Украина, томос и Православие

Великий пост перед Пасхой самый продолжительный и строгий, когда даже горячая пища разрешена не каждый день. Постясь, верующие обращаются к Богу, чтобы дал силы очистить помыслы от греховных мирских соблазнов и помог обрести душевный покой. 

Пасху в этом году православные отмечают 28 апреля. Это будет воскресный день, а накануне правится особая служба в храме Воскресения Христова в Иерусалиме. Иерусалимский патриарх и армянский архимандрит горячо молятся в Кувуклии (часовне) перед Гробом Господним. И свершается великое чудо — на каменную плиту гробницы сходит Благодатный огонь (Святой Свет). Он тихо струится, напоминая о воскрешении Иисуса Христа на 3 день после распятия.

От Благодатного огня патриарх зажигает 33 свечи, по числу лет, прожитых Иисусом Христом среди людей. Огонь быстро распространяется по храму под всеобщее ликование верующих. Первое время он не обжигает, им омывают лицо и руки, веруя, что Святой Свет —  символ вечной жизни. В этом суть большого церковного праздника Пасхи. 

Люди верят, если Благодатный огонь не появится, наступят дни, предвещающие скорый конец света, предсказанный ещё Иоанном Богословом в Апокалипсисе — одной из книг Нового Завета. 

Схождение Благодатного огня происходит уже много веков. Христианская Русь издревле знала об этом чуде. В начале 12 века выходец из черниговской земли игумен Даниил ходил паломником в Иерусалим и написал «Житье и хоженье Данила, Русьскыя земли игумена», где рассказал о таинстве Благодатного огня. 

Пасха — самый светлый, радостный праздник православных. В церкви поётся тропарь «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех Живот даровав». Ранним утром даже неверующие спешат в церковь, чтобы освятить пасху и крашеные яйца. Совсем не подозревая, что этот древний обряд в память о Иисусе Христе, его страданиях на Кресте и крови, пролитой за грехи человеческие. 

Ранним утром на улицах многолюдно. В предрассветном сумраке мерцают огоньки в лампадках. Это самые расторопные уже освятили свои пасхи, куличи и крашеные яйца и спешат с корзинками домой, чтобы разговеться — вкусить скоромной пищи. За пасхальным столом нужно обязательно съесть кусочек пасхи, а дети любят «цокнуться» крашенками.  Довольно смеются, если треснула скорлупа чужого яйца, и огорчённо вздыхают, когда разбилось своё. И тогда новая попытка «одолеть» чужую крашенку. Весёлое пасхальное развлечение, запомнившееся ещё с детства.

Не все православные истово говеют, о неверующих уж и говорить нечего. Понимая это, церковники говорят, что мясная и молочная пища в пост — грех не смертельный. Самое главное в эти дни — не скорбеть душой и не питать злобных чувств к своим ближним. 

Недаром Пасха празднуется весной, когда просыпается природа. Большой православный праздник — это символ обновления жизни, неизбывной людской надежды, что на своём жизненном пути человек должен меняться в лучшую сторону. Такую веру дал людям Иисус Христос, когда после распятия на Кресте воскрес на третий день, а через 40 дней пребывания на Земле вознёсся к Отцу своему Небесному. 

«Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, единому безгрешному... Всегда благословяще Господа, поем воскресение Его: распятие бо претерпев, смертию смерть разруши». 

***

Благодатный огонь из храма Воскресения Христова в Иерусалиме разойдётся по всем православным странам. Все годы на Украину его доставляли представители Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП). Хочется верить, что так будет и в этом году. Хотя поводов для сомнения предостаточно.

И тут немного истории. Когда в 1991 году Украина стала суверенным государством,   украинские националисты стали мечтать о создании своей Поместной автокефальной церкви. Мотивируя это тем, что независимое государство должно иметь свою независимую церковь. Якобы УПЦ МП несамостоятельная в принятии своих решений и находится в финансовой зависимости от агрессивной Русской православной церкви. 

Киевская митрополия вошла в состав Русской православной церкви (РПЦ) в 1686 году. Но это молитвенное единение всегда было добровольное, а не по принуждению. Например, первый черниговский архиепископ Лазарь Баранович (1616-1693) ходатайствовал в Москве перед Синодом РПЦ о вхождении Черниговской епархии в состав Русской православной церкви отдельно от Киевской митрополии. О какой агрессии московской церкви тут можно говорить? 

В новое время на Архиерейском соборе РПЦ, созванном в конце октября 1990 года, было принято решение о предоставлении Украинскому экзархату Русской православной церкви полной самостоятельности. С этого времени экзархат стал называться Украинской православной церковью (УПЦ), её признали все Поместные автокефальные церкви. Русскую и Украинскую православные церкви связывает ныне только духовное единство. 

