Коммунистический субботник: пропаганда – или самопожертвование?

Столетие тому назад, 12 апреля 1919 года в Москве состоялся первый в СССР коммунистический субботник. Что это было – навязанный «сверху» аврал под красивыми лозунгами? Или же проявление прекрасных качеств человеческой души, существовавших и существующих в лучших представителях обществ самых разных формаций?

Событие это произошло на станции Москва-Сортировочная Московско-Казанской железной дороги. Работавшие там 15 рабочих коммунистов решили после, как сказали бы сейчас, «наступления уик-энда», конца рабочей недели, идти не на заслуженный отдых до понедельника – но остаться после смены для продолжения работы «на общественных началах», без претензий на оплату. 
До утра ими было отремонтировано 3 паровоза – после чего состоялось импровизированное партийное собрание. На котором утомленные энтузиасты за чаем обсудили положение на фронтах Гражданской войны, спели «Интернационал» и, наконец, разошлись по домам.
Возможно, их трудовой подвиг так и остался бы неизвестным – если бы не протокол их вышеупомянутого собрания, отправленный в силу обязательной партийной дисциплины, в райком. Благодаря этому весть о рабочей инициативе, названной чуть позже в одноименной работе Ленина «Великим почином», стала широко известной – и популярной.
На всякий случай, стоит заметить, что даже самые оголтелые очернители «преступной большевистской власти» не рискуют обвинять самый первый субботник в «организованности сверху». Это действительно был почин самих рабочих – коммунистов. 
Они искренне верили в правильность и возможность коммунистического труда – на благо не жиреющих «эксплуататоров», не себя любимого, а всего общества. Потому и поддерживали социалистическую революцию «не за страх – а за совесть». И, заодно показывали окружающим «обывателям», что по-настоящему верят в то – за что борются. 
А личный пример – это совсем не абстрактные рассуждения, и даже не самые изощренные ораторские приемы.
Как писал в своем стихотворении «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» современник тех событий, известный советский поэт Владимир Маяковский, правда, немного по другому случаю (героической гибели советского дипломатического курьера):

В коммунизм из книжки
                     верят средне.
"Мало ли,
         что можно
                  в книжке намолоть!"
А такое -
         оживит внезапно "бредни"
и покажет
         коммунизма
                   естество и плоть.   

Собственно, как минимум до начала 30-х годов, по признанию «сквозь стиснутые зубы» даже тех же вышеупомянутых «борцов с тоталитаризмом», субботники оставались уделом в первую очередь именно «революционного авангарда» советского общества – коммунистов и комсомольцев. Хотя, конечно, в них могли (и участвовали!) и «сочувствующие» граждане из числа беспартийных.  
Правда, есть сведения, что в части партийных и комсомольских организациях к «коммунистическому труду» отдельных участников привлекали, так сказать, «добровольно-принудительно», под страхом исключения из ВКП(б) и ВЛКСМ. 
Ну так, по большому счету, тогда в партию и комсомол никто никого насильно не загонял. Что-то не нравилось – клади членский билет на стол и до свиданья. А если уж пришел в «боевой авангард рабочего класса» – так будь добр и соответствовать этой авангардной роли. В том числе - и в плане иллюстрации окружающим «обывателям» того, что коммунистический труд, добровольный, а не по принуждению, вполне возможен.

***

Вообще, наши современники, особенно из числа молодежи, в силу «юношеского максимализма и переоценки ценностей» старшего поколения, часто склонной к недоверчивости и даже цинизму, не всегда могут понять – ну как это, человек может действительно добровольно работать, ничего за это не получая?! Да нет – что-то здесь не то, наверное, речь все-таки идет о банальной «принудиловке», лишь прикрытой красивыми лозунгами.
Не будем греха таить – такая «принудиловка» действительно имела и даже продолжает иметь место – как в последние десятилетия СССР, так и в современной России. Но, все же, способность людей к бескорыстной помощи – это не «исключение», а тем более, не некая «патология» – но лишь проявление лучших качеств человеческой души.
Это ведь только кажется, что в нашей жизни, особенно современной, все стимулируется о определяется только деньгами – и способами их заработать. Но какие деньги за свой самоотверженный труд, бессонные ночи, получает любая женщина – становящаяся мамой? Она ведь не одну субботу в году имеет «сверхурочную, неоплачиваемую работу» (которая, кстати, в случае выполнения нанятой няней имеет вполне определенные и достаточно высокие «ставки») – а годы и десятилетия, если не всю жизнь…
Да, в общем, и любая «благотворительность», бескорыстный подарок со стороны любого человека – за ним ведь тоже стоит необходимость поработать. Нюанс разве что в том, что в такой ситуации формально работа «благотворителя» оплачивается – но затем он дарит эти деньги (или купленный за них подарок) другому человеку. 
Ну а любой героизм – что на войне, что в мирной жизни? Можно ведь и воевать, и работать «спустя рукава». А можно – и закрывать своим телом амбразуру вражеского дзота, как Александр Матросов или идти на таран, как Николай Гастелло. И даже на самой, казалось бы, мирной работе можно ее просто «просиживать от звонка до звонка» – а можно на ней «гореть», не получая за это никаких финансовых «бонусов», или же имея их чисто символически.
И в коллективной работе в традициях братских славянских народов были примеры практически бескорыстного труда. Например – «толока», для быстрой постройки избы для молодой семьи, деревенского храма, моста или другого здания – куда добровольно приходило все мужское населения села, не получая за свою помощь денег. Разве что – нехитрый обед.

