Покрова на Нерли. На переднем плане отчётливо выделяется автомобиль (на нём художник ездил на пленэры), на заднем – уже не так чётко отмеченная линия электропередачи. Таким образом, древность и следы современности создают единый динамичный образ. Этот подход отличен от современного, воссоздающего «аутентичность» истории (так, въезд машин на Боголюбовский луг сейчас строго запрещен, линия электропередачи недавно была убрана, а церковь по ночам получила подсветку).

Как отмечают искусствоведы, пейзажи Нисского, несмотря на то, что люди на них изображены крайне редко, выделяются тем, что они «обжиты», «измерены» человеком. Его присутствие ощущается в следах целенаправленной деятельности по преображению природы. Надо сказать, что эта деятельность носит у Нисского скорее облагораживающий (как природу, так и самого человека) характер, природа и техника уживаются гармонично. Таковы картины «Подмосковье. Февраль», «В пути», «У переезда ночью» и др. 

Минимализм художественного языка Нисского придаёт этим картинам монументальность. В них переданы величие, незыблемость природы. На этом фоне ощущается масштабность созданного человеком, не заменяющего природу, но «вписывающегося» в нее. Важную роль в творчестве художника играет образ дороги, автострады, устремлённой в огромное, но уже освоенное до тебя предыдущими поколениями, пространство.
Как Нисскому удавалось совместить на своих картинах лиризм, красоту природы и одновременно динамику, столь ярко отличающую 20-й век? Если подумать, случай этот в культуре прошлого столетия не единичен. Вспомним известные композиции тёзки Нисского Георгия Свиридова «Время вперёд» и «Метель». Они созданы в то же время, что и полотна Нисского. И в сравнении друг с другом имеют совершенно разное настроение. Но и та, и другая мелодия – это не только признанные шедевры музыкального искусства, но и выразители противоречий двадцатого столетия: романтизм ещё живёт в сердцах людей, но технический прогресс заставляет двигаться с ним в ногу.

Личность художника была необычайно цельной, далёкой от самолюбования. Несмотря на то, что он никогда не преподавал, своим доброжелательным отношением к молодым художникам, ненавязчивыми, но точными советами, Нисский (как стало это понятно сейчас), оказал влияние на многих. Кураторы выставки поставили своей целью отметить лишь наиболее важные, «бросающиеся в глаза» влияния, представив полотна художников Таира Салахова, Игоря Вулоха (Нисский помог ему поступить на художественный факультет ВГИКа, а позднее добился проведения его персональной выставки), Алёны Кирцовой, Семёна Агроскина, Павла Отдельнова.
Художник редко изображал Москву, но одной из последних его картин стала «Площадь Пушкина» 1967 года. 

Но даже на одной этой картине можно увидеть все основы метода художника: низкий горизонт и гармоничное сочетание памятника Пушкину (поэта, олицетворяющего творчество «золотого» века русской литературы) и примет века двадцатого (кинотеатра «Россия» и здания редакции газеты «Известия»). Все части полотна объединяет мерное падение снега. Это решение позволило художнику ввести природу даже в такой, исключительно «городской», ландшафт.
На полотнах живописца – практически вся Россия: от юга до Крайнего Севера и от запада до Дальнего Востока. Он объехал всю страну и не понаслышке знал её необъятные просторы. А сейчас его картины находятся в музеях многих городов бывшего Советского Союза – в Москве, Санкт-Петербурге, Астрахани, Воронеже, Нижнем Новгороде, Кирове, Гомеле, Киеве и др. Впервые собранные на выставке «Нисский. Горизонт» из 25 музеев и частных коллекций, они дают почувствовать всё величие дарования художника, расшифровать его «послание» для нас.

5
1
Средняя оценка: 2.4058
Проголосовало: 69