Лукавое утверждение украинских радикалов, что УПЦ, признанная всем православным светом, находится под влиянием «враждебной Москвы», было рассчитано на далёких от церковной жизни людей и «ура-патриотов», готовых выпрыгнуть из шаровар ради украинской идеи. Так сталось ещё задолго до событий 2014 года, когда Крым стал российским, а на Донбассе началась война. Это привело к религиозному расколу. А ведь статья 35 Конституции Украины гласит, что церковь отделена от государства. 

Первый президент Украины Леонид Кравчук и иже с ним инициировали в 1992 году создание  Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП). Возглавил её патриарх Филарет (Денисенко), возглавлявший до этого УПЦ МП и ничего не имеющий против Русской православной церкви. Но когда Архиерейским собор РПЦ отлучил его от сана и предал анафеме за прегрешения перед Церковью и верующими, он вдруг заявил, что украинское православие нужно спасать от враждебной украинскому государству РПЦ. Однако вышла осечка.

Такую Церковь во главе с таким патриархом православный свет не признал и продолжал евхаристическое общение с канонической УПЦ МП. Патриарх Филарет смириться с таким статусом УПЦ КП не смог и при полной поддержке украинской власти продолжил свою раскольническую деятельность, всячески шельмуя каноническую УПЦ. 

Третий президент Украины Виктор Ющенко попытался заручиться поддержкой константинопольского патриарха Варфоломея, чтобы тот признал УПЦ КП. Однако Варфоломей не рискнул признать украинских раскольников, видимо, опасаясь серьёзных разногласий с другими Поместными автокефальными церквами. Вопрос остался открытым.

Травля канонической УПЦ МП продолжалась. На Западной Украине радикалы захватывали храмы, а власти на местах делали вид, что ничего особого не происходит. Нет, чтобы раскольникам строить свои приходы! Например, за годы независимости Черниговская епархия УПЦ МП построила только в Чернигове 6 новых храмов. А Киевский патриархат не возвёл ни одного, власти отдали ему три старые церкви.

При президенте Петре Порошенко раскол украинского православия получил неожиданное разрешение. Петру Порошенко удалось сделать то, чего не смог сделать Виктор Ющенко. Константинопольский патриарх Варфоломей решился признать украинских раскольников.

Существует мнение, что Варфоломей уступил давлению американцев. Збигневу Бжезинскому приписывают фразу, что Православие представляет угрозу США. Говорил он так или нет, это дело третье, но санкционное давление США на Россию ныне беспрецедентное. Политическое и экономическое. Православие тоже попало в сферу американских интересов. И между прочим, уже давно, но об этом чуть позже.

Здорово подыграл американцам украинский президент Пётр Порошенко! Он сумел уговорить константинопольского патриарха Варфоломея дать украинским непризнанным церквам автокефалию. Часть клириков УПЦ КП и УАПЦ после объединительного собора в Киеве (декабрь 2018 года) создали новую церковную структуру, которая стала именоваться Православной церковью Украины (ПЦУ). Каноническая УПЦ МП в этом соборе участия не принимала, считая его незаконным с точки зрения православных канонов.

Предстоятелем новой поместной Церкви избрали Епифания, человека из близкого окружения патриарха Филарета. Престарелому патриарху пришлось проглотить эту горькую «пилюлю», ведь он сам был не прочь возглавить ПЦУ, но пришлось остаться во главе УПЦ КП. Слишком уж он одиозная личность. Патриарх Варфоломей понимал, что отлучённого от церкви Филарета православный мир не воспримет. 

Через месяц в Стамбуле патриарх Варфоломей подписал томос (грамоту) об автокефалии ПЦУ. Украинский политикум и сторонники неканонических церквей ликовали. Однако радовались они рано. С ПЦУ вышла неувязка. Томос не дал ей полной самостоятельности, на которую так рассчитывал президент Порошенко. Попав под юрисдикцию Константинопольского патриархата, ПЦУ оказалась самостоятельной только в пределах Украины. По вопросу всех своих внутренних разногласий клирики ПЦУ должны обращаться в Фанар (район Стамбула, где проживает константинопольский патриарх). Он стал главой ПЦУ, только с его разрешения могут создаваться зарубежные приходы новой украинской церкви. Это лишь часть усечённых прав ПЦУ, опубликованных в томосе. 

Иногда можно найти совсем неожиданные исторические параллели. Очень уж созвучны фамилии Порошенко и Дорошенко, а имена у этих личностей совсем уж одинаковые. Гетман Правобережной Украины Пётр Дорошенко (1627-1698) принял турецкое подданство, а часть украинских земель передал туркам. В конечном итоге это ничем хорошим для него не закончилось. Он оказался в России, долго жил в Вятке, похоронен был в своём имении под Москвой.

