Соглашение Советской власти с Башкирией: как создавалась Российская Федерация

Столетие тому назад, 20 марта 1919 года Советским правительством и властями Малой Башкирии был подписан договор о вхождении ее в качестве автономной республики в состав РСФСР. В дальнейшем модифицированный текст этого соглашения стал образцом для разграничения полномочий других российских автономных республик и Москвы. 

Башкирский этнос насчитывает давнюю историю. В контексте истории российской он начал играть заметную роль с началом монголо-татарского нашествия, когда земли с башкирским населением хотя и были завоеваны монголами – но сохранили заметную автономию и местное самоуправление. 
Последнее, в принципе, сохранилось у башкир даже после включения в состав Московского царства Казанского и Сибирского ханств в 16 веке. Потом, правда, самостоятельность этого края была урезана – фактически, он был разделен между Оренбургской и Уфимской губерниями Российской империи.
Но сам башкирский народ при этом никуда не делся. Да, в общем, российские власти и не ставили перед собой задачу его принудительной ассимилляции – вроде той, что проводят ныне «незалежные» властители бандеровской Украины в попытке насильственной «украинизации» русскоязычного населения. Башкиры продолжали исповедовать свою веру (ислам), разговаривали на своем языке. 
Ну а что с образованием и наукой в дореволюционные времена там было туго – так ведь подобным образом дела обстояли и у подавляющего большинства других народов, населявших Россию. Специально развивать эти сферы центральные власти не спешили – а у местных национальных «элит» на первом месте тоже стояли приоритеты получения максимальных прибылей с бедных соотечественников, а не повышение их культурного роста. Это ж не Советская власть, в самом деле - в каждой союзной и автономной республике понастроившая школ, ВУЗов и НИИ…
Ситуация изменилась после Февральской революции 1917 года – когда местные элиты при поддержке населения решили повысить свой статус до уровня едва ли не полностью независимых властителей. Впрочем, о провозглашении полной независимости  речь, все же, не шла – лишь о широкой автономии. Правда, от полного суверенитета отличавшейся мало – Башкурдистан (такое название республике было дано Учредительным съездом 28 ноября 1917 года) имел даже свою (и довольно немаленькую – 7 полков!) армию – как говорится, со всеми вытекающими. 
Последняя на первых порах воевала в Гражданскую войну в союзе с «белыми». Что было достаточно прогнозируемо с учетом того, что руководили «Башкурдистаном», в основном, представители «февральской» буржуазной элиты, пусть и с национальным «оттенком».

*** 

Но вскоре выяснилось, что даже наличие пехоты с кавалерией, в которой служили достаточно храбрые бойцы, помогало сохранению автономии башкир лишь до поры до времени. Уже осенью 1918 года так называемое «Временное всероссийское правительство», заседавшее в Сибири, приняло решение об упразднении башкирского «ограниченного суверенитета» – как, впрочем, и других автономий на территории бывшей Российской империи. 
В ноябре того же года объявивший себя после военного переворота «верховным правителем России» адмирал Колчак стал проводить эту линию еще более жестко – вплоть до приказа ареста руководителей Башкурдистана. Которым, правда, большей частью удалось избежать этой участи.
Однако поставленные перед дилеммой: союз с «белыми», полностью отвергавшими автономный статус башкир – или с «красными», выступавших за право народов на национальное самоопределение, башкирские власти выбрали второй вариант.
Уже к середине февраля 1919 года в башкирских полках в целом были готовы перейти на сторону Советской власти. Тем более, что Башкурдистан по сути представлял собой лишь Малую Башкирию – южные и восточные районы Башкирии нынешней. А, скажем, в Уфе власть принадлежала большевикам – и представлявшем их «губерскому ревкому». Так что для достижения договоренностей ездить далеко было не надо.
Колчак, правда, запоздало стал «дергаться», обещая башкирам самоуправление по типу казачьего – но было уже поздно, «поезд уже ушел». 16 февраля на заседании башкирского правительства и командования войск автономии было принято решение об официальном переходе на сторону Советской власти с 10 часов 18 февраля.
Следующий месяц, по сути, прошел уже в «дипломатической утряске» конкретных договоренностей центральной власти Советской России – и башкирской автономии. Текст договора утверждался в различных наркоматах – и, наконец, 20 марта был утвержден в Совнаркоме в целом и Центральном Исполнительном Комитете РСФСР. 
А Башкурдистан стал  Башкирской Советской Республикой, обладавшей контролем за всеми сферами жизни образования – кроме, разве что, заводов, рудников и железных дорог, относившихся к ведению Центра. 
Кстати - первой и единственной автономией, образованной на основе договора с центральной Советской властью, при сохранении там прежнего правительства с изрядной долей «буржуазных элементов».  Остальные подобные образования обычно входили в состав Советской России просто по результатам волеизъявления их революционных властей. 
23 марта договор был опубликован в газете «Известия» - после чего эта дата и доныне считается «днем рождения» Советской Башкирии. 

