Союзное государство России и Белоруссии: декларация или реальность?

2 апреля отмечаются сразу несколько дат, связанных с образованием межгосударственного союза наших, без преувеличения, братских стран. Но даты-то есть, а вот если ли сам Союз, в реальности, а не «на бумаге»? И есть ли надежда, что ситуация когда-нибудь улучшится?..

Первой «второапрельской» вехой в этом направлении стал 1996 год – когда президенты России и Белоруссии, Ельцин и Лукашенко, достигли договоренности о создании Союзного государства двух стран. Спустя год, в тот же день, главами двух держав был официально подписан соответствующий Договор. С тех пор 2 апреля и отмечается как День единения народов Белоруссии и России. 
Спору нет – сам факт единения двух, без кавычек, братских народов вызывает радость. Но последняя омрачается тем, что степень этого единения в экономической, юридической, да и политической сферах тоже, скажем так, не очень заметна. Хотя, конечно же, действительно однозначно выше – чем у России с другими республиками бывшего СССР.
С одной стороны, «оптимисты» могут удовлетвориться и этим. Действительно, по степени реальной интеграции Союзное государство, в целом, напоминает Евросоюз. Тоже самое единое экономическое и таможенное пространство, свободное передвижения трудовых ресурсов, согласование части вопросов внешней и внутренней политики. Наконец, принятие важнейших решений по принципу консенсуса – как в Евросовете, состоящего из лидеров отдельных стран Европы.
Ну а что время от времени между официальной Москвой и Минском «пробегает черная кошка» – как в отношении цены на российский газ и нефть? Так, скажем, в той же «благословенно-единой» Европе трения между членами, пожалуй, бывают и побольше. 
Сейчас вон, накануне прекращения безвозмездной и безвозвратной помощи со стороны бюджета ЕС (фактически – Германии) на немецких политиков стали «прыгать» лидеры Польши, высказывая обиды за период вплоть до начала Второй Мировой войны Гитлером. «Особое мнение» есть по многим вопросам и у Венгрии, Италии, а уж происходящий на наших глазах «брекзит» Великобритании из Евросоюза говорит сам за себя.

***

Так, может, и нам в России стоит успокоиться – и перестать переживать по поводу очередных обид «бацьки» в отношении «небратской политики Москвы»? Ну и самим закрыть глаза на его «особое мнение» по поводу признания российским Крыма? Не просто «заигрывание» с путчистами, захватившими власть на Украине – но и поставки туда «львиной» доли дешевых ГСМ для военной техники карателей на Донбассе; многие другие подобные «скользкие» моменты? 
Особенно же – на все более лояльное отношение к «защитникам исторической белорусской государственности». Коей местные «свидомиты» на жалованье западных хозяев почему-то упорно именуют период многовекового пребывания белорусских земель под властью сначала Великого княжества Литовского, а затем – Речи Посполитой. 
Можно, конечно, и относиться к таким «художествам» вроде бы дружественного политического режима «помягше». Но все равно возникает какое-то недоумение, сожаление. Хотя бы потому, что нам есть с чем сравнивать Союз нынешний – и тот Союз, Советских Социалистических Республик, который определял существенную часть мировой политики на протяжении больше 70 лет. 
Собственно, именно благодаря остаткам этого влияния с Россией (да и с Белоруссией тоже) лидеры «золотого миллиарда» продолжают разговаривать, ведут переговоры. А не «решают проблему кардинально» - в духе «гуманитарных бомбардировок» теперь уже бывшей страны под названием Югославия.
По большому счету, именно такая ностальгия по «прежнему» Союзу и лежала в основе образования Союза России и Белоруссии. Даже «главный могильщик СССР», вечно пьяный «царь Борис», похоронивший великое государство в Беловежской баньке, не мог просто так отмахнуться от популярности идеи великой страны. Особенно в 1996 год, год выборов президента России, когда начальный рейтинг Борис Николаича составлял где-то около 8%. 
Вот и решил он произвести больше пропагандистскую попытку «реабилитироваться» перед соотечественниками. Дескать, глядите – вот вам новый Союз, с единой валютой, границами, правительством, парламентом – только уже «демократический». Так что не идите за Зюганова, лидера КПРФ, голосовать – я тоже «великий государственник» и «интегратор постсоветского пространства».

