Как первые Герои Советского Союза прославили свою страну

20 апреля Указом ЦИК СССР звание Героя Советского Союза было присвоено семи полярным летчикам, эвакуировавшим с дрейфовавшей льдины экипаж затонувшего парохода «Челюскин». И это было не просто чествование их подвига – сам подвиг во многом стал «знаковым» и для советских людей, и для зарубежных стран, как лучшая характеристика нашей страны.

Сам легендарный пароход начал свое путешествие по Северному морскому пути еще в августе 1933 года – но вскоре был затерт льдами, и лишившись винта, буквально «вмерз» в окружающую ледяную стихию. 13 февраля 1934 года, практически «на пике» суровой полярной зимы, льды пришли в движение – и пробили борт корабля, вследствие чего он и ушел на дно на расстоянии больше 100 км от берегов Чукотки. 
Впрочем, берег Северного Ледовитого океана в тех безлюдных местах сам по себе не гарантировал никакой безопасности людям, даже если бы тем и удалось до него добраться. Разве что под ногами у них был бы не лед над океанской пучиной – а твердая почва. Но все остальное – жуткий мороз, полярная ночь, метели, отсутствие подвоза топлива и продовольствия – продолжало бы оставаться столь же актуальным.
Потому от самоубийственного похода по дрейфующим льдам, да еще полярной ночью, «челюскинцы» отказались. Тем более, что настоящих опытных «полярников» среди них было не так уж и много – остальные были обычными моряками, учеными, среди них было немало и женщин, даже одна недавно родившаяся девочка Карина. 
К тому же к возможной гибели корабля его экипаж подготовился – на лед успели выгрузить не только топливо и провиант, но даже доски и кирпичи для строительства кой-какого жилья. Не капитального, конечно, вроде бараков – но все ж лучше в мороз порой под минус 50-60 градусов, чем хлипкие палатки. 
Но все же, хотя прожить в лагере на дрейфующей льдине участникам экспедиции и можно было минимально сносно – но это, однозначно, был не выход. Спасение могло заключаться лишь в эвакуации «на большую землю». А до ближайшего чукотского становища Ванкарем от лагеря «челюскинцев» было около 160 км.

***

Сейчас такое расстояние многим покажется «чепуховым». В самом деле – что там мудрить? Установил координаты (лучше всего, по GPS), послал туда вертолет – и все то делов.
Но вся беда была в том, что в то время такой техники (тех же вертолетов, например) просто не было. Да и навигация со связью в Арктике, в условиях постоянных «магнитных бурь», близости Северного Полюса, препаршивейшего качества тогдашних радиостанций оставляла желать очень намного лучшего. 
Достаточно сказать, что даже спустя 3 года, при высадке на дрейфующую льдину вблизи полюса экспедиции «папанинцев», один из самолетов, с большей частью экспедиционных припасов, сначала просто не мог найти во время полета место высадки основной группы. Отчего и был вынужден сесть, грубо говоря, где попало. 
А потом его навигатор, позже – заслуженный штурман СССР Валентин Аккуратов, во-первых, сутками не мог установить радиосвязь. А, во-вторых – те же несколько суток «ломал голову», как проложить курс к базовому лагерю. В условиях, когда компас вблизи полюса просто «сходит с ума» - а астрономические вычисления координат обладают точностью плюс-минус сотню километров.
Так и в случае с «челюскинцами» – первому обнаружившему их летчику, Анатолию Ляпидевскому (кстати, он чуть позже и стал «Героем №1») удалось достичь успеха лишь на 28-м (!) по счету вылете! При том, что лагерь с проживающими в нем 104-мя «пленниками льдов» был, как говорится, «не иголкой» – а занимал немалую площадь. Да и люди готовы были подать сигнал той же дымовой шашкой - как только услышали бы немалый шум от двигателя приближающегося самолета.
Так что организовывать наземную спасательную экспедицию в таких условиях было бы довольно безнадежным мероприятием. Из-за чего штаб операции в Москве принял решение вывозить «челюскинцев» самолетами.

***

Впрочем, наверное, немаловажным обстоятельством был и международный резонанс. С одной стороны, в те времена на исследователей Арктики во всех развитых странах смотрели приблизительно так, как на космонавтов. 
Причем, не как сейчас - когда космическая романтика почти сошла на нет, не выдержав неравного боя с мещанско-потребительскими настроениями. В силу которых очередная «фича» в новой модели вожделенного «айфона» значит для «среднестатистической публики» куда больше, чем сообщение о том, что космическому зонду удалось сфотографировать кольца Сатурна. 
А как еще несколько десятилетий ранее – когда на улицы, где проезжали герои освоения космоса в открытых лимузинах, без всякого принуждения собирались многодесятитысячные толпы людей, с энтузиазмом чествуя их радостными криками и бросаемыми живыми цветами. 
И, например, когда в 1928 году дирижабль «Италия» по командой генерала Умберто Нобиле, возвращаясь с Северного Полюса, потерпел аварию в полярных льдах - для спасения выживших выделили корабли, самолеты и людей многие страны, не исключая и СССР. Это ведь был, помимо прочего, и вопрос престижа – причем, рядовые граждане-налогоплательщики только приветствовали такую вроде бы «бесполезную трату бюджетных денег».
И челюскинская эпопея тоже стала отличным поводом доказать, что Советская страна заботится о своих гражданах, попавших в опасную ситуацию. Собственно, советскому народу это особо доказывать было и не надо – а вот иностранцам такие доказательства были бы не лишними. А то в тамошней прессе (впрочем, как и сейчас – к России) по отношению к СССР больше фигурировали враждебные мифы и «страшилки».
Заодно Союзу не помешало бы развеять и очень долгоживущий западный миф о «советской технической отсталости». Ну, все тоже, что, к примеру, в американском блокбастере «Армагеддон» – где чудом выживший на космической станции «Мир» российский космонавт ходит в шапке-ушанке – и проводит постоянный ремонт своего корабля с помощью гаечного ключа устрашающих размеров.
Так что спасение «челюскинцев» с помощью самой современной на тот момент техники, самолетов, было не только наиболее рациональным выбором способа операции – но и очень неплохим положительным «пиаром» уровня советской техники. Тем более, что большая часть спасательных самолетов была отечественного производства – хотя, что греха таить, среди них были машины и иностранных заводов.