***

Можно сказать сразу – первоначальная «широкая автономия» Башкирии просуществовала довольно недолго – до весны 1920 года. Формальной причиной ее «свертывания» было то, что ее руководство откровенно «заигралось в независимость» - забыв, что возглавляет все же автономную, а не полностью независимую республику. Так, местный «ревком», в который входили и представители ну однозначно не «революционного пролетариата и крестьянства» взял – да и арестовал  нескольких членов Башкирского обкома партии. 
Нет, Москва не посылала в БСР «карательные войска» или хотя бы «спецназ ВЧК» – обошлись посылкой обычной комиссии. Но по итогам ее работы автономию башкирской республики решили все же ограничить – что и было сделано Постановлением ВЦИК и СНК  РСФСР от 19 мая 1920 года. 
Кстати, именно в этом документе и появилось просуществовавшее до 1936 года название региона – Автономная Башкирская Советская Республика. После принятия новой Конституции СССР 1936 года измененное на Башкирская Автономная Советская Социалистическая Республика.
Но, понятно, что прекращение действия Соглашения от 20 марта 1919 года неизбежно произошло бы и без вышеозначенного конфликта внутри башкирской властной верхушки. И дело тут совсем не в каком-то «рецидиве имперской политики» теперь уже большевистских властей в Москве. 
Просто, ну так, на секунду – в каком государстве мира «автономные образования» имеют собственную армию?! Земли Федеративной Республики Германии? Отдельные Штаты США, реально принимающие собственные законы, во многом отличные от соседей, имеющие немалую экономическую самостоятельность? 
Да даже кантоны в Швейцарии, конфедеративного, а не федеративного государства, тоже о собственных Вооруженных силах даже не мечтают. Хотя все военнообязанные граждане (а это – почти все мужское население) и хранят армейские штурмовые винтовки у себя дома.  
Так что в 1920 году автономия Башкирии всего лишь была «приведена к мировым стандартам»  - и не более. Не всем, правда, в республике это понравилось – отмечались и восстания. Ну так тогда в те времена такое было не редкостью и в самых, что ни на есть «русских» регионах России – взять хотя бы знаменитый «Антоновский мятеж» в Тамбовской губернии.
И уж в любом случае нет оснований стенать о каком-то «большевистском вероломстве». Башкирам обещали автономию? Ну так ее никто у них и не отбирал! На территории республики строилась немыслимая по величине по стандартам дореволюционных времен сеть школ с башкирским языком обучения, высших учебных заведений. 
В советских учреждениях проводилась «коренизация» по искусственному увеличению доли «национальных кадров» в управленческих структурах. И тот же башкирский язык является по сей день столь же значимым в жизни и в официальных учреждениях, как и общегосударственный русский. 
Зато уже в 1922 году «Малая Башкирия» приобрела нынещние размеры – в ее состав были включены и большинство районов Уфимской губернии, с ее центром, ставшим столицей автономии. Так что современная Башкирия, по сути – детище именно большевиков, пусть их ныне и принято многими «ударниками капиталистического труда» именовать всякими нехорошими словами.

***

Собственно, именно «модифицированный» в 1920 году вариант отношений АБСР и центральных органов РСФСР стал образцом отношений Москвы с другими национальными автономиями в составе Советской России. Причем, как показал уже вековой опыт его применения – этот «стандарт» стал одним из наиболее удачных в мировой истории решений «национального вопроса», в других странах часто становившегося буквально «прОклятым». 
Действительно, когда местные национальные элиты имеют широкие полномочия в экономической сфере, население может отлично удовлетворять свои национально-культурные запросы – так ли уж значимо отсутствие права разместить у себя зарубежные посольства? 
Особенно если часть из них, особенно из Европы и США очень скоро начнут пытаться превратиться из дипломатических ведомств – в неофициальные центры власти для подконтрольных Западу якобы «независимых» марионеток при властных регалиях. Как это произошло, например, в «великой европейской державе» Украине – где ничего мало-мальски важного невозможно решить без «высочайшего соизволения» послов США и евро-столиц, а также представителей МВФ.
В конце концов, если амбициозному жителю национальной автономии захочется реализовать себя в самой, что ни на есть, «большой политике» – никто не мешает попытаться сделать самую головокружительную карьеру в Москве. Примеров тому – масса. 
А стремиться к «незалежности» в рамках пусть самого любимого и хорошего (но, увы, слишком малочисленного для образования мощного и действительно самостоятельного государства) народа – это, увы, путь лишь к его неизбежному закабалению и ограблению «благословенным Западом». Пусть и под убаюкивающий «гипноз» о якобы достигнутой «свободе и независимости». 
В этом смысле федеративное устройство России – почти идеальный компромисс между стремлением малых народов сохранить свою самобытность  и обеспечить себе оптимальные условия для жизни в качестве граждан могучей державы. А начало этой модели было положено в марте 1919 года при подписании Соглашения центральной власти РСФСР с Башкирией. 

5
1
Средняя оценка: 2.625
Проголосовало: 8