***

Нет сомнений, что белорусский народ в большинстве своем тоже воспринял идею «скорого восстановления Союза» с воодушевлением. Во-первых, еще в годы «катастройки» записные советские либералы с плохо скрываемым оттенком презрения называли Белоруссию «Вандеей перестройки». Намекая на роль этого реального исторического департамента революционной Франции (с которой они ассоциировали свое разрушительное движение) в борьбе против тогдашних парижских «путчистов», свергнувших и казнивших короля. 
А, во-вторых, после устроенной Егором Гайдаром и его последователями  в союзных республиках «шоковой терапии» (или как тогда мрачно шутили - «шока без терапии») реально поддерживать «рыночные реформы» и «распад проклятого совка» могла разве что кучка разной криминальной гнуси, рванувшая к власти и деньгам. Ну или нанятые этой публикой «акулы пера» и прочие «либеральные деятели».
Да и, вообще, наличие в той или иной республике хотя бы минимально патриотической (а не «компрадорской», ориентированной на внешних хозяев) элиты - практически «автоматически» подразумевало заинтересованность последней в сохранении хозяйственных связей с Россией, крупного тамошнего рынка сбыта, возможных льгот по ценам на энергоносители и т.д. А ведь Александр Григорьевич Лукашенко не просто не «компрадор» – а настоящий патриот своей земли, крепкий хозяйственник еще советской «закалки».
Так что договор о создании Союзного государства был подписан при однозначном обоюдном согласии и элит, и остального населения и России – и Белоруссии. Но дальше, как видим, дело не пошло. Во всяком случае – дальше уже упоминавшегося выше сотрудничества в таможенной, частично – военной сферах, общем рынке труда и кое в чем еще. А больше – никак не получается.

***

Причины неудач последних 20 с лишним десятилетий российско-белорусского сотрудничества называются самые разные. Чаще всего – нежелание «бацьки» поступиться бОльшей частью национального суверенитета, более объективные наблюдатели упоминают и о точно таком же нежелании со стороны уже российских элит. Например – в плане пожелания Минска перейти на единую валюту, отличную от нынешнего и российского, и белорусского рубля – на что не соглашается Москва.
Другие отмечают, что полноценная интеграция даже экономического законодательства при нынешнем положении вещей вряд ли возможна в принципе, поскольку российская экономика перешла на рыночные рельсы практически полностью, а белорусская – все еще находится, как минимум, «одной ногой в советской эпохе». 
И во все еще «плановом» хозяйстве, работе больше «на склад», а не на реального потребителя. И в принадлежности большинства крупных предприятий лишь государству – и в искусственном сохранении занятости в ущерб эффективности производства.
Так что, в этом плане, например, российская оппозиция в лице, как минимум, лидера КПРФ Зюганова, склонна больше сочувствовать «социалистическому руководству Белоруссии», которое пытаются «дожать» российские олигархи.
Но, все же, сводить главный «камень преткновения» образования реального Союзного государства лишь к реальной разнице экономических систем в двух наших странах будет не совсем правильно. Потому что и в советскую эпоху были примеры, скажем так, не очень дружественных (и даже совсем не дружественных) отношений и между социалистическими государствами тоже.
Например, вполне себе социалистическая Румыния имела «особое мнение» по многим вопросам и Варшавского договора, и Совета экономической взаимопомощи, интегрировавшего экономики стран «советского блока». Еще более «особое мнение» имела Югославия – впрочем, «доигравшаяся» с ним после распада СССР до натовских бомбардировок. 
А уж пример Китая, с которым в конце 60-х дошло даже до вооруженного конфликта на острове Даманский, китайско-вьетнамская война конца 70-х годов – говорят сами за себя, в плане того, что одинаковость экономического строя отнюдь не автоматически приводит и к дружественным отношениям. А, тем более – к надгосударственным «надстройкам» или даже к образованию единого государства.

***

Вообще, как кажется, с многими жителями бывшего СССР, что в России, что в Белоруссии, сыграло «злую шутку» не полное понимание государственного устройства Советского Союза. Который постоянно подавался государственной пропагандой в качестве именно «союза равноправных республик-сестер». Да еще в противовес с «Российской империей – тюрьмой народов», что, вообще-то, является полным нонсенсом.
Соответственно, сейчас даже симпатизирующие идее единой страны россияне и белорусы никак не могут понять – а почему же ничего серьезного никак не получается с Союзным государством? А потому и склонны искать виноватых, выявлять признаки чьей-либо «злой воли».
Рискну заметить – как это не печально, но межгосударственный российско-белорусский союз в его текущем виде так и обречен оставаться больше «декларацией», в лучшем случае – неким подобием ЕС.
Потому что и реальный Союз Советских Социалистических Республик на деле строился слегка на других принципах, чем их изучали в школах и ВУЗах. Для начала – РСФСР имела Верховный Совет и его Президиум, Совет Министров. Но не имела собственной республиканской Коммунистической Партии! «Руководящей и направляющей силы общества» – как это было записано в 6-й статье Советской Конституции.
Ныне широко известен ответ «коммуниста №2» в руководстве еще сталинского СССР, Вячеслава Молотова, на наивный вопрос своего маленького внука: «Почему в России нет своей Компартии?» Именитый дедушка ответил малышу предельно честно: «Потому что в этом случае не будет Советского Союза».
Конечно, о реальной «дискриминации» и РСФСР, и российских коммунистов речь не шла. Они действительно были главной составной частью «руководящей и направляющей» – просто действовали через союзную компартию, КПСС, в целом. А уж в ее руководящие органы, ЦК, Политбюро, входили и представители Компартий союзных республик. Через это бравшие участие в управление всем СССР в целом – но одновременно и будучи подконтрольны и своим товарищам из союзного Центра.
Так что в случае, если у них на местах «что-то шло не так» – любой местный Первый секретарь ЦК республиканской компартии либо «шел на повышение» в Москву, обычно на ничего не решающую должность – либо просто «на заслуженный отдых». Это после 1953 года – при Иосифе Виссарионовиче «за недостатки в работе» можно было схлопотать и «высшую меру».
Ну а потом, когда при Горбачеве российские коммунисты «заигрались в демократию», и таки добились создание отдельной от КПСС КПРФ – как раз и начался «обратный отсчет» распада «шестой части суши». Беловежье – это просто его финал, начало было на год с лишним раньше. Когда Верховный Совет РСФСР, при участии и коммунистов тоже, принял «Декларацию о суверенитете» и постановил, что республиканские законы в РСФСР имеют приоритет над общесоюзными…