***

Можно, правда, в духе более изящно действующих «антисоветчиков» обвинять во всем Советскую власть – одновременно лицемерно стеная по поводу «безжалостно эксплуатируемого ею рабочего энтузиазма». Ну так, даже исходя из голого рационализма и прагматики – именно Советская власть дала пролетариату, как минимум, 8-часовой рабочий день. 
А при прежних хозяевах-капиталистах он составлял порой до 10-12 часов. То есть, «субботники», сверхурочная «работа на износ» наблюдались не несколько раз в году от силы – а практически каждый рабочий день! 
Ведь и инициатива коммунистов «Москвы-Сортировочной» недаром была организована в ночь с субботы на воскресенье – чтобы в выходной день работавшие сверхурочно люди могли отдохнуть. В конце концов, и во время «веселых встреч» Нового Года большинство россиян засыпают лишь под утро – а пресловутые «новогодние каникулы» действуют далеко не для всех, многим уже 2-го января приходится идти на работу.
Удивительно ли, что рабочие, освобожденные революцией от прежней «потогонной системы», защищали эту революцию от врагов всех мастей – и готовы были жертвовать для этого не только своим личным временем, но даже и жизнью, добровольно уходя воевать в отряды Красной армии?   

***

Так что сама по себе инициатива с «субботниками» была хорошей – да по той ситуации, напряженного противостояния с врагами революции на фронтах Гражданской войны, и реально необходимой.  Другое дело, что позже ее действительно в немалой степени «опошлили».
Ведь и правда – между «подвигом» и «принудиловкой» лежит такая вроде бы малозаметная для многих (но от того все равно непреодолимая) грань – как добровольность. Если она присутствует – мы чествуем подвижников, как героев. А если добровольности нет  - речь идет лишь о рациональном выборе между «меньшим из зол», но отнюдь не о каком-то благородстве души.
Действительно, в более поздние годы СССР, когда на коммунистические субботники приглашались (а если говорить честно – сгонялись) уже не только коммунисты и комсомольцы. Тем более, что в ряды последних к 70-80-м годам новых членов тоже принимали уже «автоматически», по достижению 14 лет. 
Но - практически все граждане, работающие в той или иной организации или на предприятии - под высказанными или не высказанными намеками «оргвыводов» в случае несогласия. И о какой добровольности в этом случае могла идти речь?! 
Скорее уж – о компрометации действительно высокой идеи бескорыстного труда на благо всего общества. И, увы, сопутствующей компрометации и всей коммунистической идеи в целом. Ведь если сейчас, для имитации «формирования нового человека» (существенного момента для триединого условия построения коммунизма, по «классикам») используется, пусть мягкое, но принуждение – насколько же жизнеспособна эта идея при системном к ней подходе?
А еще, не секрет ведь, что возможность привлечения сотрудников к бесплатному и часто непрофильному труду использовался нерадивой администрацией лишь для того, чтобы хоть как-то исправить огрехи своей собственной профнепригодности. 
Например, дворники и прочий «хозяйственный персонал» целый год не наводил должного порядка на территории – а потому к «наведению марафета» в «субботник» привлекались учащиеся, студенты, рабочие, служащие, врачи, учителя. Нередко уже даже не во внеурочное время, ту же субботу – но просто вместо основной работы, за счет выполнения основных служебных обязанностей. 
По большому счету, такую практику правильнее было бы назвать, используя меткое выражение советских писателей-сатириков Ильфа и Петрова, «головотяпством со взломом». Но, «под соусом» «продолжения великого почина» такое «головотяпство» сходило подобным горе-руководителям с рук.

***

И уж полным «оксюмороном» (совмещением несовместимого) выглядят нередкие попытки возрождения традиции «субботников» (правда – уже не коммунистических, сам термин которой вызывает у нынешних элит «аллергию») в настоящее время. Для той же уборки территории – дворов, улиц, целых городских кварталов, например.
Ну, правда, как «коммунистический труд» возможен в условиях либерал-рыночного строя, который в принципе отвергает бескорыстие, как идею? 
То есть, на деле, конечно, попытки добиться от трудящихся такого «бескорыстия» как раз предпринимаются э-э-э, «организаторами производства» (на «староязе» – эксплуататорами) сплошь и рядом. Например, ожиданием от офисных сотрудников работы с 9 утра до 8 вечера, не считая регулярно объявляемых «авралов» в случае якобы «производственной необходимости». С оплатой сверхурочной работы отнюдь не по двойной ставке, как положено по КзоТу, а то и вообще без вознаграждения.
Только какое отношение имеют такие возмутительные ситуации к коммунизму вообще – и коммунистическому труду в частности? При коммунистической формации существование «эффективных менеджеров» и «ооганизаторов производства» с доходами, превышающими таковые у работников в десятки тысяч раз в принципе не предусмотрено. А упомянутые сверхдоходы идут не на шикарные особняки в Великобритании, роскошные яхты и лимузины – но на пользу всех рядовых членов общества. Что, в общем, и наблюдалось в советскую эпоху – несмотря на некоторое имущественное расслоение, впрочем, не идущее ни в какое сравнение с нынешним.
Так что попытки организации «субботников» при капитализме – это просто бессовестная эксплуатация коммунистической идеи в целом – и занятых в таких мероприятиях трудящихся, в частности. 
Но, конечно же, попытки извращения высокой идеи коммунистического труда ничуть не умаляют значения ее существования. Ярким проявлением чего и стал Первый Коммунистический субботник, состоявшийся в Москве столетие назад…

Похожие публикации

.

Как Горбачев «сдал» Западу Восточную Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как большевики освободили крестьян от средневекового рабства

Юрий НОСОВСКИЙ