Украинский президент Пётр Порошенко тоже обратил свой взор к Турции, нашёл свою землю обетованную в Стамбуле, когда затеял своё сомнительное предприятие с томосом. Сегодня уже очевидно, что больших дивидендов перед выборами президента Украины это  ему не принесло, хотя свой рейтинг он сумел нарастить. Ведь попал же во второй тур президентской гонки на Украине. 

А вот украинскому православию он нанёс большой вред. Да разве только ему? Сговор     Петра Порошенко с патриархом Варфоломеем острым ножом прошёлся по телу Вселенского Православия. 

Все 15 Поместных автокефальных церквей признавать ПЦУ не торопятся, понимая, что это негативно отразится на Православии. Легитимным они считают предстоятеля УПЦ МП митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия. Так считает, например, Православная церковь в Америке. Собор польских епископов подчеркнул, что ПЦУ может быть самостоятельной только «на основе догматических и канонических норм всей Православной церкви, а не группы раскольников». 

Всё же после решения патриарха Варфоломея дать ПЦУ томос, церковные умы пришли в смятение. Некоторые грузинские епископы высказались в поддержку ПЦУ. Мнение это частное и не отражает официальную позицию Грузинской православной церкви, однако... На Афоне, где 20 православных монастырей, тоже далеко не всё так однозначно. Но пока ПЦУ там не признают. Настоятель Ватопедского монастыря архимандрит Ефрем сказал, что «мы на святой горе Афон очень скорбим из-за украинского раскола, который совершил Филарет... Те, кто ушел в раскол, должны понять, что находятся вне лона Церкви»

В решении Вселенского патриарха Варфоломея дать автокефалию ПЦУ, игнорируя мнение канонической УПЦ МП, больше политики, когда враждебное отношение к Русской православной церкви затмевает молитвенное стояние с ней. Вполне логично, что РПЦ разорвала своё каноническое общение с Константинопольским патриархатом, имя патриарха Варфоломея прекратили поминать во время богослужений. В российских СМИ появились критические статьи, что Варфоломей турецкий подданный и служил в турецкой армии. 

Такая критика просто беззубая. С тех пор, как под ударами турок пала Византия (1453), константинопольским патриархом мог стать только турецкий подданный. Так что ничего удивительного в этом нет, всё в соответствии с турецким законодательством. Разве те, кто  критикует Варфоломея, не знали этого? Думается, что хорошо знали, просто говорить об этом раньше считалось политически нецелесообразным. Теперь язвить по этому поводу уже поздно. Проехали!

Вселенская Церковь оказалась очень консервативной в соблюдении православных обычаев и традиций. После падения Византии вряд ли следовало оставлять Константинопольский патриархат в мусульманской стране. Нет православной страны — нет православного патриархата! 

Почему нельзя было оставить память о Константинополе, допустим, только в церковных богослужениях? Или почему константинопольским патриархом, пусть даже формально, нельзя было поставить грека со Святой Горы? Все монастыри на Афоне относятся к Константинопольскому патриархату ещё с 1312 года. 

А тут смиренно согласились, что константинопольским патриархом обязательно должен быть турок. Да ещё наградили турецкого подданного почётным титулом «первый среди равных», уравняв его в правах с патриархами древних православных Церквей. И вряд ли послужит оправданием, что на территории Турции осталась православная святыня — Софийский собор. Османы всё равно переделали его в стамбульскую мечеть. Правда, сейчас здесь музей, но пошли разговоры, что снова будет мечеть.

Такое непродуманное в своё время решение оказалось миной замедленного действия. Через 5 с лишним веков она рванула, заставила православный мир замереть в растерянности: признавать или не признавать ПЦУ? А в это время на Украине растёт напряжённость между сторонниками канонической УПЦ Московского патриархата и приверженцами неканонических украинских Церквей.

Это подтвердил доклад Управления верховного комиссара ООН по правам человека, в нём прозвучало, что получение автокефалии ПЦУ значительно обострило «напряженность между православными общинами в Украине».

Есть ли в решении патриарха Варфоломея признать ПЦУ истинная вера или здесь больше политики? На протяжении всех веков после падения Византии константинопольским патриархом становился турецкий подданный. Практику эту нарушили в 1949 году американцы, когда протолкнули на константинопольский патриарший стол своего ставленника Афинагора — гражданина США, яростного противника СССР. 

Турция промолчала. США после Второй мировой войны стали гегемонами в мире. Штатам противостоял Советский Союз, но он был коммунистическим. А коммунизм на Западе не воспринимали, с ним вели идеологическую борьбу на всех фронтах. Православие тоже попало в орбиту этой борьбы. Совсем недаром Бжезинский говорил, что Православие — враг США.

И вот по прошествии многих лет на Фанаре появился новый ненавистник России и Русской церкви. Или таким патриарх Варфоломей стал под давлением США? В любом случае влияние Русской православной церкви на Украине поколеблено. А как будет дальше идти на Украине православная жизнь, как будут чувствовать себя православные канонической УПЦ МП, и признают ли ПЦУ другие Поместные автокефальные церкви, покажет время. 