***

Но, кроме «пиара» чисто «технического» и «технологического» в завершении челюскинской эпопеи был не менее важен и другой -  «духовный» компонент. Большевиков (и тогда, и, особенно теперь - со стороны и либералов, и монархистов) – непрестанно обвиняют в «богоборчестве», «жестокости», «негуманности». 
Но ведь гибель даже больше сотни, с точки зрения голого рационализма, не так уж и незаменимых «челюскинцев» мало-мальски непоправимого ущерба СССР бы не принесла. Ни экономического – ни даже пропагандистского, ведь на тот момент вся пресса находилась под контролем партии, о трагедии во льдах бы просто никто не узнал.
Но руководство Союза поступило по-другому. По сути, в духе и евангельской максимы о том, что «нет больше той любви на свете, как если кто положит душу свою за други своя» - и исконно-российского «сам погибай – а товарища выручай!». Звания то Героя летчики-спасатели получили не зря – каждый их вылет на дрейфующую льдину, посадка на импровизированный «аэродром» с сомнительной очисткой от «торосов» был связан с риском для жизни, а, значит, являлся настоящим подвигом. 
И не зря очень скоро дети Страны Советов стали играть в «челюскинцев». С малых лет воспитывая в себе должное для людей в полном смысле этого слова отношение к своим ближним – и готовность, если понадобится,  для их спасения пожертвовать и собой. 
Вот так и получилось, что первыми Героями Советского Союза стали 7 летчиков – Водопьянов, Доронин, Каманин, Леваневский, Ляпидевский, Молоков, Слепнев – не за военный, а за «мирный» подвиг. Не просто трудовые свершения, пусть и «ударные», за что позже стало присваиваться звание Героя Социалистического труда - но и не за уничтожение врагов нашей Родины, чем обычно и занимаются военные, не исключая авиаторов. 

***

Но именно это обстоятельство дополнительно и поспособствовало росту авторитета - и Страны Советов в целом, и ее Героев. Конечно, в годы Великой Отечественной, когда часть «заклятых друзей» СССР с Запада вынужденно сотрудничали с нами в борьбе против общего врага, Гитлера -  наши герои-воины тоже вызывали, как минимум, среди рядовых англичан и американцев чувство восхищения. 
Но, пожалуй, стань первыми Героями Советского Союза, скажем, наши бойцы и командиры, сражавшиеся в Испании, на Халхин-Голе, на озере Хасан – однозначно антисоветская на то время западная пресса наверняка отнеслась бы и к их подвигам, и к их званию совсем по-другому. 
А вот после спасения «челюскинцев» этой публике, как говорится, «крыть было нечем» – почетное звание летчики получили за участие в самой, что ни на есть, «гуманитарной операции». В рамках, так сказать, «общечеловеческих ценностей» - которыми так любят спекулировать доморощенные либералы и их зарубежные покровители, желающие поражения России.  
Так что даже однозначно ненавидевшим первое пролетарское государство в мире представителям западных элит пришлось тогда сдержать в подконтрольных СМИ свою злобу – и вместе с простыми гражданами своих стран рукоплескать героизму советских людей. 
Известный английский драматург Бернард Шоу тогда, например, не без восхищения, пусть и с юмором, воскликнул: ««Что вы за страна!.. Полярную трагедию вы превратили в национальное торжество!»
А британская газета «Дейли Геральд» писала: «Последние люди и даже собаки сняты со льдины. Эта эпопея является одной из величайших среди тех героических эпопей, которыми так богата история арктических исследований».

***

За последующие десятилетия Звание Героя Советского Союза было присвоено 12 777 советским гражданам. Большая часть, конечно – за военные подвиги, в годы Великой Отечественной войны. Летчики Покрышкин и Кожедуб, сбившие больше 60 вражеских самолетов каждый, получили по 3 «Золотых звезды», знаменитый «маршал Победы» Георгий Константинович Жуков – четыре. 
Правда, столько же имел и «почетный бровеносец» «дорогой Леонид Ильич», на старости пристрастившийся к орденским украшениям – но это, разумеется, не умаляет статуса высокой награды, дававшейся в остальных случаях за реальные подвиги.
Кстати последним это звание получил – и тоже за «мирный» подвиг, многодневное пребывание в условиях глубины в 500 метров военный водолаз и ученый, капитан третьего ранга Советского Военно-Морского Флота Леонид Михайлович Солодков. Случилось это 24 декабря 1991 года – уже после уничтожения СССР авантюристами, собравшимися в «Беловежской баньке».
Впрочем, уже 20 марта 1992 года вместо самой почетной советской награды была учреждена аналогичная российская – звание Героя России. На данный момент им награждено 1102 человека. Но это уже другая история…
А пока еще раз вспомним имена первых Героев героической страны – летчиков Водопьянова, Доронина, Каманина, Леваневского, Ляпидевского, Молокова, Слепнева – и их подвиг по спасению попавших в беду полярников.  

5
1
Средняя оценка: 2.875
Проголосовало: 8