***

В общем, тогда начался классический «кризис верхов» – признак «революционной ситуации» по Владимиру Ильичу Ленину. Но в Советской Союзе единые «верхи» до этого, как минимум, были. В Союзном же государстве России и Белоруссии их как не было – так и нет. В смысле – именно единых, а не разделенных по каким-то признакам и интересам.
И дело опять же не только в «разнице социально-экономических систем» России и Белоруссии. Она, как раз, между нашими странами куда меньше, чем в сравнении, скажем, с Украиной. Где по-прежнему правит бал дикий олигархический капитализм образца «лихих 90-х», ориентированный на «благословенный Запад» – разве что слегка «припудренный».
А так, между белорусским «почти социализмом» и российским «государственно-монополистическим капитализмом», где государство, через госкорпорации и якобы «независимых» (а на деле – находящихся «коротком поводке» Кремля) олигархов контролирует процентов так 70% крупных российских предприятий, разница не такая уж критическая. И заключающаяся разве что в приоритетах распределения получаемых доходов (которые, действительно, в Белоруссии больше соответствуют принципам социальной справедливости) – а не в собственности на средства производства, как основе для формирования политической власти. 
Но вот по настоящему единой российско-белорусской элиты – как не было, так и нет. Соответственно, нет и по настоящему единой политики во всех стратегических сферах.

***

А ведь последняя присутствует практически во всех федеративных государствах и реально действующих межгосударственных союзах. США формально представляет собой союз отдельных независимых государств, штатов – но на деле вопрос с их настоящей независимостью был закрыт еще по итогам Гражданской войны 1861-65 годов. 
Отдельные европейские страны имеют национального суверенитета побольше, чем американские штаты – но, однако ж, по главным направлениям выступают единым фронтом. Хотя формально каждая из них и имеет право на «особое мнение» - и право вето в Евросовете. 
Но вот, например, санкции против России продлеваются уже 5 лет подряд – несмотря на постоянные голоса то из Италии, то из Венгрии, что их необходимо отменить. Но как-то не отменяют – когда доходит до голосования. Видимо, понимание необходимости «действовать единой командой», даже если отдельным членам что-то не нравится, все же превалирует.
А «идеальной демократической конфедерацией» сейчас является разве что … Босния и Герцеговина! То есть, полностью искусственное образование, созданное под колоссальным давлением ЕС и США, с помощью длительных натовских бомбардировок – лишь бы не нарушить «идею фикс» некоторых европейских политиков относительно «нерушимости границ в Европе».
Вот в этой так называемой «единой стране» национальные общины мусульман, хорватов и сербов пользуются абсолютным равноправием – и правом вето на общегосударственные решения, которые не нравятся той или иной общине. Соответственно, вот уже больше 20 лет политика этого «несостоявшегося государства» живо напоминает иллюстрацию крыловской басни о Лебеде, Раке и Щуке…

***

Но в Боснии разные общины имеют хотя бы сравнимую численность, экономический и военный потенциал. Ну а какое сравнение может быть между ВВП России и Белоруссии, относящееся как 22 к одному? 146 миллионами россиян – и меньше 10-ю миллионами белорусов? 
Братские отношения – это, конечно, хорошо. Но, вообще-то, в любой уважающей себя «акционерной компании» степень влиятельности каждого акционера определяется долей акций, находящихся в его владении. Хотя, конечно, «миноритарии» часто и защищаются уставами таких компаний – как, например, нормой о «блокирующем пакете» акций, обычно намного меньше 50%. Но не в 7 же белорусских «процентов» в совокупном производстве Союзного Государства, в конце концов…
В едином государстве должна быть единая элита – это можно считать аксиомой. Как бы она не называлась – то ли династией «Рюриковичей» или «Романовых» в Московском царстве и Российской империи, то ли мощной и объединенной КПСС во времена СССР – но без нее все «посыплется». Или – вообще не образуется. 
Как создать эту элиту – вопрос другой. Но пока в Союзном Государстве России и Белоруссии она не появится – перспективы этого объединения остаются, увы, очень туманными. Пусть появление такого реального Союза и однозначно отвечает стратегическим интересам и белорусов – и россиян.

Похожие публикации

.

Кризис в Молдавии: неприятие олигархов объединило Запад и Россию

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Торжество наглости: как Запад отметил годовщину высадки союзников

Наталия ЯНКОВА
.

Что означает снос в Харькове памятника маршалу Жукову

Пётр МАСЛЮЖЕНКО