***

А если посмотреть на проблему новой украинской церкви взглядом обывателя? Вот как украинцы — верующие и неверующие — отнеслись к созданию ПЦУ? Ответ напрашивается весьма пессимистичный. 

Люди, мало сведущие в церковной жизни, но искренне убеждённые, что суверенная Украина должна иметь свою независимую церковь, восприняли ПЦУ и дарованный ей константинопольским патриархом томос удовлетворённо. Как была создана новая церковная структура, их это совсем не интересует. Самый веский аргумент таких, что Бог один, и какая разница в какую церковь ходить? Тем более, если раскольничья церковь рядом с домом. Что такое «благодать», где она есть, а где её нет, такие люди не понимают. Для патриотично настроенных украинцев главное, что ПЦУ стала независимой от влияния Москвы. 

Многие вдруг радостно заговорили (запели с чужого голоса), что РПЦ не имеет томоса, а новая украинская церковь его получила. Им совсем невдомёк, что Поместные церкви стали получать такую грамоту только в 19 веке. Все древние православные Церкви создавались решением Соборов в Константинополе. РПЦ была признана автокефальной на таком Соборе в 1593 году. 

Нельзя сказать, что Пётр Порошенко не знал, что делал, когда загорелся идеей создать на Украине Церковь, независимую от РПЦ. Это чисто политическое решение имеет прецедент в украинской истории. Ещё в 1596 году киевский митрополит Михаил Рогоза с группой своих единомышленников принял решение о создании Украинской греко-католической церкви (Брестская уния). Часть церковных общин Киевской митрополии вышли из состава Константинопольского патриархата. Греко-католики приняли католические догматы, признали главой своей церкви Папу Римского, но сохранили православную церковную службу. 

Брестская уния — это детище католической Польши. Предоставив клирикам греко-католической церкви ряд льгот, поляки надеялись, что смогут удержать под своей властью православных на украинских землях. Однако не всё пошло гладко. Многие священники отказывались переходить в униатскую церковь, народ их поддерживал. Киевляне вообще отказались признавать унию. Монахи Киево-Печерского монастыря восстали против неё с оружием. 

Поляки загоняли людей в новую церковь силой. Порой доходило до смертоубийства. Православные братства в Киеве, Львове, других украинских городах на первых порах выступали против унии. «Шумим, братец, шумим», но пошумели и успокоились. Польские преференции украинским священнослужителям и магнатам, принявшим сторону униатской церкви, сделали своё дело. 

Прошли века, всё давно позабылось. Ныне греко-католическая церковь, прижившаяся первоначально на Западной Украине, чувствует себя уютно по всей стране. Возвела свои храмы в Киеве, других украинских городах, где прежде униатов не воспринимали. И если спросить греко-католиков о своей вере, они будут истово её отстаивать. Время решило все споры. 

Думается, что такой подход был у украинских политиков, когда они пошли на создание ПЦУ. Народ пошумит и успокоится, а церковь останется. А пока радикалы отжимают у Московского патриархата приходы (отжали уже 60). Прихожане УПЦ МП держатся, но долго ли ещё это будет продолжаться? 

И вот тут опять об американцах, их нажиме на православных патриархов Поместных автокефальных церквей. Вполне вероятно, что следующим церковным иерархом, которого они будут склонять, чтобы признал ПЦУ, а фактически, выступил против РПЦ, будет патриарх Иерусалимской православной церкви Феофил III. 

Почему так? Если американцы сумеют его «обработать», он признает ПЦУ и в канун Пасхи допустит её священников в храм Вознесения Христова в Иерусалиме. Это будет иметь необратимые последствия для всего православного мира, не говоря уже об Украине. Если этого не произойдёт в этом году, вполне может случиться в следующем.

Благодатный огонь сойдёт на раскольников, они доставят его на Украину. И тут уже можно ставить точку на всех дебатах. Народ Украины воспримет это как знак, что перед Богом все Церкви равны. «Я же говорил, что Бог один!». А шум вокруг признания или непризнания ПЦУ — это от лукавого, не что иное, как политиканство. Большинство людей далеки от политики, они просто будут ходить в новую украинскую церковь, которую, по их разумению, признал Бог. 

И если Украина действительно демократическое государство, УПЦ Московского патриархата останется, хотя потеряет своё былое влияние среди верующих. Православные уже сами решат, в какой церкви им лучше молиться. Постепенно раскол в украинском Православии сойдёт на нет. Собственно, на это и рассчитывают украинские политики во главе с президентом Петром Порошенко. А томос — это только средство добиться желаемого.

5
1
Средняя оценка: 3.16667
Проголосовало: 12